nik191 Среда, 20.01.2021, 13:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [851]
Как это было [613]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [206]
Разное [19]
Политика и политики [171]
Старые фото [38]
Разные старости [61]
Мода [309]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1574]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [772]
Украинизация [547]
Гражданская война [1047]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [122]
Восстание боксеров в Китае [0]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2020 » Июль » 9 » Приманки Парижской выставки
05:19
Приманки Парижской выставки

 

Катастрофа на Всемирной выставке: обрушившийся мост у здания "Глобуса"

 



 

Приманки Парижской выставки

 

После церемонии открытия всемирной выставки возобновились работы на всей ее территории. Выставка будет почти готова в первых числах мая, и тогда главная дирекция собирается вторично отпраздновать ее открытие устройством большого народного гулянья. Пока же на выставке, можно смело сказать, нет ни одного угла, совершенно готового. Работы идут во всех дворцах, павильонах и киосках, на всех дорогах и мостах, во всех садах и аллеях.

Русский отдел опередил все другие, и только внутри его зданий публика находит, на что посмотреть и чем полюбоваться, но и там экспонаты окончательно еще не установлены и не снабжены этикетами; помещение сибирской железной дороги закрыто, а один павильон еще в лесах. К тому же здесь не весь русский отдел, а только отдел окраин; другие павильоны, разбросанные по всей выставке, а также русские секции в разных дворцах запоздали за недостатком рабочих одновременно со всеми. Описывать поэтому выставку или хотя бы пока только ее русский отдел теперь еще рано, как и рано было бы приехать в настоящий момент посетить ее.

Посетители, не зная, куда деваться, охотно идут на разные выставочные „приманки" (attractions), и хотя повсюду должны приплачивать, они деньги и время тратят не даром. Эти attractions, действительно, в большинстве очень интересны: те, которые уже работают, крайне занимательны и вместе с тем поучительны. И так как выставка еще не готова, читатели не посетуют на меня, если я первое свое письмо об этом всемирном торжище посвящу не серьезной его стороне, а увеселительной части.

 

Главные „приманки" выставки — три поселка, устроенные на ее территории частными акционерными компаниями, которые дорого заплатили администрации за свои концессии. Это — „Старый Париж", „Швейцарская деревня" и „Андалузия времен мавров".

 

Старый Париж (Vieux Paris) построен на левом берегу Сены по соседству Трокадеро. Это — плод гениальной фантазии известного художника Робидо, питающего пристрастие к средневековым стилям в зданиях и костюмах, во всех линиях и очертаниях: этот артист, рисунки которого успешно выдерживают сравнение с лучшими произведениями Густава Доре, сумел заинтересовать своим проектом нескольких предприимчивых капиталистов, которые осуществили его, как акционерное предприятие.

 

 

По рисункам Робидо архитекторы возвели здание „Старого Парижа", а декораторы и костюмеры одного из больших парижских театров меблировали эти здания, снабдили их всеми нужными аксессуарами и экипировали и обучили статистов, которые ныне играют роль постоянных жителей столицы, помолодевшей на несколько столетий. С внешней стороны историческая правда соблюдена почти в точности, и городок Робидо едва ли не лучшая часть выставочной панорамы с своими живописными церквами, дворцами и домами, своими башенками, колокольнями, шпилями и столбами. Но если большинство зданий сданы под рестораны, кафе, концерты, театры и лавки, то те, которые остались свободными от коммерческой эксплуатации,посвящены истории Парижа.

„Старый Париж" поражает посетителя своим солидным и почти серьезным видом. Дома в нем не имеют ничего общего с бутафорскими сооружениями. которыми привлекали публику на других выставках. В предшествующих поселках подобного рода, в „старом Берлине", „старом Будапеште" или „старом Антверпене" здания могли быть обитаемы только в нижних этажах; верхние же представляли голые, декоративные стены. А в „Старом Париже" десятки частных домов обитаемы сверху до низу. Это настоящие жилые здания, и посетитель может подыматься до верхних этажей и влезать на высокие башни, встречая везде прочную постройку, настоящие лестницы, коридоры, залы, балконы. Портят впечатление только фигуранты, иногда не умеющие носить свои средневековые костюмы; портят также настроение безбожные цены, которые с посетителя дерут на каждом шагу, куда бы он ни заглянул.

Городок занимает площадь в 6000 квадр. метров и тянется от моста Alma на раcстоянии 260 метров. Он частью возведен на платформе, нависшей над рекой и поддерживаемой на сваях, — платформе, которая представляет чудо техники и обошлась не в одну сотню тысяч франков.

Посетитель входит со стороны моста Alma чрез ворота St. Michel. Это, как и большинство зданий городка, воспроизведение действительно существовавшtго сооружения: ворота St. Michel стояли там, где теперь находится фонтан этого названия, и вели в Латинский квартал. У ворот устроена кордегардия, где стоит старинная полицейская стража. Пройдя ворота, посетитель имеет впереди себя неровные площадки и извилистые переулки былого Парижа, которые проведены, разумеется, без всякого соблюдения настоящей парижской топографии.

