Творческий путь Александра Иванова. Часть 9 - История искусства - История. События и люди. - Каталог статей - Персональный сайт
nik191 Суббота, 03.12.2016, 12:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1984]
История искусства [167]
История науки и техники [184]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » Статьи » История. События и люди. » История искусства

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 9

     

     

    Статья из журнала "Аполлон" № 6-7 за 1916 год.

    Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

     

     

    ТВОРЧЕСКІЙ ПУТЬ АЛЕКСАНДРА ИВАНОВА

    Часть 9


    Н. Машковцев

    (Начало)

     

    VIII


    Пространственный стиль эскизов определенно намечается в "Празднике".



    Без этого связующаго звена был бы совершенно непонятен переход от аморфности "Явления Мессии" к совершенной архитектонике эскизов. Но кроме "Праздника", есть и еще одна промежуточная стадия. В массе рисунков на библейския темы ясно различимы две манеры.

    Рисунки, исполненные в первой манере—это именно те хронологическия илюстрации, которым не нашлось места в позднейшей "системе". Их сравнительно немного. Стилистическия отличия их выяснятся в дальнейшем анализе. Вероятно, часть этих рисунков вошла в "систему" и была переработана до неузнаваемости на тех же листах, что было вполне в духе работы Иванова. В нетронутом виде, в старых стилистических формах осталось только то, что оказалось лишним в новой группировке. Таковы два цикла рисунков из книги Бытия и "Жизни Иова". Из них последние особенно близки по приемам композиции к "Празднику", и это обстоятельство заставляет обратить на них пристальное внимание, не взирая на их несовершенную художественную выясненность.

    В этом цикле рисунков композиционный прием "Праздника" получает дальнейшее развитие. Рисунки к Иову, в особенности, являются доказательством того, что смысл участия архитектуры в композиции был для самого художника совершенно ясен и построение "Праздника" не является чем-то случайным, что промелькнуло, не оставив по себе следа. Мы не встречаем нигде далее такого близкаго к Веронезе разделения пространства, как в "Празднике", но это и служит показателем того, в какой мере сделался этот прием достоянием самого художника. Развертывание и усложнение композиционной схемы "Праздника" происходит именно в цикле рисунков к жизни Иова. На некоторую несвободу художника еще указывает излишняя перегруженность и пространственная сложность композиции. В позднейших эскизах художник смог достигнуть большей простоты, что свидетельствует прежде всего о завершении внутренней работы над приемом.


    Александр Иванов. Библейские эскизы из "Жизни Иова"
    (Румянцевский музей)


    Самый сложный рисунок из цикла "Жизни Иова" воспроизведен здесь. Количество фигур невелико; их размещение удивительно. Действие происходит на веранде, отчасти крытой, причем потолок виден только над левой частью постройки, как раз над сидящими фигурами. Открытое пространство решительно разделяет композицию на три части. Нависающий потолок левой трети отвечает сидящим фигурам, высокое пространство справа—четырем фигурам другой, и, наконец, стоящия в среднем пролете приниженныя фигуры слуг подчеркивают высоту свободнаго пространства. Первоначальный (карандашный) контур намечает здесь еще две фигуры, которыя при разработке композиции пером (по карандашным линиям) остались необведенными. 

     

    Александр Иванов. Библейские эскизы из "Жизни Иова"
    (Румянцевский музей)

     

    В тех же принципах пространственнаго размещения выполнен и следующий рисунок. Нечто иное намечается в эскизе, изображающем возвращение Иова. Его многофигурная композиция в общих чертах напоминает "Явление Мессии". Существенным здесь является то, что действие происходит среди пейзажа, а не в комнате, и архитектура уже не играет решающаго значения. Художнику пришлось обратиться к иным способам разделения пространства. Простыя геометрическия очертания жертвенника определяют те две параллельныя плоскости, которыми невидимо сдерживаются первопланныя фигуры. В узком слое пространства оне размещены более сжато, чем это могло бы быть. Сознательное стремление сделать массу фигур более компактной подчеркивают размещение принадлежностей омовения и линия деревьев. Самим фигурам предписана в сущности архитектоническая роль, и это делает многолюдную композицию необычайно свободной и прочной. Вторую вертикальную плоскость дают стволы деревьев, основания которых образуют волнистую линию. Здесь впервые наблюдается неокрепший еще прием развертывания композиции в правую и в левую сторону от композиционнаго центра, дающий как бы две пересекающияся в центре волны движений, подчиняющих себе движения отдельных фигур.

     

    Александр Иванов. Библейские эскизы из "Жизни Иова"
    (Румянцевский музей)

     

    В этих примерах—зерно целаго ряда приемов, развившихся в эскизах системы. В сравнении с ними, рисунки к жизни Иова, несмотря на всю изощренность ощущения пространства, все же весьма элементарны. Очевидно, между первыми и вторыми лежит глубокое художественное переживание, одно из тех решающих впечатлений, которыя способны уяснить художнику задачу его собственнаго пути. Таким импульсом, обусловившим последний поворот творчества Иванова, был Восток и, более всего, Египет.

    В то время, как работа над большой картиной запечатлена во всех этапах и по этюдам и эскизам детально прослеживается эволюция ея формы, библейские рисунки лишь в редких случаях имеют варианты. Внимательное исследование убеждает, что почти всегда работа происходила на одном и том же листе. Технические приемы Иванова уясняются листами, оставшимися незаконченными.

     

    Александр Иванов. Библейские эскизы из "Жизни Иова"
     

     

    Вначале рисунок намечался карандашом, широкими, как бы вибрирующими штрихами; все очертания обозначены рядом контуров; этим подчеркнута текучесть первой стадии работы. Наконец, более твердой, чем все остальныя, линией совершается кристализация этого аморфнаго вещества. Если лист был слишком загрязнен и карандаш плохо стирался, художник переносил рисунок при помощи кальки на чистую бумагу. Иногда же он выявлял резкими ударами кисти композицию, заключенную в запутанном сплетении линий. Совершенство рисунков этого последняго рода заставляет считать их самыми поздними. Иногда акварель смывалась, и поверх едва заметных следов первоначальнаго эскиза художник писал новый вариант той же темы. 

    Таким образом, без остатка переплавлялись формы в процесе работы, и определить по самым эскизам происхождение их удивительнаго стиля—представляется невозможным. Несомненно, что эта обособленность эскизов и хорошо скрытый черновой труд создали впечатление легкости и особой виртуозности работы, и это способствовало их славе. В этом отношении они совершенно противоположны картине, работу над которой с такой откровенностью разоблачил сам художник. Легенда о волшебной легкости создания эскизов могла сложиться только благодаря недостаточному изучению альбомов и набросков Иванова. Для исчерпывающаго изучения не должны быть забыты кальки, и необходимо разгадать значение тех таинственных чертежей, которые очевидно не только планы зданий, но имеют какое-то непосредственное отношение к эскизам.

    Уже письма начала сороковых годов свидетельствуют о тяготении Иванова к археологическим занятиям и о том величайшем благоговении, которое он питал к ученым археологам.

    Первые эскизы относятся, вероятно, к самому началу систематических занятий археологией, т. е. к 1846—1848 году. Их количество очень невелико, во всяком случае неизмеримо меньше огромнаго числа калек и перерисовок из Росселини и других археологических увражей. Вероятно, сам художник к ним относился, как к опытам, для которых он не был еще достаточно вооружен. На знакомство Иванова с восточной археологией указывают лишь немногия детали этих рисунков. Оне обнаруживают только простое стремление к исторической правде, и здесь еще не может быть речи о каком-либо коренном изменении стиля. Возможно, что, почувствовав свою недостаточную подготовленность, художник прервал работу над эскизами, всецело предавшись занятиям археологией. Есть все основания предполагать, что между первыми эскизами и эскизами "системы" лежит та археологическая работа, которая открыла Иванову искусство древняго Востока.

    Явными отзвуками Египта изобилуют эскизы "системы", и представляется в высшей степени важным определить, в какой мере эти детали участвуют в образовании стиля эскизов. Оне резко выражены, например, в общеизвестной "Пляске перед золотым тельцом".

     

    Александр Иванов. Пляска перед золотым тельцом
    (Румянцевский музей)

     

    Танцующия фигуры своими характерными поворотами определенно напоминают о Египте. Разгадку происхождения этой группы находим среди калек, снятых Ивановым с какого-то археологическаго атласа. Там есть рисунок, роль котораго, как первообраза для группы пляшущих, несомненна.  Повороты, движения и жесты, общий контур вполне сохранены Ивановым, но пропорции изменены в духе итальянскаго канона, и фигурам и одеждам придана большая рельефность. Другия фигуры в этом эскизе трактованы в обычных реалистических приемах, и может показаться, что центральная група вносит в эскиз чисто внешний, хотя и изысканный, экзотизм и является любопытной, но вполне реалистической деталью, а не элементом новаго стиля Иванова. К числу других деталей, точно совпадающих с египетскими образцами, принадлежат часто встречающаяся голова старика в повязке, костюмы, утварь, но все это достаточно хорошо растворено в стиле самих эскизов и обнаруживается лишь при внимательном изучении.

    Наблюдение этих деталей может дать любопытную статистику заимствований, но едва ли поможет разгадать стиль эскизов.

     

     

    Еще по теме:

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 1

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 2

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 3

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 4

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 5

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 6

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 7

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 8

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 9

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 10

    Творческий путь Александра Иванова. Часть 11

     

     

    Категория: История искусства | Добавил: nik191 (03.11.2016)
    Просмотров: 38 | Теги: творчество, Иванов | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank


    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный хостинг uCoz