Творческий путь Александра Иванова. Часть 10 - История искусства - История. События и люди. - Каталог статей - Персональный сайт
nik191 Суббота, 10.12.2016, 11:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1989]
История искусства [167]
История науки и техники [184]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » Статьи » История. События и люди. » История искусства

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 10

     

     

    Статья из журнала "Аполлон" № 6-7 за 1916 год.

    Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

     

     

    ТВОРЧЕСКІЙ ПУТЬ АЛЕКСАНДРА ИВАНОВА

    Часть 10


    Н. Машковцев

    (Начало)

     

    IX


    Трактовка человеческой фигуры является самой существенной чертой египетской живописи. Египетский художник распластывал человека в его наибольших плоскостях. Голова всегда повернута в профиль, грудь в фас, и ноги снова в профиль. Фигуры, иначе изображенныя, встречаются не часто. Черты лица в таком повороте отливаются в чистом контуре, движения достигают максимума силы и выразительности. Вся фигура человека, изображенная таким образом, сама служит как бы символом движения, живой силы, наполняющей человеческое тело.

    Нам неизвестно, чем вызван этот прием в Египте, но это не должно помешать признанию за ним важных живописных достоинств. Распластанныя фигуры, лишенныя какого-либо намека на ракурсы, являют максимум формальнаго движения человеческой фигуры. Их пластика спокойна, в них нет той напряженности движения, которую дает ракурс. Мастерство размещения фигур на плоскости было доведено в Египте до весьма высокаго совершенства. Эта истинно монументальная живопись заботилась не столько об изысканности, сколько о длительности движения. Немногим формам движения подчинял египетский художник многочисленныя фигуры. Чаще всего движение повторяется рядом фигур и противопоставляется другому. Этим достигается большая сила контраста фигур и ясность впечатления.

     

    Александр Иванов. Пляска перед золотым тельцом
    (Румянцевский музей)


    И если с этой точки зрения взглянуть на "Пляску перед золотым тельцом", то пляшущия фигуры уже не покажутся только экзотикой, но найдут себе оправдание, как глубокая стилистическая необходимость. Ритмически объединенныя движения пляшущих противопоставлены обрамляющему их хаосу. Они являются центром, и этот центр привлекает к себе внимание. Отметим, что два ряда танцующих создают в эскизе архитектоническия плоскости, не паралельныя однако плоскости самой картины. Этот сдвиг ослабляет орнаментальныя задания (неизбежныя при введении архитектонических плоскостей) и делает возможной большую свободу движений в обрамляющих группах.


    Александр Иванов. Библейские эскизы "Избиение Захарии".
    (Румянцевский музей)

     

    Следующие примеры подвергают величайшему сомнению общераспространенный взгляд на Иванова, как на правовернаго реалиста. Рисунок, изображающий "Избиение Захарии", является поразительным примером претворения художником опыта древняго искусства. Несложность эскиза облегчит нам стилистический анализ.

    Композиция с поразительным совершенством передает все оттенки библейскаго текста. Таким образом, внешняя ситуация вполне реалистична, но едва ли кто-нибудь будет утверждать, что реалистичны позы и движения священников, избивающих Захарию. Так же трудно оспаривать зависимость этих удивительных поворотов от образцов египетскаго искусства. Однако и здесь этим последним Иванов следовал не вполне. Лица трех священников, стоящих справа, изображены в фас, и только два слева более или менее приближаются к требованиям египетскаго канона. И здесь нет, конечно, педантическаго распластывания, что было бы в условиях современной живописи невыносимым диссонансом, но в фигурах выражен могучий динамизм, и проявлен элемент единства, почти ритмический, что является удивительно тонкой и вместе чисто живописной передачей "заговора", о котором упоминает Библия.

    В группировке избивающих и Захарии мы снова встречаемся с приемом контраста. Выражения воли, силы и согласия противопоставленных сраженному Захарии выявлены с предельной полнотой и ясностью. Размещение фигур связано здесь с архитектурой, причем в организации пространства важнейшую роль играют тень, падающая от четырехграннаго столба слева, и фигуры священников, размещенных в форме разогнутаго Z. Главенствующая средняя линия этого Z дает плоскость, паралельную плоскости самой картины.


    Александр Иванов. Библейские эскизы "Сон Иосифа"
    (Румянцевский музей)


    В так называемом "Сне Иосифа" иначе отразилось влияние египетскаго искусства. В нем нет ни одной частности, которая указывала бы на прямую зависимость. И если бы композиционные приемы "Сна" были исключением, и случайностью были те повороты, которые придал художник фигурам в этом эскизе, то едва ли было бы возможно говорить с определенностью об источнике этой стилистической особенности. Но сравнение библейских эскизов между собою убеждает в том, что приемы композиции "Сна" являются общими для всех работ Иванова, начиная с конца сороковых годов.

    Неглубокое пространство эскиза заполнено тремя фигурами. Явилась возможность разместить их почти в одной плоскости, причем по смыслу сюжета оне разделились: Иосиф—в левой половине эскиза, Мария и ангел—в правой. Поза Иосифа замечательна. Он сидит, сильно согнувшись, на своем ложе; его грудь повернута сколь возможно к зрителю, и опущенная голова обращена в профиль. В предварительном наброске этого эскиза фронтальность позы Иосифа выражена несравненно слабее. Неизмеримо меньшая психологическая выразительность и столь же несомненно меньшая ясность форм дают возможность утверждать, что этот набросок действительно является предварительным и что фронтальность фигуры Иосифа была для Иванова сознательной задачей.

    Опущенныя руки Иосифа выражают покорность, и этот жест безволия удивительно контрактует с простертой над его головой рукой ангела. Движение руки ангела несказанно мягко, сдержанно и в то же время исполнено необыкновенной силы. Руки ангела и Марии дают богатую игру линий, ожерелье, перебивающее плавно струящияся складки одежд. Эта тихая речь жестов подчеркнута повторенной на тени рукой ангела, сосредотачивающей напряжение композиции. Фигуры развернуты вправо и влево от центра. Лицо ангела обращено в профиль, грудь повернута под острым углом к плоскости картины, ступни ног намечены в профиль, параллельно нижнему краю картины.

    Голова Марии не в профиль, но в повороте ближайшем к профилю, зато еще более повернута в профиль грудь, нога же повторяет положение ноги ангела. Тень фигуры ангела, очертания его руки и руки Марии, спокойная линия головы и плеча, повторенная по иному в фигуре Марии, дают впечатление ритма, почти мистериальнаго. Учителями этой ритмичности были вероятно все те же египетские образцы. Переводя трупы на плоскость, египетские художники давали примеры чисто орнаментальной красоты в повторяющихся линиях. Фигуры, объединенныя общим мотивом движения, были часто связаны и общим контуром. В "Сне Иосифа" огромная фигура ангела только выдвинута из-за Марии, и прочно сохранена линия, охватывающая слитную массу фигур. Несомненен отзвук орнаментальнаго трактования фигуры и в согбенном положении Иосифа.


     

    Александр Иванов. Библейский эскиз. "Ангел возвещает женам о Воскресении"
    (Румянцевский музей)


    Таково же по существу построение следующаго эскиза—"Ангел возвещает женам о Воскресении Христовом". Только художник, познавший всю силу лапидарной выразительности профиля, мог дать голове ангела столь смелый поворот. И здесь так же прочен контакт между группами, и в основу двучастнаго деления композиции положен тот же принцип контраста. Композиция, как и в большинстве малофигурных эскизов, развернута вправо и влево от центра.       
    Вариацию этого приема дает эскиз "Апостолы берут ослицу". Отступление от реалистической трактовки движений, столь существенное для стиля эскизов, здесь проявлено еще боле выпукло. Движения, реалистически непонятныя, обусловлены стилистическим строем. Очевидно намерение художника привести первопланныя фигуры возможно ближе к плоскости эскиза.

    Сравнение фигуры Христа из картины "Явление Христа Марии Магдалине" с Христом из позднейшаго эскиза на ту же тему дает возможность конкретнее уяснить этот элемент новаго стиля Иванова. Помимо одеяния, самая существенная разница в повороте ног. Иванов тридцатых и даже, сороковых годов не знал такого движения.    

    В сложных композициях фронтальное развертывание фигур применяется художником к центральным персонажам. Развернутыя фигуры, благодаря соответствию плоскости самой картины, дают прочную опору глазу. Таковы ангел и один из пастухов в эскизе "Ангел является пастухам", таковы позы изгоняемых из храма, таков Иоанн Креститель из позднейшаго "Явления Христа народу". Но этому сопутствуют и другие приемы и прежде всего новая трактовка толпы. Индивидуальныя особенности подчинены общему, как бы хоровому началу, индивидуальныя детали растворены в ритмически однородных линиях. Такова група апостолов в "Явлении Христа народу",  но исключительной силы этот прием достигает в эскизе, названном в каталоге Румянцевскаго музея "Шествием пророков".
    Иногда художник разбивает толпу, выделяя индивидуальныя фигуры, и эти случаи особенно, любопытны для наблюдения приемов компоновки.

     

    Александр Иванов. Библейский эскиз. -"Св. жены и апостолы смотрят на Голгофу"
    (Румянцевский музей)


    В эскизе "Смотрят на Голгофу" в узком слое пространства, огражденнаго стеной, паралельной плоскости эскиза, размещены семнадцать фигур, разделенных на две группы воротами, наполовину открытыми. Маленькая група слева дает наростание одного по существу движения. Движение фигур правой группы несравненно сложнее. Цепь из восьми стоящих фигур связана нарастающим движением. Два крайних конца этой цепи являются полюсами отношений к тому, что происходит за оградой. Поза женщины в темном плаще выражает сильное, но раздвоенное движение, внутреннюю борьбу между стремлением взглянуть за ограду и ужасом пред тем, что она там увидит. Движение следующей фигуры является отзвуком первой. Третья служит переходом к четырем остальным. Стоящий внизу расспрашивает смотрящих за ограду.
    Подчеркнуты спокойныя, удобныя позы этих последних. Наконец внизу, сбившись в тесную группу, сидят на земле пять апостолов, а поодаль лежит еще один, может быть Петр. Так в ритмической смене движений выявлены человеческие темпераменты, в их, изстари знакомых, простых формах. Композиция развертывается вправо и влево от полуоткрытых ворот. В промежуток видна толпа, над которой возвышаются три креста. Горизонтальныя линии второго плана паралельны первопланным.

    Не менее ясна зависимость строя композиции от архитектуры в эскизе "Лазарь, восстани!" Прямоугольная выемка перед пещерой, резко показанная падающей тенью, определяет в пространстве тот слой, в котором размещены фигуры. Камень, отваленный от входа в пещеру, связывает многолюдную группу слева с фигурой Лазаря, выходящаго из пещеры. Гробовой камень помогает выделить группу Христа и двух женщин. Отметим фронтальный поворот и необычайный рост Христа, настолько хорошо введенный в общий комплекс эскиза, что эта особенность не режет глаза в эскизе, кажущемся столь реалистическим.


    Александр Иванов. Библейские эскизы "Сбор манны в пустыне"
    (Румянцевский музей)


    Так же фронтально развернуты наиболее выработанныя фигуры в едва намеченном наброске "Сбор манны", создающем впечатление какого-то радостнаго вихря. Несмотря на незаконченность наброска, пространство и здесь разграничено. Первопланныя фигуры образуют колышащийся хоровод, и этим безостановочным движением наполнено все пространство эскиза.

     

    Александр Иванов. Библейский эскиз.-"Торжество примирения"
    (Румянцевский музей)

     

    Может быть самым совершенным в смысле согласованности отдельных частей и подчиненности всех деталей композиционному плану является "Всеобщее примирение". Фронтальная фигура в центре во втором ряду связывает два больших треугольника, сходящихся острыми углами. Центральная фигура, как бы посредствующая между ними, пластически выражает идею примирения, движение убывает по направлению от центра и возрастает в то же время пластическая значительность фигур.

    Как известно, все эскизы художник предполагал соединить в отдельные, взаимно обособленные, циклы; но рассматривать их в этой связи не представляется возможным, ибо сам он не считал, по-видимому, их форму окончательно найденной, о чем свидетельствуют наброски в схемах расположения росписей, сильно отличающиеся от разработанных эскизов. Есть все основания думать, что художник искал еще большаго подчинения эскизов тем началам монументальной живописи, которыя мы отметили в предшествующем анализе. Но в этих схемах есть драгоценная деталь, доселе, кажется, еще никем не отмеченная.

    В цикле "Поклонение волхвов" введены отдельныя коленопреклоненныя фигуры, и в продолговатых прямоугольниках набросаны идущия фигуры. Несмотря на схематичность этих рисунков, одна их сторона не оставляет никакого сомнения. Преклоненныя фигуры не имеют за собою ничего, кроме фона, а идущия распластаны на плоскости. Таким образом в них наиболее чисто выражена фронтальность, и может быть в замысле художника оне служат рамой для свободных, пространственно, эскизов. Очевидно, эти дополнения к эскизам должны были участвовать в каждом цикле и, может быть, давать картину библейской жизни, на фоне которой кристаллизовались евангельския события.

     

     

    Продолжение будетъ

     

    Еще по теме:

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 1

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 2

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 3

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 4

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 5

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 6

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 7

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 8

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 9

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 10

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 11

     

     

    Категория: История искусства | Добавил: nik191 (04.11.2016)
    Просмотров: 44 | Теги: Иванов, творчество | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank


    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный хостинг uCoz