nik191 Вторник, 28.09.2021, 02:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [945]
Как это было [663]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [234]
Разное [21]
Политика и политики [243]
Старые фото [38]
Разные старости [71]
Мода [316]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [564]
Гражданская война [1145]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [258]
Восстание боксеров в Китае [82]
Франко-прусская война [119]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2020 » Август » 27 » Новейшие известия с театра войны Оборона Парижа. Часть 4
05:14
Новейшие известия с театра войны Оборона Парижа. Часть 4

Война. В Париже

 

 

 

Новейшие известия с театра войны

 

 

Оборона Парижа

Часть 4

 

 

— Газета «Sun» сообщает некоторые подробности о свидании, которое имел, 5 (17) сентября, в Мелёне с графом Бисмарком секретарь английского посольства в Париже, г. Малет. Он застал графа, в девять часов утра, сидящим у стола, на котором находились вино и сигары. Свидание продолжалось более двух часов. Граф сказал г. Малету, что пруссаки добиваются Меца и Страсбурга и не выйдут из Франции, пока их не получат.

«Пруссия—прибавил он—не имеет намерения срыть их, а хочет сделать их еще сильнее, чем они теперь. Французы ненавидят нас всей душой, и мы должны позаботиться, чтоб сделать эту ненависть бессильной. Что же касается Парижа, то немецкие армии окружат его своими корпусами, и 70,000 человек немецкой кавалерии отделят его от остального мира, предоставив парижанам жариться в своем собственном соку»...

«Если парижане и затем окажут сопротивление—продолжал Бисмарк—то мы приступим к бомбардированию города, и, если нужно, сожжем его».

Бисмарк заметил также, что в деньгах Германия не нуждается и, следовательно, большого денежного вознаграждения не потребует. По поводу Меца он сказал, что этот город окружен 200,000 пруссаков. Он отдал полную справедливость мужеству, с каким сражалась армия Базёна; о французской же армии в Седане отозвался менее лестно. Бисмарк спросил Малета, в каком положении находится Париж, и не очень остался доволен тем, что там нет беспорядков.

Столь же мало удовлетворило его мирное признание республики Парижем и всей Францией. Министр допустил, что если республиканское правительство будет умеренно и честно, то оно может сделаться источником опасности для монархического принципа в Германии.

 

***

 

— Из лагеря под Парижем пишут 20 сентября в «Северо-Германскую всеобщую газету»:

«Гвардия заняла позицию к северу от Парижа, между Уркским каналом и северной железной дорогой. Вправо от нее (к северо-западу) расположился 4-й армейский корпус, а влево (к юго-востоку) — 12-й (саксонский) корпус. С противоположной, южной стороны Парижа развернулась армия наследного принца прусского.

В числе многих сюрпризов, которые готовят осаждающие парижанам, следует упомянуть об отводе Уркского канала, что поручено солдатам гвардейского корпуса. Гвардейские пионеры отведут, в Севроне, означенный канал в реку Море. Этими работами будет руководить капитан Краузе. Цель их двоякая: во первых, у осажденных отнимется, таким образом значительное количество воды, и, во вторых, река Море, дополненная водами Уркского канала, значительно укрепит оборонительную линию гвардейского корпуса.

Для проектируемых работ пришлось очистить от неприятельских войск лежащую шагах в 4,000 от форта Сен-Дени деревню Бурже, в которой, как показала рекогносцировка, стояли значительные неприятельские силы. С этой целью, 20 числа, рано утром, были посланы два батальона 2-й гвардейской дивизии, с предписанием как можно осторожнее подкрасться к французам, чтоб застигнуть их врасплох и вытеснить из деревни. Первые дома оказались пустыми, и наши войска думали уже, что деревня вовсе не занята неприятелем, как вдруг на противоположном конце ее началось движение. Отряд национальных гвардейцев, состоявший, по уверению наших солдат, из 400 человек, бросился в беспорядке бежать к Форту Сен-Дени, не сделав ни одного выстрела, и мы заняли Бурже.

Французы бросили в эту деревню несколько гранат, но они не причинили нам никакого вреда, и работы спокойно продолжаются. Ближайшие окрестности Парижа совсем пустынны, но в них еще находятся фрукты, картофель и овощи, которых хватит на целую неделю для продовольствия нашей армии, а позади опустошенной полосы для нас открыты плодоносные провинции, из которых, благодаря свободному сообщению, мы будем быстро получать все необходимое во время осады. Во всяком случае, если мы и терпим легкие неудобства, то французы платятся за них дорого».

 

***

 

— Жюль Дюрюоф, благополучно совершивший путешествие на воздушном шаре, в правительственных видах, сообщил, 13 (25) сентября, на сходке, где председательствовал граф Флавиньи, интересные подробности о том, как исполнено им возложенное на него поручение.

11 (23) сентября, в 8 часов утра, он отправился в путь на воздушном шаре, пущенном в Париже на площади St.-Рiеrrе Моntmаrtrе. Ветер довольно сильно дул с востока. Аэростат поднялся очень высоко, почти на 3,000 метров, и полетел по направлению к триумфальной арке. Там заметил его неприятель. Г. Дюрюоa с этой высоты мог различить черный муравейник пруссаков; в подзорную трубу он увидел, что они готовятся стрелять в него. Действительно, едва успел он выбраться за пределы укрепленной ограды, как из неприятельских пушек, снятых с лафетов и направленных перпендикулярно, брошены были снаряды; ядра долетали почти до лодки и, затем, падали на землю. От некоторых из них шар, однако, слегка поколебался. Дюрюоa видел также, что в него целятся из ружей, но пули причинили ему столь же мало вреда, как и ядра. Таким образом, прусский огонь проводил путешественника до Монта. На пути он заметил облака дыму и услышал треск огнестрельного оружия; он полагал, что вокруг Мон-Валерьена и в этой части сенской долины происходят сражения.

Он ясно мог различить, что прусская армия в этом месте состояла из семи линий, подкрепленных значительною кавалерией. Под влиянием восточного ветра шар летел вдоль по течению реки. В одиннадцать часов Дюрюоф, очутившись далеко от Парижа, счел возможным спуститься на землю, что и сделал в парке замка Крокувиль, в недалеком расстоянии от Эврё. Замок принадлежит адмиралу Ла-Ронсьеру-ле-Нурн, тому самому, который командует парижскими фортами. Эврский префект был предупрежден о прибытии шара и выехал навстречу путешественнику, при котором были три мешка с депешами от военного министра и других членов правительства.

Дюрюофу приказано было передать их только генералу или префекту, а если б их потребовало другое лицо, то уничтожить их. Отдохнув несколько часов в Эврё, вестник отправился по железной дороге в Тур, куда и прибыл благополучно 13 (25) сентября.

 

***


— Комиссар-делегат правительства национальной обороны, г. Люц, отправившийся из Парижа на воздушном шаре, пишет, между прочим, о результатах своих наблюдений:

«Наши подвижные гвардейцы имели на днях серьезные схватки с пруссаками близ Сен-Дени, Вильжюифа и Медона и выказали себя настоящими республиканскими солдатами: они взяли 10 пушек и две картечницы, притом, у неприятеля выбыло из строя 12,000 человек (?), а сами они понесли незначительные потери, потому что сумели подвести неприятеля под огонь пушек, прислуга которых состояла из морских артиллеристов.

К великому моему удивлению, я заметил, что все прусские лагери пусты; куда девались пруссаки? Министр публичных работ, г. Дариан, утверждает, что без табаку, в сущности, еще можно обойтись, и потому завладел табачной мануфактурой, где изготовляются теперь полтора миллиона патронов в день. Сверх того, он устроил мастерские для выделки картечниц и формирует роты картечников.

Недавно произведены опыты над насосами с петролеумом; действие их ужасно. Все окна Дувра блиндированы земляными мешками; тоже делается и с другими памятниками. Порядок превосходен, но о мире бесполезно было бы и говорить: вас мигом изрубили бы в куски. Настроение теперь таково, что не довольствуются погребением себя под развалинами Парижа, а утверждают, что пруссаки ничего не возьмут, что развалин никаких не будет и что они даже не возвратятся в Пруссию.

Парижане положили наказать этих господ за их высокомерие, и я убежден, что эго удастся. Впрочем, из писем, найденных у пруссаков, они проникнуты глубоким унынием. Им обещали город с взбунтовавшейся чернью, а они находят город, достойный древних времен. Если б департаменты прислали теперь всех свободных людей своих, хотя и плохо вооруженных, то дело кончилось бы в несколько дней. Пруссаки, стиснутые между Парижем и департаментами, были бы задавлены. Так как теперь дело идет о днях, то люди, присланные из департаментов, могли бы довольствоваться рытьем на дорогах траншей в 4 метра шириной и столько же глубиной. Вырытая земля образовала бы хорошие эполементы, через которые можно было бы любоваться пруссаками, терпящими во всем недостаток».

Не можем не удивляться уверениям г. Люда, который, как лицо официальное, должен бы был серьезнее относиться к делу.

 

***

 

— Корреспондент газеты «Тimes» пишет из Тура, от 28 сентября, что по всем сведениям, которые получены в упомянутом городе из разных мест, можно заключить, что немецкие отряды, двинувшиеся к Луаре, теперь скорее стягиваются к Парижу, чем подвигаются далее в глубь страны.

Те же сведения,—говорит корреспондент,—показывают, что между неприятельскими войсками развивается сильная болезненность, вследствие постоянного бивуачного расположения их при не всегда благоприятной погоде, а между солдатами заметен некоторый упадок духа, потому что они считали занятие Парижа делом легким, а оказывается, что тут потребуется весьма серьезная борьба.

«Пруссаки могут быть уверены, пишет корреспондент, что они овладеют Парижем, но они едва ли могут сказать, сколько времени потребуется на то, чтобы взять его, а между тем в состоянии погоды они встретят второго могущественнее того, в победе над которым убеждены. Люди проницательные и предусмотрительные, подобно Мольтке и Бисмарку, едва ли не оценят усилий народа, который теперь повсеместно восстал на свою защиту.

Может быть, окажется невозможным выставить армию, достаточно сильную числом и твердую в дисциплине, с нужным количеством артиллерии, инженеров, обозов и проч., для противодействия пруссакам в открытом поле, но я могу вас уверить, что недавно собранные ополчения с каждым днем становятся все более и более солдатами, а в решимости и готовности их сражаться сомневаться невозможно.

Для немцев с каждым днем увеличиваются затруднения к сохранению своих сообщений, вследствие значительного увеличения французских сил в их тылу; Вогезские проходы наполняются вольными стрелками; их там уже несколько тысяч, и французы утверждают, что проходы эти в скором времени будут затруднительны для движения даже и больших сил. И если Париж и Мец продержатся еще месяц, то положение немцев будет затруднительно, и они пожалеют о непомерных требованиях, которые воспрепятствовали миру».

 

Всемирная иллюстрация, № 92 (3 октября 1870 г.)

 

 

Еще по теме:

 

Вести о войне между Францией и Пруссией

Вести о войне между Францией и Пруссией. Войска сторон

.............................

Новейшие известия с театра войны. Оборона Парижа. Часть 1

Новейшие известия с театра войны Оборона Парижа. Часть 2

Новейшие известия с театра войны Оборона Парижа. Часть 3

Новейшие известия с театра войны Оборона Парижа. Часть 4

Новейшие известия с театра войны Оборона Парижа. Часть 5

 

 

 

 

Категория: Франко-прусская война | Просмотров: 53 | Добавил: nik191 | Теги: война, Франция, 1870 г., Пруссия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz