nik191 Среда, 13.11.2019, 02:04
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [488]
Как это было [497]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [88]
Разное [19]
Политика и политики [132]
Старые фото [36]
Разные старости [42]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [766]
Украинизация [492]
Гражданская война [665]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2019 » Июнь » 28 » Московские дачи и дачники. Сокольники (окончание)
05:15
Московские дачи и дачники. Сокольники (окончание)

 

 

 

Московские дачи и дачники
 
Сокольники

( Окончание)

 

Будничная жизнь Сокольников тянется скучно и вяло; дачники регулярно прогуливают себя, пьют воды, купаются. Живущие близко к протекающей здесь Яузе, купаются в купальнях на реке; другие с постоянным негодованием, погружают себя в имеющиеся в Сокольниках зеленые, ботвиньеобразные пруды; есть и такие, которые за дальностью расстояния даже от этих прудов попросту обдаются из ведра у себя на дворе, за углом сарая или в беседке, и в этом последнем случае обитатели ближайших дач пускают в ход нарочито припасенные бинокли.

Как и во всякой даче имеются в Сокольниках особые сборные пункты, куда к вечеру собирается дачная публика для бессмысленного снования взад и вперед, которому она ежедневно подвергает себя, чтобы как-нибудь убить скучное время. Таким сборным пунктом служит прежде всего так называемый rond-point. Это та самая точка Сокольников, от которой, как бы лучами, расходятся просеки; название rond-point осталось, вероятно, от этого доброго старого времени, когда здесь живала аристократическая часть московской публики; теперь Сокольники значительно опростонародились и прежний rond-point довольно часто называется просто «кругом».

 

 

Здесь раз в неделю играет известный московский оркестр полковой музыки под управлением г. Крейнбринга и тогда «на кругу» теснота и пыль. Как нарочно именно в эти дни наезжают в Сокольники городские жители. Едут они, конечно, с целью погулять и подышать чистым воздухом, но попавши на круг, густо населенный, разряженной публикой, они уже не могут решиться сойти с него и таким образом осуждены бывают глотать ту же пыль, от которой бежали из города. Пока еще светло все держатся чинно и нельзя сказать, чтобы особенно весело; все лавочки около беседки, занятой оркестром, и по краям круга унизаны народом; еще более публики бродит по кругу и по дорожке, ведущей к так называемому «старому гулянью».

 

 

Прежде всего оркестр считает необходимым угостить дачников теми же самыми попури из разных опер, которые уже они имели счастье слышать в прошлый раз. Такое однообразие, впрочем, нимало не смущает дачников и в разных местах слышится в это время сочувственное подпевание. Все это как быть следует и даже хорошо; оперы все-таки оперы, а вбить в голову публики несколько чувствительных мотивов даже полезно: напевая, напр., сладкую арию из Лючии, купец уже не в состоянии будет с прежним хладнокровием пускать в ход ту самую коммерцию, которая на общеупотребительном языке называется несколько иным словом. Итак попури, уже слышанные публикой, еще ничего, но нужно же, как на грех, чтобы дирижер оркестра умел изображать на трубе «скажите ей».

Эта несчастная способность дирижера послужила поводом к тому, чтобы в среде дачников образовалась целая партия скажитеейников, которые непременно каждый раз до тех пор орут и хлопают в ладоши, пока сконфуженный дирижер не приставит своей трубы ко рту.

После этого все затихает, труба выводит «скажите ей», дирижер надувается до сизо-красного цвета, беседку обступает толпа и взоры всех останавливаются на этом надувающемся и краснеющем лице.

— Вы заметьте, какого труда это стоит! обращается один из скажитеейников к стоящим около него дамам.

— Послушайте, на этот же мотив поется и «когда б он знал»! слышится со стороны девиц.

Остальная публика, ничего не понимая, тоже спешит к беседке, видимо ожидая, если не фейерверка, то по крайней мере бенгальского огня.

Этим роковым романсом обыкновенно завершаются попури и, под покровом наступающего вечера, в публике является желание более легкомысленных удовольствий: на кругу, усыпанном неутрамбованным песком, поднимаются танцы и столбы пыли... В виду такого обстоятельства, люди более благоразумные, чихнув раза два, спешат по домам, а все юное, смотрящее на жизнь еще очами необдуманности, принимается с большим азартом подбрасывать пыль своими легкомысленными ногами.

Сигналом к окончанию вечера всегда служит один и тот же «персидский марш», но и в это время еще находятся два-три неугомонных танцора, которые, забравшись в беседку, робко просят дирижера «сыграть еще только одну кадриль»; но последний, по большей части, остается непреклонным, оркестр уходит, и вскоре вместо него здесь, среди мрака и пустоты, начинают пересвистываться только будочники.

Почти тоже самое происходит в другие дни и на «старом гулянье», в вокзале у Куртнера, потомственного дирижера сокольницких увеселений; но так как там за ту же необдуманность, которой дачники бесплатно предаются на кругу, приходится платить рубль, то и понятно, что азарта при этом проявляется уже гораздо менее.

Впрочем и у Куртнера публика частенько доходит до этого азарта, но совершенно по другому поводу. Здесь поют иногда цыгане, и так как у них всегда имеются, так называемые, любимые песни, достаточно пошлые, но которые неотразимо действуют на цыганоманов, то всякий отказ с их стороны повторить в четвертый раз ту же песню, производит в вокзале такую трескотню и ломку стульев, что некоторые нервные дамы чуть не падают в обморок.

Между этими двумя пунктами разбросано несколько палаток, с продажей прохладительных вод, но так как дачники боятся охлаждать свой пыл, потому что без него всякое увеселение сделается унылым, то этим обстоятельством, по моему мнению, объясняется тот грустный вид, которым отличаются почти все содержатели этих палаток.

Далее, за вокзалом Кертнера, расположено так называемое простонародное гулянье. В нерасчищенной, редкой сосновой роще, на большом пространстве размещены столики и лавочки, под холстинными навесами. Около этих столиков увиваются вертлявыя сокольницкие самоварницы, изредка смазливенькие, и зазывают всякого прохожего «чайку откушать».

 

 

Охотников чай пить всегда является много, но с особенным вниманием самоварницы услуживают «милым господам, которые появляются сюда попозднее и с захваченными бутылками. Эти господа появляются здесь, как исключения, большей же частью сюда идет совсем особый народ: артельщики, московские мастеровые с своими семействами, веселая компания юных канцеляристов; сюда же приезжает раскутившийся московский подрядчик и дебоширствует до поздней ночи; сюда дачный лакей, в белом галстухе, ведет угостить чайком своих приятелей и приятельниц, пришедших к нему в гости из Москвы; сюда спешит показать свою плисовую поддевку и пунцовую рубаху кучер и встречает здесь целое общество дачных горничных. Между столами бродят шарманки, бубны, комедианты, немецкий мальчик с гармоникой, немка-певица с железным треугольником, шарманка с обезьяной и проч. и проч.

Около каждого стола происходит представление: там взвизгивает и гогочет российский полишинель Петрушка; в другом месте увеселяет публику медведь, с прорванной губой, пляшущий под барабан вожака-татарина. Среди этого хаоса беспрестанно раздаются крики разносчиков и самоварниц, говор и хохот народа. Все это перемешалось, слилось со стоном, повисло в дыму от разводимых здесь же самоваров.

Если природа не наделила вас воловьими нервами, то у вас через несколько минут заболевает голова от этого гомона, и едва достает возможности взглянуть на две-три сценки.

За одним столом почтенный купец с седой бородой сидит уже без сюртука; около него, за самоваром, разместилось разодетое во все цвета семейство. Пот градом льет с их лиц, но это обстоятельство нимало не мешает им пропустить еще чашечку уже спитого чая. В припадке любвеобильной щедрости, купец останавливает каждого разносчика и разом угощает семью свою и мороженым, и балыком, и печеньями, и крыжовником.

— Анюта! гляди: медведь! обращается он к супруге.

— Ах, батюшки, я их до смерти боюсь! вскрикивает та.

— Что ты, дурища,—со мной ничего, не тронет. Ну-ка ты, медведь! кличет купец вожака.

В другом месте какие-то два господина, в черных сюртуках и с тросточками пристают к молодой самоварнице. Та, наконец, считает нужным обидеться:

— Вы, господа, мнение это свое оставьте! Это даже довольно неблагородно с вашей стороны. Вы пришли чай пить,—и кушайте без скандалу!...

Перед пьяным подрядчиком, сидящим за столом «с своей компанией», немка выводит под шарманку: «Du hast Diamanten und Perlen!» Он слушает с напряжением и изредка делает в такт рукой.

— Важно поет, каторжная! Только песня больно жалослива.—А плясать можешье? обращается он к немке.

— Когда каспадин хочет... я бедний...
    
— Ну, что там толковать еще! Валяй! зарабатывай деньги!...

Начинается самый уродливый и жалкий пляс, причем один из приятелей подрядчика вертит шарманку.

 

 

В других местах происходит то же самое. Простонародное сокольницкое гулянье особенно оживляется по праздникам, и обыкновенные его посетители— городской народ, являющийся сюда в большом количестве, в это свободное время. Это более городское, чем сокольницкое гулянье и для дачников оно представляет лишь тот интерес, что в случае исчезновения горничной, они знают, где ее искать.

 

 

Что касается до сокольничьих уголков и уютов, к которым, между прочим, принадлежит и ресторан на даче Монина, густо населенный арфистками и цыганами, то здесь настоящее веселье открывается только с полуночи. Когда уже все покончено на главных сокольницких пунктах и публика разбредается по домам, или на дачи, или в Москву,—в это время служитель монинского ресторана получает приказание «припустить свету» в фонаре, вывешенном у входа.

Свет действует в самом деле неотразимо, и ресторан наполняется народом: сюда идет и не допивший, и перепивший. При ресторане имеется грязненький садишко, уставленный столиками, а на терасе безбожно играет оркестр, составленный из личностей, не помнящих родства. Арфистки и цыгане жадно зазирают на боковые карманы посетителей, и в этом положении сильно походят на голодных зверей. Здесь каждый вечер—происшествие!...

Есть еще одно место в Сокольниках, где дачники могут и повеселиться, и потанцевать,—это только в нынешнем году открытое кумысо-лечебное заведение. Кумысо-лечебная публика сделала подписку, и теперь в известные дни в небольшом садике при заведении играет оркестр бальной музыки. Пациенты кумысо-лечебного заведения отличаются испитыми лицами и слабой надеждой на жизнь; но кумыс несомненно хорошее средство, и говорят, многие из тех, которые прежде с большой одышкой могли делать один тур вальса, теперь уже с легкостью делают три и больше.

 

 

Конечно, многие черты дачной сокольницкой жизни, за бледностью их, остались нетронутыми в этом беглом очерке, но мы еще встретимся с ними на других московских дачах. Имея в виду не столько подробную характеристику каждой дачи в отдельности, сколько характеристику московской дачной жизни вообще, нам гораздо интереснее будет наблюдать эти черты там, где они высказались ярче и рельефнее. Да и таким образом физиономия каждой дачи выглянет типичнее.

 

А. С—ъ.

 

 Всемирная иллюстрация, № 37 (6 сент. 1869 г.)

 

 

 

Еще по теме:

Московские дачи и дачники. Введение

Московские дачи и дачники. Сокольники

Московские дачи и дачники. Сокольники (окончание)

Московские дачи и дачники. Богородское

Московская жизнь. Лето в Москве. — Физиономия города.— Бульвары.

Лето в Москве. — Физиономия города.— Нечто о московской опере и театре

Лето в Москве. — Физиономия города. Московское «исступление ума»

 

 

Категория: Как это было | Просмотров: 38 | Добавил: nik191 | Теги: дача, москва, 1869 г., Сокольники | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz