Первая мировая война. 22 (09) июля 1916 года - 22 Июля 2016 - Дневник - Персональный сайт
nik191 Суббота, 10.12.2016, 11:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [159]
Как это было [301]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [10]
События [49]
Разное [17]
Политика и политики [21]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [181]
Полезные советы от наших прапрабабушек [220]
Рецепты от наших прапрабабушек [162]
1-я мировая война [1109]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [229]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Архив записей

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » 2016 » Июль » 22 » Первая мировая война. 22 (09) июля 1916 года
    06:45
    Первая мировая война. 22 (09) июля 1916 года

     

     

    102 года назад, 28 (15) июля 1914 года, началась первая мировая война. Прологом войны стал ультиматум Австро-Венгрии правительству Сербии в связи с убийством эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараево.

    Продолжаю публиковать материалы из газет того времени.

     

     

    22 (09) июля 1916 года

     

     

    Отъ штаба Верховнаго Главнокомандующаго

     

    9-го июля 1916 года.

    I

    Западный фронт

    На левом фланге Рижских позиций бои с немцами продолжаются.

    Северо-восточнее Сморгони, в раионе д. Мартиши, удачным ударом мы захватили сегодня ночью часть неприятельской позиции.

    Немецкая тяжелая артиллерия открывала сильный огонь по участку восточнее Барановичей.

    Южнее р. Липы наши войска, продолжая теснить неприятеля, прошли через м. Берестечко и продвигаются далее на запад.

    7-го и 8-го июля войсками генерала Сахарова взято в плен более З00 офицеров (в том числе 1 генерал, 1 полковник) и свыше 12.000 нижних чинов, что доводит общее число пленных за время операции с 3-го июля до 26.000 человек (считая в том числе и офицеров) германцев и австрийцев; общее число взятых орудий и пулеметов выясняется.

    В раионе д.д. Вербень — Пляшево (на правом берегу Стыри, южнее впадения р. Липы) нами был окружен австрийский 13-й ландверный полк и весь сдался в плен.

    В раионе Ворохты (на пути из Делатыня в Мармарош-Сигет) нами взяты вчера высоты, причем захвачены пленные и 3 пулемета. На том же направлении, западнее Яремче, нами взята в плен австрийская рота с пулеметом.

    Кавказский фронт

    К западу от Платаны (на берегу Чернаго моря) наши части выбили турок из ряда укрепленных позиций и продвинулись на несколько верст вперед, к стороне Фоль. Среди пленных взят командир 1-го своднаго полка и организатор четников Зиа-бей, с его зпамепен и канцелярией, и захвачены склады ручных гранат.

    При занятии Гюмиш-Ханы (в окрестностях коего находятся заброшенные серебряные рудники), нами взяты пленные, 2 орудия и палаточный лагерь.

    К северо-востоку от Кялькит-Четвтлика наши части, наступая, взяли в плен 7 офицеров, 120 аскеров; пленные продолжают прибывать; накануне в этом же раионе захвачено 2 полевых госпиталя 5-го турецкаго корпуса с личным персоналом и находящимися в них больными и ранеными, среди коих взят и командующий 98-м полком.

    II

    Западный фронт

    На левом фланге Рижских позиций было несколько горячих столкновений с неприятелем. Наши части в некоторых местах ворвались в укрепления первой линии противника. С обеих сторон сильный артиллерийский огонь.

    На левом берегу Липы, в раионе д. Звиняче, восточнее Горохова, наши разведчики предприняли смелый поиск, в результате котораго была захвачена в плен германская застава в составе 1 офицера и 42 нижних чинов.

    Кавказский фронт

    Продолжая наступление наши войска заняли Ардаса (20 в. с. з. от Гюмиш-Хана) и захватили в плен 16 офицеров и 260 аскеров при 3 пулеметах. В числе пленных командир 29-го полка.

    Наступление кавказской армии успешно продолжалось.

    На Моссульском направлении весь день турки в превосходных силах наступали на наш отряд у Раята, соединяя фронтальную атаку с обходом флангов, но огнем и контратаками принуждены были приостановить наступление.


    Телеграммы

     

    Русский фронт


    МИНСКЪ, 5-го июля. В раионе Крево немцы предпринимают активныя действия, неизменно парализующияся нашими контратаками. С явной целью предупредить наш удар, противник часто переходит здесь в наступление, которое в большинстве случаев оканчивается для немцев плачевно: наши части, отражая атаки германцев, обращали их в бегство. Несколько раз мы не ограничивались только контратакой, но и переходили сами в наступление и забирали пленных и предметы военнаго снаряжения.

    При опросе все пленные удостоверили печальное и угнетенное состояние, в котором пребывают уже давно армии фельдмаршала Гинденбурга: армии страдают от голодовки, от болезней, сопряженных с пребыванием в болотистых местностях Задвинья, от слишком долгаго несения очередей в передовых линиях, вследствие незначительности имеющихся на северном фронте резервов и т. д.

    «Нам было обещано,—говорят пленные,—что к июню и Верден, и Рига будут ввяты. Называли даже 4-е июня, как день начала мирных переговоров. Готовилось к наступлению на Ригу. Но с первых же дней вашего наступления против австрийцев, об успехах котораго у нас на фронте прекрасно знают, несмотря на предосторожности, предпринимаемыя высшим начальством, все поняли, что положение сразу и резко изменилось. В офицерской среде уже открыто стали говорить не о наступательных действиях, а о необходимости серьезной обороны. Обещаниям высшаго командования успешно закончить войну к августу не верит уже никто».

    Франко - англо - бельгийский фронт

    ГАВРЪ, 5-го (18-го) июля. Бельгийское официальное сообщение:

    «Прошлой ночью бельгийский отряд произвел набег на неприятельския траншеи к северу от Диксмюда, при чем ему удалось ворваться в одну из них, уничтожить большую часть ея защитников и захватить нераненых пленных. В течение дня артиллерия проявила слабую деятельность». (ПТА).

    ЛОНДОНЪ, 5-го (18-го) июля. Официальное сообщение британской главной квартиры во Франции:

    «Туманная дождливая погода препятствует операциям. К северу от Овильера мы продвинулись на 1000 ярдов по фронту, вытеснив неприятеля из сильно укрепленных позиций, захватив пленных и 6 пулеметов. Мы совершили успешное внезапное нападение на германския траншеи близ Вэйтсхате. Германский набег на наши траншеи близ Гиши был отражен нашим огнем». (ПТА).

    ПАРИЖЪ, 5-го (18-го) июля. Официальное сообщение от 5-го июля, 1 часа дня:

    «К югу от Соммы германцы атаковали к концу вечера и в течение ночи французския позиции, начиная от селения Биаш. После повторных атак, стоивших германцам крупных потерь, им не удалось все-таки занять Мэзонетт, и лишь небольшие отряды проникли в восточную часть Биаш, продвигаясь вдоль канала. Сражение продолжается.

    На левом берегу реки Мааса внезапное нападение, произведенное германцами против высоты «304», закончилось неудачей. На правом берегу реки, в течение ночи, бои с применением ручных гранат происходили около Шапель-Сент-Фин и к западу от Флери, при чем германцы были повсюду отражены. Артиллерийский бой носит довольно оживленный характер в раионе Лофэ-Шенуа. На остальном протяжении фронта ночь прошла спокойно». (ПТА).

    ПАРИЖЪ, 5-го (18-го) июля. Официальное сообщение от 5-го июля, 11 часов вечера:

    «К югу от Соммы день прошел сравнительно спокойно. Неприятель не возобновлял атак против Мэзонетт. Мы очистили от германцев несколько домов, которые они занимали в селении Биаш. На остальном протяжении фронта не произошло ничего выдающагося». (ПТА).

    ПАРИЖЪ, 6-го (19-го) июля. Агентство Гаваса сообщает:

    «Продолжающаяся дурная погода-туман и дождь —сильно мешают операциям. Германцы, встревоженные франко-британским наступлением на Сомме, желая затормозить продвижение французов к западу от Флери, произвели энергичныя контратаки. Однако, им нигде не удалось достигнуть ни малейшаго успеха, несмотря на исключительно тяжкия потери. Впрочем, как на Сомме, так и под Верденом происходили только местнаго характера операции. Неприятель после понесенных им неудач ищет реванша, хотя бы в виде небольших частичных успехов, столь умело затем раздуваемых неприятельской печатью».

    Итальянский фронт

    РИМЪ, 5-го (18-го) июля. Итальянское официальное сообщение:

    «В раионах Стельвио и Тонале происходила артиллерийская перестрелка. В Валл’Арса мы отбили неприятельския атаки на наши позиции у Фоппиано. Несмотря на ожесточенное сопротивление неприятеля, мы продвигаемся вперед по северным склонам Пазубио. Продолжается серьезное сражение в раионе Позина-Астико, где неприятель пытался остановить наше наступление повторными, но бесплодными контратаками. В долине Сугана близ Мезоле произошли небольшия стычки, окончившияся благоприятно для нас. Здесь неприятель обстреливал селения, вызвав пожар на вилле, находящейся к югу от Стрионо. На остальном фронте происходила артиллерийская перестрелка, отличавшаяся особой интенсивностью в Карнии и верхней части долины Фелла.

    Неприятельский аэроплан сбросил несколько бомб на Оспедалетто, не причинив никаких повреждений. Наши аэропланы бомбардировали железнодорожную станцию Сан-Андреа в югу от Горицы». (ПТА).

    Турецкий фронт

    ТИФЛИСЪ, 6-го июля. В последнее время развивающиеся бои на Кавказском фронте явились событиями огромной важности, в результате которых становится очевидной полная победа, одержанная Кавказской армией к западу от Эрзерума, причем победа эта достигнута на всем широком фронте на путях к Байбурту, Эрзинджану и Диарбекиру над турецкими войсками, сосредоточенными здесь в весьма значительных силах с целью вытеснить нас из занятой нами Армении.

    Бои к северу от Понтийскаго Тавра, имевшие целью отрезать Трапезондский раион нажимом с юга и одновременно с этим настойчивость атак, ведшихся турками на главном Эрзинджанском направлении на путях в Ашкаль, показывали, что турки использовали накопление своих сил для намеченнаго прорыва нашего фронта, однако, несмотря на превосходство сил, турки не смогли развить своего наступления: последнее не только быстро остановлено нами, но превратилось в новый разгром турецких сил, лишний раз доказав, что бороться с доблестью Кавказской армии туркам не под силу. Занятием нами Байбурта мы в сущности окончательно завоевали всю Армению. На прочих участках Кавказскаго фронта мы повсюду сбили турок с их заранее укрепленных и хорошо подготовленных позиций, продвинувшись значительно к западу эа меридиан Мамахатуна.

    При оценке нашего наступления необходимо учитывать то обстоятельство, что войскам нашим приходилось преодолевать невероятныя трудности горной войны. Некоторыя части, ведя наступление под огнем неприятеля, взбирались по отвесным скалам на высоту трех верст. Укрепились турки отлично, поэтому окопы их приходилось брать после достаточно сильной артиллерийской подготовки, выбивая затем защитников из них штыками. Турки оказались сбитыми по всему фронту, Кавказская армия вновь доказала свою исключительную доблесть и искусство.

    Война на море

    СТОКГОЛЬМЪ, 5-го (18-го) июля. В субботу, днем, была усмотрена германская флотилия в составе большого вспомогательнаго крейсера, канонерской лодки и 2-х вооруженных тралеров, шедшая от Говринге в северном направлении к Ландсорту. Полагают, что флотилия предназначена для конвоирования в Германию ожидаемых с севера комерческих судов.

     

    Дневникъ военныхъ действий
    К. Шумскаго


    У Ковеля и у Перрона


    Наступление на Барановичи, где наши войска взяли около 3.000 пленных германцев (о чем мы говорили в нашем предыдущем дневнике), имело, по-видимому, демонстративное значение. Эта угроза весьма важному узлу железных дорог, откуда расходятся пути на все участки австрийскаго и германскаго фронтов, возымела свое действие, и немцы, сосредоточив значительныя силы к Барановичам, повели ряд бешеных контратак, не увенчавшихся однако успехом.

    В это время, по-видимому, совершенно неожиданно для противника произвела наступление по железной дороге Сарны—Ковель (от Чарторийска) новая армия генерала Леша. Напомним, что противник сосредоточил все свои усилия в раионе Луцкаго прорыва и здесь атаковывал дугу, образуемую нашим распололожением, с трех сторон, стремясь ее срезать. Наиболее сильный натиск производили германцы по дороге от Ковеля на Рожище (по дороге Ковель- Ровно). Между тем наступление армии генерала Леша было произведено севернее, по другой дороге, идущей ни Ковель от Сарн, и, следовательно, удар попадал в левое крыло армии Линцингена, наступавшей в раионе Луцкаго прорыва.

    Удар армии генерала Леша был настолько стремителен, что его войска в какие-нибудь 2-3 дня произвели новый прорыв на фронте австро-германскаго расположения, глубиною до 40 верст. Таким образом образовалось всего три прорыва, из которых первый был произведен на юге, в Буковине и Восточной Галиции, а два другие по двум дорогам на Ковель: по дороге Ровно-Ковель и по дороге Сарны—Ковель. Так как эти обе дороги находились рядом и отделялись в раионе прорыва полосою, примерно, в 40 верст, то оба прорыва как бы слились, и в направлении на Ковель образовался весьма широкий прорыв, примерно, свыше 120 верст шириною—от болот реки Припяти на севере до дороги Луцк Владимир-Волынский на юге.

    На всем этом фронте австро-германское расположение было с силой отодвинуто назад, при чем немцы, потерявшие уже раньше оборонительную линию реки Стыри, потеряли и оборонительную линию болотистаго Стохода. Между чем болотистая река Стоход была последней естественной оборонительной линией австро-немцев на пути к Ковелю.

    Рассматривая всю нашу грандиозную операцию на юго-западном фронте, мы наблюдаем, что сначала нашими войсками был произведен удар на Луцк, где и был сделан прорыв. Так как этот удар угрожал Ковелю, то противник моментально бросил сюда все имеющиеся в его распоряжении резервы. Однако наши войска, продолжая оказывать сопротивление в раионе Луцкаго прорыва, в это время нанесли удар на совершенно противоположном конце фронта, а именно в Буковине. Это невольно привлекло силы и внимание противника на крайний юг, где армии Ботмера и Пфланцера были поддержаны подкреплениями, прибывшими с итальянскаго фронта, а также некоторыми германскими частями.

    Тем не менее противник был здесь разбит, потерял всю Буковину, а затем раион Коломыи в Восточной Галиции и железнодорожное сообщение с Венгрией.

    Пока внимание противника привлекалось нашими ударами к раиону южнаго прорыва, и пока наши войска стойко выдерживали натиск значительных сил австро-германцев в раион Луцкаго прорыва, по-видимому, производилась перегруппировка. Результатом этой перегруппировки было появление армии генерала Леша в раионе Чарторийска (рядом с раионом Луцкаго прорыва) и новый удар в раионе, противоположном тому, где только что (в Буковине и Восточной Галиции) наносились удары противнику и привлекалось его внимание.

    Таким образом мы наблюдаем непрерывное чередование ударов: то в левый фланг противника—на Ковель, то в правый фланг противника, в Буковину и Восточную Галицию, то опять в левый фланг противника, но уже по другой дороге на Ковель - от Сарн, при чем этому последнему удару предшествовала демонстрация у Барановичей, отвлекшая туда силы противника. Необычайное искусство этого маневрирования выступает еще более рельефно, если принять во внимание относительное несовершенство наших путей сообщения.

    Таким образом к началу второго месяца операции нашими войсками были заняты: на юге вся Буковина, раион Коломыи и станция Делатынь, вследствие чего прерывалось железнодорожное сообщение с Венгрией, а на севере раион Луцкаго прорыва, который немцы пытались сжать с трех сторон как бы „клещами", был с силой расширен до болот реки Припяти. Благодаря этому, в раионе южнаго прорыва наши войска подошли на 35—40 верст к новым важным узловым пунктам в тылу австрийскаго фронта, а именно к Станиславову и Галичу, занятие которых лишало бы армии Ботмера и Бем-Ермоли непосредственной связи с Венгрией и откидывало бы их в Западную Галицию к раиону Львова. Это означало бы весьма глубокий охват праваго крыла австрийскаго фронта, к которому, как мы видели выше, присоединялась угроза охвата и леваго фланга со стороны войск, наступавших на Ковель.

    В Ковельском раионе непосредственным результатом расширения и углубления нашего Луцкаго прорыва было овладение сильно укрепленным болотисто-речным пространством, прикрывавшим Ковель, с реками Стырью и Стоходом, и подход к Ковелю по двум сходящимся дорогам на расстояние 30— 35 верст.
    Кроме того, как мы видели выше, в раионе Луцкаго прорыва противник наступал на войска генерала Каледина с трех сторон,—с севера, с запада и с юга, стремясь срезать выдающуюся дугу нашего расположения. Удар же генерала Леша, расширивший раион Луцкаго прорыва, распространялся до болот Припяти, почему уже с севера противник не мог нажимать, так как здесь были болота. Вместо нажима с трех сторон нам приходилось лишь считаться с усилиями противника в двух направлениях—от Владимира-Волынскаго и от Ковеля, что значительно улучшало положение.

    Еще далее можно было видеть, что возможное занятие Ковеля давало громадныя выгоды, в виду важнаго значения этого пункта. Как видно из карты, из Ковеля расходятся три железныя дороги—на север на Брест, на запад на Холм и на юг на Владимир-Волынский—Сокаль—Равву Русскую—Львов. Следовательно, с занятием Ковеля открывалось операционное направление на Брест, т.-е. уже возможность удара, направленнаго непосредственно в охват германскаго фронта. Затем открывалось еще более глубокое операционное направление на Холм—Люблин к Висле. Наконец открывалось операционное направление через Владимир-Волынский на Львов, т.-е. в охват австрийскаго фронта со стороны его леваго фланга. Если же вспомнить, что правый фланг австрийцев был уже давно охвачен в Буковине и Восточной Галиции, то занятие Ковеля давало бы возможность двойного стратегическаго охвата всего австрийскаго фронта, т.-е. то „сжатие в клещи", которое является самым решительным маневром в современном бою.

    Неудивительно, что противник,—в виду наших значительных успехов и в виду того важнаго значения, которое должен был иметь в дальнейшем развитии нашей операции Ковель,—решил принять самыя энергичныя меры для того, чтобы отстоять Ковельский раион. Однако для противника это было крайне нелегко.

    Во-первых, австрийская армия была разгромлена и потери противником одними пленными к 27 июня исчислялись в 270 тысяч человек, а вместе с убитыми и ранеными превышали полмиллиона. Во-вторых, немцы уже свезли все, что возможно было, к раиону Ковеля как с различных участков нашего фронта, так и с французскаго фронта. С последняго фронта, по словам газет, немцы перевезли до четырех корпусов, т.-е. уменьшили находившияся там силы, примерно, на 7%. В-третьих, в это время обозначился новый успех французов у Перрона, значительно приблизивший их к овладению этой крепостью.

    У Перрона англо-французы, взявшие при первом ударе около 14 тысяч пленными, при чем французы прорвали две линии немецких укреплений и подошли на 4 версты к Перрону, произвели после некоторой передышки новый удар. Удар этот был весьма коротким, и бой продолжался всего лишь 2 часа, но за это время французы овладели селением Биаш и линией окопов в полуторах верстах от Перрона. В результате все немецкое сопротивление сосредоточилось на небольшой площадке в излучине реки Соммы, впереди Перрона, где немцы расстреливались концентрическим огнем французов со всех сторон.

    В тылу у немцев и на их правом фланге была река Сомма, где мосты были, вероятно, разрушены артиллерией французов, и где, следовательно, немецкий гарнизон Перрона не имел связи с тылом. Кроме того, французы, занявшие третью линию укреплений впереди Перрона, имели перед собою лишь старинныя укрепления, несколько усиленныя немцами за время войны, т.-е. те укрепления, которыя предстояло взять французам для овладения Перроном, были слабее тех укреплений, которыя им до сих пор приходилось брать.

    Таким образом в раионе Перрона создалось для немцев весьма серьезное положение, где им угрожала потеря этой крепости, представлявшей собою важный опорный пункт второй германской армии, что могло повлечь за собою прорыв на западе германскаго фронта, бывшаго до сих пор, полтора года, таким незыблемым.

    Из этого можно видеть, что немцам впервые за все время войны предстояло решать сразу две важныя задачи: удержать Ковель и удержать Перрон. Между тем, как мы знаем, резервы немцев были в значительной степени израсходованы на Верден, и, несомненно, противнику было весьма нелегко удержать два пункта, разделенные между собой сотнями верст расстояния.

    Это критическое положение противника явилось блестящим результатом соединенных усилий союзников, принявших систему одновременнаго наступления на Австро-Германию со всех сторон. Вместе с тем, в виду того серьезнаго положения, в котором одновременно оказались Перрон на западе и Ковель на востоке, было ясно, что наступает решительный момент в летней кампании 1916 года, - в той новой совместной операции, которая так искусно была поведена союзниками с конца мая.

     

     

    Еще по теме:

     

    Первая мировая. Сараевское убийство.

    Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

    .............

    Первая мировая война. 17 (04) июля 1916 года

    Первая мировая война. 18 (05) июля 1916 года

    Первая мировая война. 19 (06) июля 1916 года

    Первая мировая война. 21 (08) июля 1916 года

    Первая мировая война. 22 (09) июля 1916 года

     

     

    Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 113 | Добавил: nik191 | Теги: июль, 1916 г, война, Газеты | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Календарь

    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Информация
    Счетчик PR-CY.Rank


    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный хостинг uCoz