На небольшом сравнительно участке Робидо хотел представить не только самые типические улицы и дома Парижа прежних времен, но и воспроизвести его физиономию за несколько отдельных эпох. Он разделил городок на три квартала: первый представляет XV век, второй XVIII, а третий—смешение четырех — XV—XVII1 веков. Мало того, по его мысли, „Vieux Paris“ должен представлять троякий характер: это должен быть, прежде всего, Париж студентов, гризеток, менестрелей, музыкантов, клерков, затем Париж торговцев и ремесленников; наконец, Париж моды, туалетов и всяких диковинок. На деле вышла только смесь, местами довольно негармоничная, костюмов и стилей, но „Старый Париж" все-таки представляет любопытное и поучительное зрелище.

В первом квартале воспроизведен целый ряд исторических домов, ныне уже не существующих. Прежде всего, обращает внимание знаменитый Maison aux Piliers, который служил первой городской ратушей. Он был главной квартирой „ганзы" речных торговцев, а затем представителей буржуазии: отсюда  старшина купеческого сословия, Этьенн Марсель дал в 1358 г. сигнал к восстанию против регента королевства. Это была первая коммуна,
представляющая немало сходства с коммуной 1871 г. Дальше стоит дом Мольера—дом, где жил и торговал отец великого драматурга, королевский поставщик Поклэн. "Pavillon des Cinges" — значится фирма Поклэна с архаической ошибкой в орфографии, и это название оправдывается скульптурной орнаментацией, представляющей вереницу обезьянь (Singes).

По соседству — стоит дом известного алхимика Николаса Фламеля, затем дом Теофраста Ренодо, первого французского журналиста, основателя старейшей французской газеты „Gazette de France“ (1631 г.). Дом этот очень своеобразной архитектуры и назывался maison du Cod (петуха): в старину дома за отсутствием нумерации отличались различными эмблемами. На конце улицы, на которой стоят все эти дома, находится крайне оригинальная башня старинной коллегии, ныне разрушенной; здесь собирались сторонники Гизов, начальники шестнадцати кварталов лиги во время междоусобиц „лиги". Идя дальше, среди различных зданий нельзя не обратить внимания на церковь St. Julien des Menetriers. Это была церковь корпорация музыкантов (menetriers), жонглеров, эквилибристов и паяцев. У портала церкви находилась биржа этих наемных артистов, и здесь, в городе Робидо, поэтому держится группа музыкантов и статистов, представляющих старую корпорацию.

По соседству находится позорный столб для осужденных преступников, и средневековый палач демонстрирует применение аксессуаров этого наказания. Во втором квартале городка воспроизведена торговая улица St. Laurent и еще более торговый мост Pont au Change. До нынешнего столетия на парижских мостах находились магазины, лавки и палатки, и Pont au Change был центром меняльных лавок, банкирских домов и ювелирных магазинов. Здесь имеется  многочисленная толпа фигурантов, а также настоящих торговцев, но только в костюмах ХVIII века.

По соседству с мостом высится (Grand Chatelet) —тюрьма, где столько мучили, пытали н томили людей. Далее — огромное здание, представляющее одно из зданий старого центрального рынка; здесь помещается Grand Theatre, где даются концерты Колонна, посвященные музыке всех стран и народов. В третьем квартале привлекает внимание посетители дворец св. Людовика,—нынешний дворец юстиции—в прежней своей обстановке. Робидо точно воспроизвел историческую (Grand Salle); здесь даются спектакли театра Bodiniere. Далее воспроизведена Sainte Chapelle в тех частях, которыe ныне больше не существуют и башня архиепископского дворца. С „гидом@ в руке посетитель проходит в Vieux Paris курс истории французской столицы.

 

 

Швейцарская деревня (Village Suisse) расположена вне территории выставки, на краю Марсова поля, но соединена с нею переходным мостиком. Входные ворота представляют — с одной стороны, две городские башни столицы Швейцарии — Берна, а с другой стороны, башни известного по своей архитектуре Эшервайерского замка на берегу Невшательского озера.

Посетителю прошедшему чрез ворота, прежде всего бросаются в глаза горы; из-за них одних стоило бы посетить швейцарскую деревню. Они переносят вас сразу в альпийскую долину, и иллюзия была бы полная без виднеющейся вдали белой верхушки ныне перекрашиваемой Эйфелевой башни и без поднимающегося над горным пейзажем „Большого Колеса", которое вертит высоко в воздухе свои вагонетки. Нижние части гор—настоящая земля и настоящий камень, верхние же понятно подделаны, но подделаны мастерски, и переход решительно не замечается.

Как и везде на выставке, здесь играл большую роль Staff, прекрасный материал для бутафорских строений, состоящий главным образом из гипса и пакли. Под рукою искусных специалистов этот материал стал на вид совершенно похожим на гранит. Эти искусственные горы поднимаются отвесно, достигая вышины 60 метров, но благодаря искусству „архитектора-пейзажиста“, как он себя называет — строителя гор, они кажутся несравненно выше.

 

Выставка Всемирная выставка 1900 года в Париже: швейцарская деревня

 

Швейцарская деревня занимает площадь в 20,000 квадр. метров, а горы в ней тянутся на расстоянии 610 метров.

Горные ландшафты представляют здесь большое разнообразие: в одном месте — голые скалы, в другом — водопад и ручей, в третьем — целые пастбища. Здесь в изобилии трава, деревья, горные цветы и горные растения, которые здесь не меньше поражают, чем горы. В сущности это — висячие сады с акклиматизированной горной флорой — рододендронами, эдельвейсом, круголистником и горечавкой. Красив и шумный водопад, ниспадающий с высоты 30 метров, горный ручей и озеро, представляющее один из лучших пейзажей Фирвальдштеторского округа. В горах разбросаны шалаши пастухов, перевезенные сюда из Швейцарии. Здесь также работает вполне оригинальная водяная мельница. По соседству—часовенка ВильгельмаТелля.

Village Suisse имеет и настоящую церковь—воспроизведение сельского храма в Вюрцбрунне. Колокольня ее снабжена хорошим подбором колоколов, и звонарь исполняет различные несложные мотивы. Иногда звон колоколов аккомпанирует звукам Alpensegen, спускающимся с гор. Это пастухи поют и играют при возвращении скота с поля. Любопытная процессия эта проходит по улицам, площадям и мостикам Village Suisse несколько раз в день для развлечения публики. Тирольские переливы пастушеских песен электризуют публику, которая забавляется,подхватывая „уо! уо!“ После Alpensegen пастухи исполняют национальный Rаnz, сопровождаемый звоном колокольчиков у коров и у коз. За пастухами ходят с сельскими орудиями женщины и девушки в характерных своих костюмах. Сельская жизнь Швейцарии представлена вообще с большой точностью и подробностью.

Имеется образцовая сыроварня, где готовят и продают сыры; продают также молоко и масло. Сюда приведено довольно много домашнего скота местных пород, и ходят за ними настоящие жители Швейцарии, а не фигуранты. Эти переселенцы, загнав скот в хлева, предаются обычным своим занятиям и развлечениям: здесь прядут шелк и шерсть, там вышивают на пяльцах; один крестьянин готовит деревянные башмаки, другой мастерит разные мелкие вещи, третий играет на флейте, четвертый пляшет.

Дома швейцарской деревни в большинстве представляют точное воспроизведение типических построек, встречающихся в федеральной республике. Посреди главной площади стоит бассейн с витой колонной, на которой св. Георгий в рыцарских доспехах борется с драконом. На краю площади — хижина, в которой родилась известная актриса Рашель — в Мумфе. в кантоне Арговии, по соседству — домик, где завтракал Наполеон I при переходе через Сен-Бернар; далее в оригинальном доме с ажурным перроном и большой галереей устроено швейцарское почтовое бюро. Обращаем внимание на белый дом—характерная filanda ticinese итальянской Швейцарии. На другом краю деревни посетителю покаpываю копию дома, в котором в 1712 году родился Жан-Жак Руссо. Одной из достопримечательностей швейцарской деревни является еще женский оркестр в швейцарских костюмах, подвизающийся в одном из рестораном.

 

„Андалузия времен мавров" находится на самой выставке, у Трокадеро, на берегу Сены и занимает площадь в 5000 кв. метров. Она очень интересна в архитектурном отношении. Здесь воспроизведены отдельные части Альказара и Альгамбры, знаменитая башня Хиральдо, некоторые старинные дома Толедо, два минарета Тайгера и мечеть Тетуана; здесь также имеется целая испанская деревня и целое арабское gourbi.

Посетитель видит местную ярмарку; торговцы в лавках и палатках продают всякие туземные мелочи, а среди них подвизаются фокусники, паяцы, танцовщицы. Арабы, евреи и негры составляют здесь живописную восточную толпу. Только это скорее Тунис наших времен, чем Андалузия времен мавров. Историческая часть вообще представлена довольно плохо; да в ней, впрочем, посетитель и не нуждается.

 

 

В Альгамбре помещен театр. Там известная в Испании цыганская труппа (gitanos) исполняет все испанские танцы: севиляну, болеро, качугу, манчегу, саламанку. Звуки кастаньет и крики оllе! раздирают уши. Здесь также имеется большой цирк и музей испанских древностей.

 

К. Дмитриев.

Париж, апрель 1900 г.


Огонек, №15, 20 апреля (3 мая) 1900 г.

 

 

Еще по теме

 

Современное состояние работ на Всемирной выставке в Париже

Парижская всемирная выставка 1900 г. Часть 1

Парижская всемирная выставка 1900 г. Часть 2

Россия на всемирной выставке в Париже. Часть 1

..............................................

Катастрофа на Всемирной выставке в Париже

Приманки Парижской выставки

Панорама „Коронация Императора Николая II“

 

 

 

 

 

 

 

Категория: События | Просмотров: 50 | Добавил: nik191 | Теги: выставка 1900 г., Париж | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz