Первая мировая война. 17 (04) февраля 1917 года - 17 Февраля 2017 - Дневник - Персональный сайт
nik191 Вторник, 28.03.2017, 05:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [201]
Как это было [335]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [11]
События [51]
Разное [18]
Политика и политики [24]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [219]
Полезные советы от наших прапрабабушек [226]
Рецепты от наших прапрабабушек [176]
1-я мировая война [1234]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [262]
Революция. 1917 год [63]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Архив записей

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » 2017 » Февраль » 17 » Первая мировая война. 17 (04) февраля 1917 года
    06:11
    Первая мировая война. 17 (04) февраля 1917 года

     

    102 года назад, 28 (15) июля 1914 года, началась первая мировая война. Прологом войны стал ультиматум Австро-Венгрии правительству Сербии в связи с убийством эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараево.

    Продолжаю публиковать материалы из газет того времени.

     

     

    17 (04) февраля 1917 года

     

     

    Отъ штаба Верховнаго Главнокомандующаго

     

    4-го февраля 1917 года.

    Западный фронт

    Перестрелка и поиски разведчиков. В Карпатах метель.

    После сильной артиллерийской подготовки германцы, силой в 1—1 1/2 роты, одетые в белые халаты, атаковали участок нашей позиции восточнее м. Кщава (юго-западнее Двинска). Части наступавших немцев удалось ворваться в наш передовой окоп, но при содействии участкового резерва они были немедленно выбиты.

    Румынский фронт

    Перестрелка и столкновения передовых частей.

    Наши части неожиданной атакой, без выстрела овладели сильно укрепленным опорным пунктом противника на высоте, что в 13 верстах юго-западнее д. Окна. Контратаки отбиты, захвачены пленные.

    Кавказский фронт

    Свирепствует сильная снежная метель.

    Черное море

    Нашими судами у берегов Анатолии уничтожено 16 парусных шхун.


     

    ТЕЛЕГРАММЫ


    Французский фронт

    ГАВРЪ, 2-го (15-го) февраля. Бельгийское официальное сообщение:

    «В двух пунктах к югу от Диксмюда германские отряды пытались прошлой ночью произвести внезапное нападение на бельгийские посты на Изере. Неприятель был рассеян бельгийским ружейным и артиллерийским огнем. В течение дня на всем протяжении бельгийскаго фронта происходил артиллерийский бой». (ПТА).

    ЛОНДОНЪ, 2-го (15-го) февраля. Вечернее официальное сообщение британской главной квартиры во Франции от 1-го февраля:

    «К юго-востоку от Гранкура мы в течение дня заняли сильную германскую позицию и захватили нескольких пленных.

    К северо-востоку от Арраса мы сегодня утром проникли в германския укрепления приблизительно на 250 ярдов вглубь неприятельскаго расположения и достигли третьей линии траншей, уничтожили два места установки пулеметов, а также несколько землянок и перебили большое число германцев в тех из землянок, которыя они отказались очистить. Нами было захвачено 40 пленных и пулемет. Наши потери очень незначительны.

    К северу от Соммы и к северо-востоку от Ипра мы вчера вечером проникли в германския траншея и нанесли противнику значительныя потери.

    К востоку от Армантьера мы отбили произведенную противником ночью попытку нападения на наши траншеи.

    К югу от Мессина нами был рассеян другой германский отряд, которому удалось приблизиться к нашим траншеям.

    Сегодня к востоку от Армантьера нашей артиллерией были взорваны 3 склада снарядов и вызван пожар в германских линиях к северу от Ипра.

    Вчера во время воздушных боев нашими летчиками был уничтожен один германский аэроплан в районе британских линий. Из наших аэропланов сбит один». (ПТА).

    ПАРИЖЪ, 2-го (15-го) февраля .Официальное сообщение от 2-го февраля, 1 часа дня.

    «Между Уазою и Эном французы произвели вчера внезапное нападение на германския траншеи в районе Нюисалэна. Французские отряды проникли до второй линии германских позиций, разрушили полевыя укрепления и прикрытия и нанесли германцам чувствительныя потери.

    В Шампани, в течение ночи, развивали сильный артиллерийский бой на участке реки Турб.
    Довольно значительныя деятельность разъездов и артиллерии отмечалась в районах Вальи, к востоку от Суассона, у леса Корьер и на юго-запад от Шовонкура; во время этих операций французы захватили пленных.

    Действия летчиков. Вчера утром был сбит в воздушном бою германский летательный аппарат, который упал, объятый пламенем, во французских линиях между Кюстином и Морэ (департамент Мерт-и-Мозель).
    В течение дня 1-го февраля и в ночь с 1-го на 2-е февраля французские воздухоплавательные отряды успешно бомбардировали аэродромы в Кольмаре, Вареине и Маттиньи, а также железнодорожныя станции Ати и воинския расположения в Кюрши». (ПТА).

    ПАРИЖЪ. 2-го (15-го) февраля. Официальное сообщение от 2-го февраля, 11 часов вечера:

    «Произведенные нами в Шампани два внезапных нападения на германския траншеи, одно к югу от Сент-Мари-Апи, а другое к западу от Мескильскаго холма, дали нам возможность захватить 26 пленных, в том числе одного офицера. Неприятельская артиллерия, которой наша энергично отвечала, подвергла в течение дня ожесточенной бомбардировке наши позиции в участке Мезон-де-Шампань.

    На правом берегу реки Маас происходил довольно сильный артиллерийский бой в районах Гедромон и Во. Попытка германцев произвести нападение на один из наших выдвинутых вперед постов у Белонво, была отражена нашим огнем.

    В Лотарингии наша артиллерия подвергла разрушительному огню неприятельския укрепления в Ловиньи, Коэнкуре и Безанже.

    Действия летчиков. Вчера был сбит неприятельский аэроплан в направлении на Бомон на Маасе огнем наших зенитных орудий». (ПТА).

    Итальянский фронт

    РИМЪ, 1-го (14-го) февраля. Газеты сообщают подробности только что происшедшаго сражения к востоку от Горицы.

    Австрийская атака, в составе довольно значительных сил, подготовлялась уже давно, и ей предшествовало тщательное изучение итальянских позиций, в котором принимали участие и германские офицеры.
    Перед наступлением австрийцы произвели сильнейшую бомбардировку орудиями всех калибров, чего уже давно не было на этом фронте.

    Австрийцы наступали тремя сжатыми колоннами, но только одной из них удалось приблизиться к итальянской линии, откуда она была отбита, в то время, как другия две колонны были рассеяны огнем артиллерии и пулеметов.

    По словам австрийских пленных, солдатам внушалось перед атакой, что итальянцы убрали со своей линии большую часть артиллерии. Потери австрийцев довольно велики.

    Ударом шрапнели взорван большой склад припасов, при чем убиты четыре офицера и 25 солдат.
    Газеты, комментируя это новое австрийское наступление, вспоминают о наступлении, которое несколько времени тому назад было направлено против линии Фанти-Кастаньевица, на нижнем Изонцо, чему предшествовала такая же жестокая бомбардировка и применялись те же системы.

    Все это представляет, очевидно, серию комбинированных и организованных действий, имевших определенныя цели и доказывающих новое усиление операций против итальянскаго фронта. (ПТА).

    Балканский фронт

    ПАРИЖЪ, 1-го (14-го) февраля. Официальное сообщение о военных действиях на Ближнем Востоке от 1-го февраля:

    «Днем 30-го января после ожесточенной артиллерийской подготовки германския войска значительными силами атаковали высоты «1050» к востоку от Паралова и после очень сильнаго боя в нескольких пунктах проникли в наши траншеи первой линии.

    Благодаря энергичной контратаке, произведенной ночью итальянцами, удалось выбить неприятели из большей части занятых им траншей.

    С 31-го января, после подготовки из тяжелых и горных орудий, итальянская контратака возобновилась при благоприятных условиях. Сражение продолжается.

    На остальном протяжении фронта артиллерийский огонь средней напряженности».

    Английский флот бомбардировал Неохори.

    Действия летчиков. Французские летчики бомбардировали железнодорожную станцию в Криволаке.
    Британская воздушная эскадра взорвала склад снарядов к северу от Демир-Гиссара».

    ЛОНДОНЪ, 2-го (15-го) февраля. Официальное сообщение о действиях в восточной части Средиземнаго моря:

    «28-го января морскими летчиками была сброшена на постоянную железную дорогу к югу от моста Книжей бомбы, причинившия значительныя повреждения». (ПТА).

    Война на море

    ЛОНДОНЪ, 2-го (15-го) февраля. За последния сутки потоплены следующия суда: американский пароход «Luman М.—Lаw» британский пароход «Lambert» и британския траллеры «Dаlе», и «Вarns lеу». (ПТА).

    ЛОНДОНЪ, 2-го (15-го) февраля. Адмиралтейство сообщает:

    «1-го февраля нашими морскими аэропланами было произведено нападение на порт Брюгге и стоящия там суда. Были сброшены с хорошими результатами снаряды тяжелаго калибра. Все летчики и аппараты, за исключением одного, благополучно вернулись обратно. Во время разведки, произведенной 30-го января, в восточной части Средиземнаго моря, один из наших аэропланов был сбит неприятельским фоккером. Летчик и наблюдатель были взяты в плен, после того, как аппарат ими был сожжен. Другой фоккер был уничтожен нашим аэропланов с расстояния 50 метров». (ПТА).

     

    Дневникъ военныхъ действий


    К Шумскаго

     

    „Ничем неограниченная" подводная война

    18-го января германское и австрийское правительства решились на новый, весьма серьезный шаг. Они разослали всем нейтральным державам ноты, коими объявили им, что с 1-го февраля новаго стиля (19-го января) Германия и Австро-Венгрия

    "будут безусловно препятствовать всеми своими вооруженными силами всякому судоходству в пределах водной территории, заключенной между определенными градусами широты и долготы вокруг Великобритании, Франции, Италии, а также в восточной части Средиземнаго моря".

    Таким образом Германия и Австро-Венгрия объявили еще одну „блокаду" — четвертую или пятую. На этот раз оне заявили о блокаде громаднаго воднаго пространства, включающаго воды, омывающия побережья Англии, Франции, Италии, Египта, Малой Азии, Балканскаго полуострова и островов, занятых союзниками в Средиземном море.

    Как известно, международное право требует, чтобы всякая блокада была, прежде всего, „действительной", то-есть, чтобы она поддерживалась достаточным числом судов. Число этих судов должно быть, примерно, такое, чтобы ни один корабль не мог проскочить между расставленными судами. Между тем, как известно, германский флот, а также и австрийский данным-давно заперты в своих портах, почему вся печать сразу обратила внимание на то, что флот, спрятавшийся в свои порты и лишенный, следовательно, возможности поддержать блокаду, заявляет вдруг о своем намерении выполнить столь нелегкую операцию, как блокада целаго ряда морей.

    Правда, противник, по-видимому, сам понимал, что его надводный флот не может помышлять ни о какой блокаде, и, в данном случае, очевидно, речь шла о блокаде при помощи подводных лодок. В наших предыдущих статьях, помещенных на страницах „Нивы" в прошлом году, нам приходилось отмечать прежния попытки немцев „блокировать" Англию. Напомним, что 5-го февраля 1915 года немцы объявили, что будут топить всякий коммерческий корабль, идущий в Англию или выходящий из английскаго порта. Тогда, как видно, речь шли о блокаде одной только Англии, а никак не целаго ряда морей, как это немцы претендуют проделать в настоящем случае.

    Результаты этой блокады известны, и за год такой „блокады" немцы топили в среднем несколько более одного парохода в сутки. Одна английская газета тогда вычислила, что за один только март месяц в один только из портов восточнаго берега Англии пришло и вышло более 1.500 пароходов. Это показывало, какое громадное количество пришедших и ушедших пароходов приходится на все английские порты.

    Поэтому неудивительно, что немцы через год после объявления своей первой „блокады" признали такие результаты, как один потопленный пароход в сутки, весьма ничтожными. Последовала после этого новая декларация немцев, где объявлялась так называемая „беспощадная" подводная война. Согласно этому новому германскому блефу, объявлялось, что с 16-го февраля 1916 года они будут топить всякое торговое судно, раз оно будет вооружено орудиями. Так как немцы при этом не обязывались осматривать торговыя суда, а следовательно, и не имели в виду убеждаться в том, вооружено ли торговое судно или нет, то из этой новой декларации немцев можно было усмотреть, что они заявляют о своем намерении топить решительно всякое торговое судно, независимо от того, вооружено оно или нет, будет ли оно союзным или нейтральным.

    Прошел еще год, и новая подводная война, веденная с максимумом „беспощадности", дала немцам столь же ничтожные результаты, и, как заявляли французские государственные деятели в парламенте, потери французскаго торговаго флота исчислялись не более, чем в полпроцента от всего тоннажа.

    В то же время ход войны на сухопутном театре показал немцам, что снабжение союзников не только не уменьшилось после введения немцами усиленной подводной войны, но наоборот возросло до весьма больших размеров. Тогда уже в Германии стали раздаваться голоса о необходимости развить подводную войну до самых крайних пределов, не считаясь абсолютно ни с чем.

    Голоса эти становились все решительнее и решительнее, и, в результате, в самой Германии началась борьба между знаменитым вдохновителем и творцом подводной войны, адмиралом Тирпицем и имперским канцлером Бетманом-Гольвегом, из которых последний высказывался против усиления подводной войны, опасаясь новых осложнений с нейтральными, главным образом с Соединенными Штатами. Борьба эта продолжалась несколько месяцев и закончилась уходом в отставку фон-Тирпица, почему тогда и казалось, что сторонники развития подводной войны потерпели фиаско, а победила группа более благоразумных государственных деятелей.

    Однако вскоре различнаго рода статьи в немецкой печати, а также резолюции, вынесенныя главнейшими партиями в парламенте, показали, что не только германское правительство, но и германский народ, в лице своих виднейших представителей, стоит за продолжение и развитие подводной войны. Не только крайния партии в парламенте вынесли резолюцию с требованием самой беспощадной подводной войны, но даже и умеренныя партии настаивали на продолжении и усилении подводнаго террора.

    Консерваторы и в рейхстаге и в ландстаге заявляли „о готовности германскаго народа принять все последствия ничем неограниченной подводной войны" в том случае, „если военныя власти, верховное командование и император признают нужным и своевременным прибегнуть к ней". Национал-либералы не менее определенно заявили, что они настаивают на том, чтобы рейхстаг, в виду "принятия Англией весьма решительных мер, с целью воспрепятствовать снабжению Германии сырьем и предметами первой необходимости", предложил правительству не вступать с другими государствами ни в какия соглашения, которыя могли бы мешать самому неограниченному применению подводных лодок. При этом национал-либералы настаивали на том, чтобы подводными лодками пользовались. как оружием, „не только против военных, но и против торговых судов".

    Партия центра в своей резолюции заявила, что так как подводныя лодки являются наиболее чувствительным орудием борьбы с Англией, то рейхстаг выражает надежду, что в переговорах с иностранными государствами по вопросу „о применении этого орудия борьбы, еще не урегулированному международным правом, Германия сохранит за собою неограниченную свободу пользования им“.

    Из этого видно, что в то время, когда главный вдохновитель и руководитель подводной войны, адмирал Тирпиц, сходил со сцены, население Германии высказывало полное сочувствие не только продолжению подводной войны, но и развитию ея до самых неограниченных пределов. Не торжествовавший победу имперский канцлер, а уходивший в отставку адмирал Тирпиц оказался истинным выразителем жестоких чувств и пожеланий германскаго народа.

    ***

    При таких условиях, чувствуя за собой поддержку и в рейхстаге, и в ландстаге, и в печати, германское правительство с осени 1916 года приступило к ряду подготовительных мер, прежде чем объявить „ничем неограниченную" подводную войну. Из числа таких мер важнейшими надлежит считать посылку германской коммерческой подводной лодки в Балтимору и появление германской подводной лодки „U 53" в американском порту Ньюпор, близ Нью-Иорка, а также так называемое „мирное предложение" Германии.

    Конечно, было вполне ясно, что германская коммерческая подводная лодка "Дейтчланд" прибыла в Америку отнюдь не для того, чтобы доставить груз красок, а для того, чтобы испытать двигатели, моторы и проч., одним словом, произвести опыт дальних экспедиций, при которых лодка могла бы находиться долго в море, не заходя в свою базу.

    Лодка „Дейтчланд", водоизмещением около двух тысяч тонн, совершила переход в Америку в 22 дня, показав этим, что подводная лодка может находиться в море, не заходя в свою базу, около трех недель. Правда, немцы заявляли, что лодка может находиться в море до 66 дней, при чем указывали на приказ Вильгельма, что командир одной из подводных лодок, капитан Валентинер был награжден орденом именно за то, что лодка его якобы пробыла 66 дней в море: не заходя в свою базу. Эти „немецкия цифры" представляются явно преувеличенными, и, вероятно, эта лодка капитана Валентинера снабжалась в море каким-либо „нейтральным" пароходом.

    Почти одновременно с появлением „Дейтчланда" произвела другой "опыт" военная лодка „U 53". Как известно, президент Вильсон в свое время заявил Германии, что "Соединенные Штаты прервут дипломатическия сношения, в случае, если Германия будет продолжать далее беззаконную подводную войну". Вслед затем президент Вильсон потребовал от Германии "оказания уважения жизни северо-американских граждан в открытом море", подчеркнув, что этого он требует „независимо от каких бы то ни было условий".

    Опыт лодки "U 53“, как известно, заключался в том, что она потопила пять пароходов у американскаго побережья, из них один пароход „Стеффенс", принадлежащий английскому Красному Кресту, на котором находилось 30 американских граждан, а также женщины и дети. Американские миноносцы лишь приняли меры к спасению тонувших, а затем наблюдали, как немецкая лодка сначала неудачно пыталась потопить пароход выстрелами из орудий, а затем уже потопила его миной.

    После этих опытов немцы, очевидно, пришли к заключению, что, во-первых, лодки эти могут держаться довольно долгое время в море, и, во-вторых, что Америка едва ли пойдет на разрыв с Германией, в случае развития последнею „ничем неограниченной" подводной войны. Затем уже последовало „мирное предложение", которое, по мысли немцев, должно было показать нейтральными, что, несмотря на желание Германии примириться, ее ставят отказом в столь отчаянное положение, что она, якобы во имя самосохранения, имеет нравственное право прибегнуть к самым крайним мерам— в роде „ничем неограниченной" подводной войны.

    После такой „подготовки" и последовало объявление „блокады" чуть ли не всей Европы и, в придачу, некоторых участков побережья Азии и Африки. По смыслу немецкой декларации, они заявили о своем намерении топить решительно всякий пароход, всякое судно, будь оно союзным или нейтральным, вооруженным или нет, пассажирским или коммерческим, с военной контрабандой или с самым невинным грузом.

    Так как немцы и ранее топили при всякой возможности суда союзников, и коммерческия и пассажирския, то, очевидно, новая декларация немцев касалась преимущественно нейтральных, и именно по ним должен был прийтись новый немецкий удар. Американцам и голландцам разрешалось лишь по одному пароходу в неделю в обе стороны, — в Англию и обратно, с тем, чтобы они входили в определенныя английския гавани и по дороге заходили бы в определенные пункты, указанные немцами.

    Эта новая „блокада" вызвала взрыв негодования во всех нейтральных странах, и особенно Америка, которая таким требованием немцев лишалась сношений, и грандиознаго товарообмена с Европой, высказывалась по поводу этой „блокады" самым резким образом.

    Это настроение американскаго общества скоро нашло себе верное отражение в решительных мерах правительства. Вильсон резко ответил на вызывающую выходку Германии перерывом дипломатических сношений, и перед зарвавшейся Германией стал призрак еще одной войны — с последней из крупных держав мира, до сих пор стоявшей еще выжидательно, в стороне от мирового пожара.

    Для союзников же положение относительно мало менялось, — тем более, что естественно ожидать, что союзники примут свои контрмеры против новой "блокады" немцев, так же, как они и ранее удачно парировали прежния объявления немцев о "подводной войне", „беспощадной подводной войне" и проч. Напомним, что, незадолго до объявления Германией "новой блокады", состоялась морская конференция союзников, на которой, по сообщениям газет, были приняты весьма важныя решения.

     

     

    Еще по теме:

     

    Первая мировая. Сараевское убийство.

    Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

    .............

    Первая мировая война. 13 февраля (31 января) 1917 года

    Первая мировая война. 14 (01) февраля 1917 года

    Первая мировая война. 15 (02) февраля 1917 года

    Первая мировая война. 16 (03) февраля 1917 года

    Первая мировая война. 17 (04) февраля 1917 года

    Первая мировая война. 18 (05) февраля 1917 года

     


     

    Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 64 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., февраль, война, Газеты | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Календарь

    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Новости дня

    » Block title


    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz