nik191 Среда, 25.11.2020, 22:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [826]
Как это было [570]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [188]
Разное [19]
Политика и политики [170]
Старые фото [36]
Разные старости [59]
Мода [307]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [772]
Украинизация [543]
Гражданская война [1022]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [66]
Восстание боксеров в Китае [0]
Франко-прусская война [114]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2020 » Июнь » 24 » «Кто предал Францию?». Часть 2
04:55
«Кто предал Францию?». Часть 2

 

 

 

«Кто предал Францию?»

 


 

Пацифизм, являющийся основной чертой в характере современного среднего француза, тщательно выращивался политическими партиями и другими организациями. Даже в критические месяцы, предшествовавшие объявлению войны, пацифизм содержал в себе элементы пораженчества. Не всегда признавая это открыто, подавляющее большинство социалистов было последователями Поля Фора, который считал. что можно избежать войны, если Гитлеру будет предоставлена свобода действий в Восточной Европе.

Жуо, вождь профсоюзов, насчитывавших 5 или 6 млн. членов, имел сильные пацифистские настроения.

В начале войны Жуо и профсоюзы были поставлены в затруднительное положение.

Правительство угрожало распустить профсоюзы и арестовать всех лидеров, если из профсоюзов не будут изгнаны все коммунисты. Коммунисты имели 2 млн. членов в профсоюзах и занимали многие руководящие посты. Коммунисты были изгнаны, и Жуо заверил Даладье в своей лояльности. Однако рядовые члены профсоюзов, которых воспитывали на пацифизме, потеряли всякую ориентацию, а их интерес к профсоюзному движению ослаб.

Министерство пропаганды, т. е. само правительство, вселяло в массы веру в то, что на Западе не будет настоящей войны. В течение всего сентября газеты и радио пытались доказать, что Германия находится на грани распада в результате заключения договора с Советским Союзом, а также, что в любой день можно ожидать падения Гитлера, потому что против него ведут заговор его генералы.

Затем стали циркулировать сообщения, долженствовавшие доказать, что агрессивные намерения Гитлера ограничатся Восточной и Юго-Восточной Европой. Когда, несмотря на все предсказания, Гитлер энергично начал войну на Западе, антивоенные настроения превратились в панику.

В апреле и мае сотни тысяч солдат были направлены с фронта в деревни с тем, чтобы возобновить работу на полях. Население расценивало это как доказательство того, что в ближайшем будущем не предполагается каких-либо военных действий. Некоторые классы резервистов старших возрастов были полностью демобилизованы.

Значительное число резервистов должно было быть демобилизовано как раз накануне начала германского наступления. Многие из них участвовали в мировой войне и были призваны в армию в декабре и использовались в береговой охране. Эти резервисты с 1918 г. не держали в своих руках винтовки и были вооружены винтовками образца 1866 г., для которых не представлялось возможным достать боеприпасов. И эти солдаты вместе с другими войсками должны были защитить Северную Францию от вторгнувшихся германских танков!

Во Франции мобилизация проводилась не по возрастным группам, а в соответствии с предшествующей военной подготовкой. Так, например, мужчины в возрасте 30 лет, обучавшиеся в качестве артиллеристов или летчиков, призывались раньше более молодых людей, не имевших специальной военной подготовки. Это означало, что руководящий состав промышленных, торговых и сельскохозяйственных предприятий призывался в то время, как их служащие нередко оставались на своих местах.

Результатом подобной практики явился экономический паралич вследствие того, что уже в первые дни войны владельцы закрыли свои предприятия, уволили служащих или же заменили их более молодыми людьми, не имевшими опыта.

Таким образом, война началась с беспрецедентной деловой депрессии. Кроме всего этого большое недовольство вызывалось тем фактом, что люди старших возрастов были вынуждены идти на фронт, в то время как улицы городов были заполнены штатскими в возрасте от 20 до 30 лет.

Позже возник целый поток нарекании и жалоб, в особенности по вопросу о «специалистах», освобожденных военным министерством от военной службы для использования их в тылу. Разразился такой скандал по вопросу об этих «специалистах», что министерство было вынуждено создать специальную комиссию, которая с помощью военной полиции охотилась за «специалистами» и вернула несколько тысяч их на фронт.

Неразбериха царила и в распределении пособий для семей солдат. В городских муниципалитетах женщины безрезультатно ожидали выплаты пособий. В выдаче пособий отказывали по различных причинам — то не получены инструкции, то не было оказано достаточной помощи в этом вопросе муниципалитету и т. п.

В различных частях страны женщины не получали предназначавшихся им по закону пособий в течение ряда месяцев. Подобное положение вещей мало способствовало поддержанию высокого морального состояния в тылу.

Наибольшее и вполне оправданное возмущение царило среди женщин, детей и стариков, которые в начале войны были эвакуированы из угрожаемых районов. Эвакуировано было свыше миллиона человек, причем большая часть — в Центральную Францию.

Несмотря на то, что эта эвакуация была проведена в соответствии с заранее разработанными планами генерального штаба, эвакуированные практически не были обеспечены жильем или какой-либо работой. Женщины и дети были просто загнаны в амбары и конюшни, не оборудованные постелями или даже одеялами.

Между различными министерствами, властями и бюро происходили бесконечные конфликты. Решительная позиция Даладье являлась всего лишь позой. В действительности он был слишком слаб даже для того, чтобы подчинить своей воле совет министров.

Между различными министерствами и особенно между военным министерством и министерством внутренних дел происходила не прекращающаяся партизанская война, обострявшаяся тем, что полиция, подчинявшаяся министерству внутренних дел, грызлась с разведкой, также находившейся в ведении этого министерства.

Все распоряжения разведки, и особенно направленные против «врагов государства», саботировались полицией и наоборот. Между полицией и разведкой существовало согласие только по одному вопросу — оказывать сопротивление всем указаниям, исходящим из военного министерства.

Весной 1940 г. война была проиграна еще до того, как Гитлер нанес свой удар.

 


Красная звезда 1940  № 254, 29 октября



 

Еще по теме:

 

«Кто предал Францию?». Часть 1

«Кто предал Францию?». Часть 2

Как Франция проиграла войну Часть 1

Как Франция проиграла войну Часть 2

Как Франция проиграла войну Часть 3

Как Франция проиграла войну Часть 4

Как Франция проиграла войну Часть 5

Как Франция проиграла войну Часть 6

Как Франция проиграла войну Часть 7

Как Франция проиграла войну Часть 8

Как Франция проиграла войну Часть 9

 

 

 

Категория: 2-я мировая война | Просмотров: 65 | Добавил: nik191 | Теги: война, Франция, 1940 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz