nik191 Четверг, 04.03.2021, 08:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [882]
Как это было [626]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [211]
Разное [19]
Политика и политики [181]
Старые фото [38]
Разные старости [65]
Мода [313]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1578]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [549]
Гражданская война [1050]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [163]
Восстание боксеров в Китае [25]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2021 » Февраль » 4 » Если мы не излечим язв, то Россия не возродится. Б. Савинков
05:00
Если мы не излечим язв, то Россия не возродится. Б. Савинков

Борис Викторович Савинков

 

 


О6 одном недоразумении

 

За мою последнюю статью на меня рассердились многие. Мне пришлось слышать:    

"Какое же это объединение, если Вы открещиваетесь от генералов? И, открещиваясь от генералов, Вы отталкиваете от себя офицеров. Офицеры Вам не простят. В их глазах Вы будете то же, что Керенский".

Каюсь. Я долго шел рука об руку с генералами, со всеми генералами, воевавшими против большевиков, даже с Драгомировым, даже с Лукомским. Вернее, я, революционер, пытался с ними идти, ибо в то время, как я, по мере моих слабых сил, помогал Колчаку, Деникину, Врангелю, Драгомировы и Лукомские открещивались от меня—"цареубийцы". Я помогал им, а они мечтали о возвращении того золотого века, когда им снова будет дано право меня повесить.

Почему я так поступал? Тому было три причины:

Во-первых, выбирая между Троцким и Лениным, с одной стороны, и Колчаком и Деникиным, с другой, я, не колеблясь, выбирал Колчака и Деникина, ибо нейтральным я оставаться не мог. Пусть умывают руки те русские "патриоты", для которых родина — звук пустой.

Во-вторых, я хотел верить, что между генералами есть много людей, разумевших, что царя вернуть невозможно. Более того,—что между генералами есть много людей, близких по духу к Корнилову, т. е. движимых исключительно любовью к России.

В-третьих, чуждый генеральской среде, и не подозревая, что между генералами так много корыстолюбцев и интриганов, — того гнилого наследства, которое оставил нам Николай II.

Ныне, мне не приходится выбирать между Троцким и Лениным, с одной стороны, и Колчаком и Деникиным — с другой. Колчака и Деникина нет, есть только Троцкий и Ленин. И если мне суждено когда-либо снова бороться с ними, я буду бороться один, или с теми, кто доверяет мне и моим друзьям.

Ныне я не могу верить в высокое государственное сознание большинства генералов, как не могу верит, что большинство это 6лизко по духу к Корнилову. Корнилов одно, а Глазенап совершенно другое, Доказательства не нужно, наконец ныне я знаю, что генеральский чин ни в какой мере не гарантирует  бескорыстия. Примеры известны всем.

Ныне со всеми генералами, восставшими против большевиков, я пойти не могу.

Значит ли это, что я не пойду ни с каким генералом?

Разумеется, нет. Разумеется, между генералами есть высоко честные, высоко сознательные, высоко достойные люди. Но их мало, гораздо меньше, чем между строевым офицерством. Пусть все генералы обидятся на меня. Пусть все офицеры за генералов обидятся на меня. Я говорю то, в чем убежден совершенно. Я делюсь моим горчайшим, моим трехгодичным, моим ежедневным опытом.

Или снова замалчивать то, о чем давным давно надлежит кричать — кричать так, чтобы услышали все?

Кто погубил Колчака, как не окружавшие его?

Кто погубил Деникина, как не окружавшие его? Кто погубил Врангеля, как не окружавшие его?

А кто окружал их, троих?

Генералы. Военные или штатские, генерал-лейтенанты или действительные статские советники — все равно, та же каста, те же Кривошеины и Лукомские.

Дело не в политических убеждениях. Дело гораздо проще. Дело в том, что солдат-доброволец или строевой офицер — близки к народу, генерал же - за редчайшими исключениями далек от него, он все еще генерал, все еще действительный статский советник, со своей особенной, кастовой психологией.

Уже давно нет Николая II, уже давно хозяйничают в России "товарищи", а генералы, в огромном большинстве случаев, по-прежнему чувствуют себя "Его превосходительством Его Императорского Величества". Иными словами они снисходят до подчиненных, но не служат народу и уже поэтому не любят его.

Вот на польской земле интернированы русские солдаты и офицеры. О них может быть двух родов забота. Одна забота заключается в том, чтобы дать им возможность самим, выбирая своих представителей, распоряжаться теми ничтожными средствами, которыми располагает для них Комитет. Средства поступают в выборную комиссию и комиссия эта распределяет их о справедливости.

Так делается в бывшей армии ген. Булак - Балаховича, — в Щепиорно, в Радоме, в Плоцке, в Рожанах. Другая забота заключается в том, что средства распределяют офицерм по назначению. Так делается в бывшей армии ген. Пермикина, в Лукове, в Острове, в Торне. В первой случае, выборный принцип, во втором — не военный даже, а генеральский. Чтобы не подорвать авторитета уже несуществующей власти, интернированные лишаются права сами заботиться о себе, и Комитет перестает быть органом помощи, а становится органом безответственного распоряжения.    

А если вы будете настаивать на том, что обе бывшие армии должны быть слиты в единое целое и что для распределения денежных средств, как бы ни были ничтожны они, надлежит избрать представителей от всех лагерей и создать единую хозяйственную комиссию, вы наверное не встретите возражений со стороны строевых офицеров и добровольцев.

Вам возразят единственно генералы. Почему? Потому что генералы по существу своему далеки от массы и привыкли думать, что им—власть, а массе—беспрекословное подчинение.

На войне это так. На войне не может быть ничего другого. Но войны мы уже не ведем. Нет больше армий, есть  интернированные. Этой разницы генералы не замечают.

Заметили ли они, что уже нет Николая II?

Я снова ставлю этот вопрос Он не праздный. Много ли, в самой деле, найдется таких генералов, которые поставили на прошлом окончательно крест и не на словах, а на деле, считаются с пробудившимся народным сознанием? Или большинство все еще мечтает о реставрации и, не веря народу, возлагает свои надежды на Берлин, на Людендорфа и на немецкие, спасительные штыки?

 

БОРИС САВИНКОВ.


Р. S. "Случайный читатель" мне пишет, что моими статьями я даю оружие против себя и против бывших армий в руки большевиков. На это я отвечу следующее: при Колчаке, Деникине, Юдениче, даже Врангеле было принято затушевывать все грехи и все преступления белых.

"Все обстояло благополучно", как при Николае II. Что это значило—показали события.

Если мы не будем иметь мужества вложить наши персты в наши язвы, мы никогда не излечим язв.

А если мы не излечим язв, то Россия не возродится, ибо не мечом завоевываются сердца, а правдой. Кто боится правды, тому не место среди борцов за Россию.

 

Б. С.

 

 Свобода : Газ. полит., лит. и обществ. - Варшава, 1921 г. № 165, 4 февраля

 

 

 

Категория: Политика и политики | Просмотров: 39 | Добавил: nik191 | Теги: Б. Савинков | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz