nik191 Понедельник, 25.09.2017, 00:14
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [225]
Как это было [360]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [33]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [238]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1425]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [279]
Революция. 1917 год [321]
Украинизация [66]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Ноябрь » 4 » Первая мировая война. 04 ноября (22 октября) 1916 года
06:47
Первая мировая война. 04 ноября (22 октября) 1916 года

 

 

04 ноября (22 октября) 1916 года

 

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

22-го октября 1916 года.

Юго Западный фронт

В районе к северу от Шельвова, противник, силою около батальона, после артиллерийской подготовки, атаковал наше расположение; атака немцев была отбита, причем взято несколько пленных.

В районе лесов к югу от деревни Мичищув и восточнее деревни Липица-Дольная, идут упорные бои. Противник вел здесь интенсивный огонь тяжелой артиллерии и перешел в атаку значительными силами. Наши части, перейдя в контратаку, местами отбросили противника, однако ему удалось занять часть наших передовых окопов на высотах к востоку от д. Ляпица-Дольная. Бой продолжается.

На остальном фронте перестрелка и поиски разведчиков.

Кавказский фронт

К югу от Огнота, турки повели наступление на фронте Сиги-Колдар-Гулдар и Пеликан, но были отбиты нашим огнем и штыками и обращены в бегство. Одновременно с этим небольшие партии турок при поддержке артиллерии перешла в наступление в том же районе на фронте Ховаршах-Чермук-Шамиран и Кандас, но были остановлены.

Румынский фронт

А) Трансильвания. Попытки противника атаковать в долине р. Ольты остановлены артиллерийским огнем. На Жиульском направлении, под давлением румын, противник продолжает отходить к северу. Здесь захвачено 4 орудия, пленные и некоторое количество военной добычи.

Б) Добруджа. Действия передовых частей.

 

Телеграммы


Кавказский фронт

ТИФЛИС, 18-го октября. Обозревая итоги двухлетней борьбы на кавказском фронте, «Кавказ» пишет:

«В конечном итоге турки потерпели ряд крупнейших поражений. Трижды турецкая армия подверглась разгрому, территория Турции уменьшилась на громадную площадь, вся Армения с важными центрами перешла в наши руки, богатая прибрежная полоса, считающаяся жемчужиной Турции, занята нами. Загипнотизированные агентами пресловутого покровителя мусульман турки пожертвовали сотнями тысяч жизней для борьбы за чужое дело и в результате, потеряв богатые области, турки оказались в тупике, без надежд на будущее, с обязательством бороться за Германию, и волей-неволей должны продолжать изнурительную для них борьбу.

Фундамент победы, прочно заложенный генералом Юденичем под Сарыкамышем, увенчивается ныне огромным зданием славы кавказской армии. Ван, Эрзерум, Трапезунд, Эрзингян—украшения этого мощного памятника. Держа в своих руках инициативу, Августейший Главнокомандующий твердо, от победы к победе, ведет кавказскую армию, закаленную в боях под командою героя Эрзерума. Инициатива, однажды взятая кавказской армией, до конца сохраняется. Все попытки нередко превосходивших нас числом турок отобрать ее окончились неудачей; так, вслед за нашим продвижением в Ван-Малязгертском районе, армия Халил-паши перешла в контр-наступление, но подверглась полному разгрому, едва избавившись от уничтожения.

Взятие Эрзерума и Трапезунда вызвало ответный маневр турок в Байбуртском и Мамахатунском районах, но и тут конечный результат показал поражение всей их армии у Эрзингяна и Байбурта. Наконец, персидская операция, на которую возлагалось немало надежд турецким главным командованием, оказалась в конечном результате мыльным пузырем.

Продвинувшийся далеко вглубь Персии корпус Исхана-паши стал перед неразрешимой задачей дальнейших операций; двери Тегерана по-прежнему крепко заперты надежной рукой нашего отряда; турецкая армия, оторванная от своей базы, без всякой связи с соседями, принуждена лишь думать о сложном обратном маневре. Все это достигнуто несравненной доблестью кавказской армии, ведомые искусною рукою кавказские герои дали ряд блестящих и редких в истории примеров непрерывных побед». (ПТА).

Французский фронт

ГАВР, 18-го (31-го) октября. Бельгийское официальное сообщение:

«На бельгийском фронте слабый артиллерийский огонь». (ПТА).

ЛОНДОН, 18-го (31-го) октября. Дневное официальное сообщение британской главной квартиры во Франции от 18-го октября:

«За исключением артиллерийского огня, открывавшегося с перерывами обеими сторонами, в течение ночи не произошло ничего выдающегося». (ПТА).

ПАРИЖ, 18-го (31-го) октября. Официальное сообщение от 18-го октября, 11 часов вечера:

«День прошел сравнительно спокойно на всем протяжении фронта. Сообщают лишь о довольно сильных артиллерийских боях в районе Сайи и у леса Сен-Пьер-Вааст». (ПТА).

ПАРИЖ, 18-го (31-го) октября. Агентство Гаваса сообщает:

«Как французские, так и германские сообщения отмечают затишье, наступившее на западном фронте вследствие неблагоприятной погоды. Продолжается лишь артиллерийский бой на Сомме и Маасе, не сопровождаясь действиями пехоты.

Германские телеграммы от 16-го октября, возвращаясь к французской победе 11-го октября под Верденом, пытаются умалить значение французского успеха, утверждая, будто бы в момент атаки германцы эвакуировали выдвинутые вперед позиции, положение которых представлялось невыгодным для связи со второй линией. Никого не убедит такое детское и неестественное объяснение. В состав первой германской линии входили, между прочим, ферма и укрепления Тиомона, деревня и форт Дуомон и лес Вайет. Непонятно, почему германцы потеряли десятки тысяч людей и истратили миллионы снарядов, чтобы завладеть позициями, занятие которых ставило их в невыгодное положение. (ПТА).

ПАРИЖ, 19-го октября (1-го ноября). Официальное сообщение от 19-го октября 1 часа дня:

«К северу от Соммы французы в течение ночи снова продвинулись к северо-востоку от Лебэ. Сегодня утром германцы произвели сильную атаку, наступая с севера и востока, на деревню Сайи-Сайизель, но все попытки были сломлены нашим огнем и атакующие отброшены в свои исходные траншеи. При этом французы захватили 70 пленных.

На правом берегу Мааса ночь прошла сравнительно спокойно. В Вогезах попытка германской атаки близ Ларгипена, к юго западу от Альткирха, не удалась вследствие нашего заградительного огня. (ПТА).

ЛОНДОН, 19-го октября (1-го ноября). Официальное сообщение британской главной квартиры от 18-го октября вечера:

«Сегодня британская артиллерия и траншейные мортиры обстреляли германския линии в окрестностях редута Гогенцоллерна и канала Лабассэ. Германцы подвергли сильному обстрелу наши позиции в районе от Анкра до Эбютерна и к югу от Анкра в особенности вокруг редутов «Staff» и «Schwaben» и траншею «Reginа». Кроме этого, не произошло ничего существенного». (ПТА).

Итальянский фронт

РИМ, 19-го октября (1-го ноября). Официальное итальянское сообщение, от 18-го октября:

«Вчера неприятельская артиллерия значительно усилила свою деятельность против наших позиций в долине Сугана, в верхней части долины Ваной-Чисмон и вдоль всего фронта Юлийских Альп. Наши батареи деятельно отвечали. В результате воздушного боя на Карсо один неприятельский аэроплан был сбит на наши линии; один из летчиков убит, другой захвачен в плен. (ПТА).

Румынский фронт

БУХАРЕСТ, 19-го октября (1-го ноября). Официальное румынское сообщение от 18-го октября:

«Северный и северо-западный фронты. На протяжении фронта от Тольдьеша до Табла-Бутци положение остается без перемен. У Браточеа небольшой румынский отряд, застигнув неприятеля врасплох на горе Роска, прогнал его и причинил ему большой урон. В одной только траншее нами были найдены убитыми два офицера и 70 нижних чинов. Мы заняли гору Роска, захватив пленных, пулемет и прожектор. У Предеаля редкий артиллерийский огонь. В долине Прахова и в раионе Драгославля нами отбито несколько неприятельских атак. На левом берегу Алюты военные действия развиваются. В долине Жиу мы продолжаем преследовать разбитого неприятеля. У Оршовы редкий артиллерийский огонь.

Южный фронт. Положение без перемен. (ПТА).

Балканский фронт

ЛОНДОН, 18-го (31-го) октября. Британское сообщение о военных действиях на Ближнем Востоке от 18-го октября:

«За исключением столкновений между патрулями около Календры, в положении не наступило перемен. Летчики бросали бомбы над железнодорожным мостом Семсирели к востоку от Дойрана, нанеся ему повреждения». (ПТА).

СОЛУНЬ, 18-го (31-го) октября. Официальное сообщение сербской главной квартиры:

«17-го октября происходили слабые действия, вследствие неблагоприятной погоды. На левом берегу реки Црны мы отразили местную ночную атаку, причем несколько продвинулись вперед; нами взяты пленные». (ПТА).

РИМ, 20-го октября (2-го ноября). Официальное итальянское сообщение, от 18 го октября:

Албанский фронт. Неприятельский воздушный отряд 15-го октября произвел налет в районе Клисуры и Нижней Воюссы и сбросил бомбы, не причинив никаких повреждений.

Солунский фронт. Неприятельский аэроплан, во время производившейся им разведки, сбит вблизи железнодорожной станции Акинджали, на линии Дойран—Демир—Гиссар. Болгарский отряд, двинувшийся на выручку упавшего аппарата, был рассеян огнем нашей артиллерии, совершенно уничтожившим сбитый аэроплан». (ПТА).

ПАРИЖ, 19-го октября (1-го ноября). Официальное сообщение от 19-го октября 1 часа дня:

Военные действия на Ближнем Востоке. «На левом берегу Струмы англичане атаковали и разбили болгар, нанеся им кровавый урон. Деревня Баракли-Дзума, сильно обороняемая неприятелем, после ожесточенного боя, была взята, и англичане захватили 315 пленных. От Добранскаго озера до Вардара происходила с перерывами артиллерийская борьба. В районе Црны сербы отразили германо-болгарские контратаки». (ПТА).

Война на море

ВАШИНГТОН, 18-го (31-го) октября. Американский консул в Квинстоуне доносит государственному департаменту, что потопленный пароход «Mаrinа» имел смешанный экипаж, состоявший из англичан и американцев. Пароход был потоплен орудийным огнем без предупреждения. Немедленно будет произведено расследование для выяснения вопроса о нарушении Германией обещаний данных Соединенным Штатам. В телеграмме из Ньюпортньюса (штат Виргиния), указывается, что на пароходе «Mаrinа», при его выходе из порта 8-го октября находилось 50 американцев. (ПТА).

ЛОНДОН, 18-го (31-го) октября. По заявлению собственников парохода «Mаrinа» спасено и доставлено на берег 86 человек; не досчитываются еще 18 человек. (ПТА).

ЛОНДОН, 19-го октября (1-го ноября). По сведениям Ллойда, не досчитываются 32 человек из экипажа потопленного британского парохода «Саbаtiа». (ПТА).

СТОКГОЛЬМ, 19-го октября (1-го ноября). Во время последней бури у шведских берегов погибло несколько германских пароходов, в том числе пароход «Irmgard», вместимостью приблизительно в 6.000 тонн, шедший из Лулео на юг. Кроме того, потерпели крушение два траллера. (ПТА).

 

 

Дневник военных действий


К. Шумского


Достройка „стен"

Румынская операция продолжает быть в настоящий момент центром тяжести мировой войны. По мере того, как вступала в свои права осень, эта операция получала все большее и большее развитие, и в связи с постепенным наблюдающимся затишьем на главных фронтах войны, на румынских театрах стали скопляться все большие и большие силы обеих сторон.

При таких условиях, положение Румынии несомненно представлялось серьезным, что, однако, следует понимать лишь в том смысле, что румынские театры войны должны были стать в течение некоторого, довольно значительного, периода времени ареной главной и весьма ожесточенной борьбы весьма больших сил обеих коалиций.

Война, затянувшаяся уже на третий год, начинает приобретать, в известных отношениях, некоторую закономерность. Мы уже по опыту знаем, что весной и летом разыгрываются ожесточенные операции на главных фронтах войны, осенью на них наступает затишье, но зато разыгрываются весьма важные и серьезные операции на второстепенных театрах, главным образом на Балканах, и, наконец, в течение двух-трех зимних месяцев наступает некоторое затишье почти на всех фронтах войны, где обе стороны накопляют новые силы для следующего, такого же колоссального, этапа борьбы.

Поэтому не нужно было быть каким-либо пророком, чтобы еще в августе ожидать, что и нынешней осенью получат весьма большое развитие стратегически и политически важные операции на Балканах, и из них, в первую голову, на румынских фронтах войны, где противнику, прежде всего, придется считаться с таким новым фактором, как выступление полумиллионной армии наших союзников.

Однако, независимо от этого, надлежит всегда исходить из того особого положения, в котором находится Австро-Германия вследствие значительных потерь, понесенных ею за два года войны. Эти потери подразумевают основную идею нынешней германской стратегии, заключающуюся в необходимости обязательно стремиться к занятию „коротких фронтов",—ибо с меньшими силами можно надеяться успешно оборонять лишь меньшие фронты. Каждая лишняя сотня верст фронта ложится тяжелым грузом на германскую стратегию, вследствие заметного уменьшения сил Австро-Германии, и, прежде чем задумать какую-либо наступательную операцию, немцы должны предварительно искать „короткие фронты". Только с занятием „коротких фронтов", только с таким некоторым обеспечением своих оборонительных линий, противник может начать помышлять о том, чтобы где-либо сэкономить войска и создать ударную массу для какой-либо наступательной операции.

Таким образом, после двух лет войны, германская стратегия оказалась всецело под знаком „сокращения фронта" и прежде и раньше всего вынуждена стремиться к этому, а потом уже только может замышлять какие-либо наступательные операции.

При таких условиях, операции на Балканах должны были получить весьма большое развитие не только потому, что в осеннее время, вследствие затишья на главных фронтах, является возможным свезти значительные силы на Балканы и искать там разрешения каких-либо политических или частных стратегических задач. Эти операции на Балканах должны были получить развитие также и потому, что у ослабленного противника, именно в период, когда он понес весьма большие потери в течение лета, появились новые 1.100 верст румынских фронтов (600 верст трансильванского фронта и 500 верст румыно-болгарской границы, от Орсовы до побережья Черного моря в Добрудже). Коли к этому добавить, что граница Румынии с Трансильванией имеет такое очертание, что охватывает южную оконечность всего восточного фронта, ныне протягивающегося от Балтийского моря до Дуная, то неизбежность крупных и важных операций противника станет еще более понятной.

Таким образом три фактора—осеннее затишье на главных фронтах, затем 1.100 верст новых для противника фронтов и, наконец, охватывающее очертание румынской границы обусловливали неизбежность крупных операций на румынских фронтах войны. Этого, конечно, не могли не видеть румыны, прежде чем присоединиться к коалиции держав согласия, и, очевидно, как они, так и союзники считались с неизбежностью того, что, в случае присоединения Румынии, границы этой новой союзницы неизбежно станут районами главнейших операций,— по крайней мере, в течение первого и притом довольно значительного по времени периода. Это, в свою очередь, подразумевало, что на румынских фронтах обозначится не только сильный натиск противника, но и соответствующее противодействие со стороны союзников, ибо, как мы отмечали выше, было вполне ясно, что здесь, во всяком случае, осенью должны произойти крупные события.

Таким образом надо было ожидать не только крупных событий, но и накопления крупных сил обеих сторон на румынских фронтах.

Так как противнику приходилось, прежде всего, считаться с тем, что к его бесконечным фронтам прибавилось еще 1.100 верст румынских фронтов, а между тем силы его ослаблены, - то, естественно, что первые операции противника должны были быть направлены к столь необходимому для него „сокращению фронта". Этим и объясняются как наступательная операция Фалькенгайна в Трансильвании, так и наступательная операция Макензена в Добрудже.

 

 

Из карты нетрудно видеть, что такое движение противника из Трансильвании и в Добрудже подразумевало его стремление вместо 1.100 верст фронта, которые образуются обводом всей границы Румынии, прийти к фронту верст в 400, который должен был, по мнению противника, образоваться прямой линией, протягивающейся от Буковины до Констанцы через Румынию. Для 1.100-верстнаго фронта у противника не могло хватить новых войск, при потерях его за два года войны, но 400 верст противник, очевидно, рассчитывал оборонять с достаточным успехом.

Если далее взглянуть на карту, то можно видеть, что упомянутое выше стремление Фалькенгайна и Макензена к соединению, для образования более короткого, 400-верстнаго фронта, от Буковины до Констанцы, не могло быть осуществлено при помощи даже весьма большого развития операций Макензена. Нам уже приходилось отмечать показанную на карте широкую полосу болот на Дунае, у границы Добруджи, и эти болота не только не допускали для Макензена возможности перебраться через Дунай, из Добруджи в Румынию, но не допускали вообще никакого выдвижения вперед Макензена из Добруджи. Этот "стратегический тупик", ограниченный с двух сторон болотами, идущими по Дунаю, а с третьей стороны Черным морем, „запирал" Макензена в Добрудже, и, в силу этой „ограниченности", его операция не могла иметь сколько-нибудь крупного стратегического значения. Операция в Добрудже могла иметь весьма большое стратегическое значение для союзников, так как им нужно было наступать в ту четвертую сторону, которая была открыта, в сторону Болгарии. Однако, так как операция сложилась таким образом, что обозначилось наступление противника, то театр Добруджи, в силу тех условий, в которых находился там противник, сразу потерял свое значение.

Этим и объясняется, что из двух операций — Макензена и Фалькенгайна — главной стала операция Фалькенгайна, ибо последний, хотя и должен был наступать по крайне труднодоступной местности Трансильванских Альп, но все же по местности одолимой, и притом намечал попытку продвинуться на соединение с Макензеном, для образования того короткого, 400-верстнаго фронта, между Буковиной и Констанцей, о котором мы говорили выше. Таким образом стремление противника образовать упомянутый выше 400-верстный фронт могло быть „теоретически" осуществлено лишь за счет продвижения Фалькенгайна, а не за счет продвижения Макензена.

Таковы те условия, которые, во-первых, свели на осенний период все важнейшия операции европейской войны к операциям на румынских фронтах, а из этих двух румынских фронтов, в свою очередь, свели все операции к единой главнейшей операции — операции Фалькенгайна на путях из Трансильвании в Румынию. Сколь это ни кажется неожиданным, но это было именно так, и узел европейской войны оказался осенью завязанным на значительно второстепенном трансильванско-румынском фронте, где шла весьма важная борьба за то, чтобы не дать ослабленным армиям противника занять выгодный для них и единственно возможный для их обороны короткий фронт.

Еще далее мы можем наблюдать, что противник, доведя в свое время фронт на западе до его естественных пределов,—Северного моря на одном конце и нейтральной Швейцарии—на другом конце,—стремился создать такие же естественные пределы для фронта на востоке, такую же перегородку, прорезающую и на востоке Европу от моря до моря. Если учесть нейтралитет Швейцарии и непригодность этой страны, как театра для крупных операций, то, учитывая также итальянский фронт, можно видеть, что на западе Европа перегорожена поперек стеной, протягивающейся от Северного моря до Адриатическаго. Теперь противник, очевидно, стремится докончить построение такой же стены и на востоке. Дотянув прошлой весною один конец своего фронта до Балтийского моря, он дотягивает теперь другой конец своего фронта до Черного моря.

Если бы когда-либо до войны кто-нибудь сказал, что в будущем европейском столкновении будут выстроены две „китайские стены" на западе и на востоке, — одна от Северного моря до Адриатического, а другая от Балтийского моря до Черного, и что, перегородив таким образом Европу поперек двумя стенами, Германия будет обороняться,— безусловно никто бы этому не поверил, и всякому бы такая идея показалась смехотворной. Когда-то наивное искусство Китая создало знаменитую «китайскую стену», но о том, что к такому приему прибегнут культурнейшие народы серединной Европы, и что осмеянная идея „австрийского кордона" возродится в таком широком масштабе,—об этом не могли помышлять никакие „стратегические мудрецы".

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 31 (18) октября 1916 года

Первая мировая война. 01 ноября (19 октября) 1916 года

Первая мировая война. 02 ноября (20 октября) 1916 года

Первая мировая война. 03 ноября (21 октября) 1916 года

Первая мировая война. 04 ноября (22 октября) 1916 года

Первая мировая война. 05 ноября (23 октября) 1916 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 189 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г, октябрь, война, Газеты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz