nik191 Четверг, 19.10.2017, 14:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [230]
Как это было [363]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [239]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1449]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [282]
Революция. 1917 год [367]
Украинизация [67]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Июнь » 20 » Первая мировая война. 20 (07) июня 1916 года
06:11
Первая мировая война. 20 (07) июня 1916 года

 

 

20 (07) июня 1916 года

 

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

7-го июня 1916 года.

На вести о победах нашего оружия на Волыни и в Буковине одним из первых отклинулся Английский Король Георг V-й, приславший на имя Государя Императора дружеское телеграфное поздравление, составленное в чрезвычайно теплых и сердечных выражениях.

Западный фронт

Яростные контратаки неприятеля на многих участках фронта армий генерала Брусилова продолжаются.
По дополнительным данным в районе сев. д. Гадомичи, на р. Стыри, (западнее с. Колки) нашими войсками в боях 4-го июня взято в плен 96 офицеров и 3.137 нижних чинов, при 17-ти пулеметах.

Наступление неприятеля при поддержке вновь подошедших германских частей у д. Воропчин, сев.-восточнее Киселина (7 вер. севернее большой дороги Луцк—Владимир - Волынск), отбито нашим огнем.

По только что полученным сведениям наши войска, произведя контратаку в районе д. Роговичи, юго-восточнее с. Локачи, отбросили неприятеля, захватив в плен 16 офицеров и 1.200 нижних чинов при 8 пулеметах. При этом решительном натиске отмечаются очень искусные действия одного стрелкового батальона, ударившего не только во фланг противнику, но и вдоль его фронта. Этот батальон одного из славнейших стрелковых полков, не только обратил противника в бегство, но и отбил обратно все три орудия нашей доблестной батареи, о потере которых упоминалось во вчерашнем сообщении штаба, захватив кроме того 300 пленных и 2 пулемета.

У станции Охотниково (восточнее Сарн) захвачен опустившийся германский аэроплан с пилотом и наблюдателем.

На р. Стрыпе в районе Гайворонки и Виснювичики (сев. Бучача) неприятель оказывает упорное сопротивление. На крайнем левом фланге неприятель в беспорядке отступает. Наши войска ведут энергичное преследование.

Селения Задова, Сторожынетц—Глыбока, на линии р. Серета, заняты нами.

На фронте р. Двины местами ведется энергичная бомбардировка неприятельских позиций.

В ночь на 6-е июня, в районе севернее Спягло (к востоку от оз. Вишневское), цепи противника пытались приблизиться к нашим окопам, но были отогнаны нашим ружейным огнем.

В ночь на 7-е июня немцы после усиленного обстрела нашего расположения южнее Сморгони перешли в наступление. На одном из участков им удалось было ворваться в наши окопы, но действием артиллерии и контратакой они были выбиты и отошли в прежнее положение. На остальных участках этого района все попытки противника были отбиты частью огнем, частью штыками.

Неприятельские самолеты сбросили на ст. Вилейка до 40 бомб.

На Огинском канале было несколько столкновений. Артиллерия обеих сторон открывала сильный огонь.

Кавказский фронт

На Багдадском направлении, в районе Серпуля, наступление конницы и пехоты противника отбито с большими для турок потерями.

На Диарбекирском направлении нашими разведчиками из засады расстреляна значительная турецкая часть, шедшая на смену своего сторожевого охранения.

На Моссульском направлении в районе Ревандуза одна из наших молодых войсковых частей, комплектуемая грузинами, имела удачное столкновение с большим скопищем курдов, которые, потеряв большое число убитыми, бежали.

На Багдадском направлении внезапным налетом наших казаков турки отброшены из района Колаи-Шахина.

Примечание: Одно из дополнительных донесений отмечает выдающийся случай лихого действия конной артиллерии: в бою 28-го мая, когда противник был отброшен с укрепленных позиций у м. Окна (юго-восточнее Залещиков) и начал поспешное отступление в общем направлении на м. Заставна, наша пехота, воодушевленная успехом, не переводя духа преследовала австрийцев, не давая задерживаться на промежуточных, заранее укрепленных позициях.

При таких условиях один из полков подходил к Заставне и на уровне его цепей шла конная батарея одного из артиллерийских дивизионов. Командир этого дивизиона, видя, что через Заставну спешно проходят беспорядочные группы неприятельской пехоты, а по шоссе через местечко уходит неприятельская батарея и убедившись, что батарея эта, за отсутствием вблизи конницы, несомненно уйдет, решил бросить для преследования номеров конной батареи. Без промедления 60 всадников во главе с офицерами и командиром батареи, полковником Ширинкиным, ворвались в м. Заставну.

В Заставне полковник Ширинкин направил 40 всадников для преследования бегущей пехоты противника, а капитана Носонова с остальными людьми за уходившей батареей. Первая группа, изрубив некоторое количество бегущих, взяла в плен 150 пехотинцев. Вторая группа капитана Насонова, догнала батарею, прислуга которой отстреливалась на ходу из револьверов и карабинов; только после того, как командир ея пал мертвым с разрубленной шеей, а лошади и ездовые головного орудия были перестреляны, батарея остановилась и сдалась в плен.

Всего капитаном Насоновым в этой атаке взято: 2 офицера, 79 артиллеристов, 30 лошадей с амуницией, 4 исправных орудия и 1 зарядный ящик. Неприятельская пехота, видя гибель своей батареи, открыла беспорядочный огонь, несмотря на который взятую батарею удалось благополучно вывезти. В этом деле батарея понесла следующие потери: убит вахмистр, 2 артиллериста и несколько лошадей.

 

ПРИКАЗ ВЕРХОВНОГО НАЧАЛЬНИКА САНИТАРНОЙ И ЭВАКУАЦИОННОЙ ЧАСТИ

7-го июня, № 184

Из поступившего ко мне, по команде, донесения выяснилось, что Уфимский лазарет № 9 Всероссийского союза городов находится в следующем состоянии:

1)    в вывешенных в лазарете списках показаны давно выписавшиеся нижние чины;
2)    лечащиеся воинские чины на прогулки не выводятся, а сидят, даже в хорошую погоду, в душных палатах, вследствие чего задерживается восстановление здоровья упомянутых чинов;
3)    пища и хлеб неудовлетворительного качества, одежда не соответствует времени года, постельное белье попадается очень грязное, а солома и стружка для тюфяков не меняются по два месяца;
4)    отхожее место лазарета распространяет сильное зловоние, к прекращению которого не принимается никаких мер.

В довершение этой крайне неприглядной картины существующего в лазарете беспорядка и бесхозяйственности, заведующая этим лазаретом, женщина-врач Спектор, отказалась дать на просмотр инспектору лечебных заведений приемный журнал, скорбные листы и книгу о посетителях, заявив, что Положение об инспекторах лечебных заведений для нее не обязательно.

За указанные выше непорядки в Уфимском лазарете № 9 всероссийского союза городов и за дерзостное непризнание обязательным для исполнения утвержденного Высочайшею властью положения об инспекторах лечебных заведений, повелеваю арестовать женщину-врача Спектор на один месяц, с отчислением от должности заведующей лазаретом.

По окончании срока ареста, она должна быть вновь возвращена на врачебную работу и поставлена под особый надзор подлежащего местного начальства, с запрещением занимать самостоятельные должности.
Исполнение сего приказа возлагаю на Уфимского губернатора.

Независимо от сего, повелеваю назначить, распоряжением командующего войсками Кавказского военного округа, в названный выше лазарет, для восстановления должного порядка, постоянного коменданта из числа эвакуированных воинских чинов, с возложением на него обязанностей заведующего лазаретом.

Подписал: Генерал-Адъютант,
Принц Александр Ольденбургский.

 

Франко - англо - бельгийский фронт

ГАВР, 3-го (16-го) июня. Бельгийское официальное сообщение:

«На фронте бельгийской армии продолжалась обычная артиллерийская перестрелка, принявшая довольно напряженный характер в районе Диксмюд».    (ПТА).

ЛОНДОН, 4-го (17-го) июня. Сообщение британской главной квартиры во Франции:

«Вчера ночью мы успешно взорвали мины близ Сушэ и Кэнши; германцы взорвали мину близ Живанши, не причинившую нам никакого вреда. Сегодня неприятель поддерживает несколько более энергичный, чем обычно, артиллерийский огонь к северу от канала Лабассе, а также в выступе Лооса. Сегодня же днем в течение непродолжительного времени неприятель усиленно обстреливал наши траншеи к востоку от Зиллебеке». (ПТА).

ПАРИЖ, 3-го (16-го) июня. Официальное сообщение от 3-го июня, 11 часов вечера:

«За истекшие сутки артиллерийская перестрелка на обоих берегах Мааса имела прерывающийся характер; пехотных боев не было. Подтверждается, что атака, произведенная нами вчера на южных склонах Мортомма, дала нам возможность занять неприятельские траншеи на пространстве около километра. Все попытки германцев выбить нас из них потерпели полную неудачу. Количество пленных превышает 200 человек, в числе коих 6 офицеров. На остальном фронте не произошло ничего существенного».

Восточный фронт

Ход военных операций с 18-го мая по 2-е июня:

«В районе Вардара и Дойранского озера деятельность артиллерии обеих сторон не прекращалась в течение истекших двух недель; артиллерийские бои принимали напряженный характер 22, 26, 28-го мая и 2-го июня. Крупных пехотных боев не было; лишь в гористом районе к западу от Вардара было несколько столкновений сторожевых отрядов. На Струме болгары с лихорадочной поспешностью укреплялись в районе форта Рупель, не продвигаясь, однако, дальше вглубь греческой территории. За указанное время неприятельские аэропланы проявляли слабую деятельность. Наши летчики 18-го мая обстреляли неприятельские лагерные расположения и укрепления у Петрича, 25-го мая местности: Петрич,
Гевгели, Иштиц и Радовицу, 29-го мая—форт Рупель, 1-го июня—Петрач и Струмицу. 21-го мая в Солуни было объявлено осадное положение; введение его не вызвало никаких инцидентов». (ПТА).

ПАРИЖ, 4-го (17-го) июня. Официальное сообщение от 12 час. дня:

«Довольно сильная артиллерийская перестрелка происходила в течение этой ночи в Бельгии в участке Ломбартзиде. На левом берегу Мааса атаки германцев при помощи гранат против Авокурского редута у наших передовых постов к западу от высоты «304» были легко отражены. Французские позиции у Мортомма были подвергнуты сильной бомбардировке, причем пехота не выступала. На правом берегу Мааса, ожесточенная артиллерийская перестрелка в участке к северу от Флери. В Вогезах, после энергичного обстрела французскою артиллериею германских укреплений на высоте «425», к востоку от Танна, отряд нашей пехоты проник в первые и вторые германские линии и, очистив их от неприятеля, вернулся в свои окопы, не понеся потерь и захватив пленных.

Действия летчиков.

В ночь с 3-го на 4-е июня германские летчики бомбардировали район Денкерка; жертв нет, повреждения незначительны. Около 8 часов вечера германские летчики бомбардировали Бар-де-Дюк, причем убито 4 и ранено около 15 человек. К концу вечера германцы сбросили несколько бомб на Понт-а-Муссон, без всяких результатов. В течение ночи отряд французских боевых аэропланов сбросил 29 снарядов в 120 миллиметров и 4 снаряда в 155 миллиметров на вокзалы в Лонгионе, Монмеди и Оден-ле-Рома». (ПТА).

ПАРИЖ, 4-го (17-го) июня. Агентство Гаваса сообщает:

«После трехдневного перерыва германцы возобновили упорное сражение; атаки их участились к концу дня 2-го июня и в течение всей следующей ночи, охватив район по обоим берегам Мааса. На восточном участке все неприятельские атаки были отбиты нашим огнем и стоили германцам опять больших потерь. На западе германцы безуспешно пытались выбить нас из траншей, накануне отнятых нами у них на южных склонах Мортомма; мы удержали полностью все захваченное нами пространство, являющееся довольно внушительным, так как оно занимает фронт в один километр протяжением. В трех последовательных атаках неприятель обнаружил все то же бессилие одолеть нас. День 3-го июня был отмечен лишь артиллерийскими боями». (ПТА).

Итальянский фронт

РИМ, 3-го (16-го) июня. Сообщение итальянской главной квартиры от 3-го июня:

«Вчера между Адиже и Брентою неприятель делал новые, безуспешные, но дорого стоившие ему усилия разбить наше сопротивление, доказавшее свою силу вдоль всей линии фронта. В долине Лагарина в ночь с 2-го на 3-е июня неприятель значительными силами пытался внезапным нападением овладеть нашими позициями у Серравелле и на Коницунья. На рассвете, после трехчасового жестокого рукопашного боя, колонны неприятеля поспешно бежали, преследуемые огнем нашей артиллерии.

На фронте Позино-Астико, неприятель, после ночной атаки в районе Кампилья, ограничился сильной бомбардировкой, на которую отвечали наши батареи. На плоскогорье Азиаго неприятель силами до 18 батальонов атаковал наши линии между Монте-Пари и Монте-Лемерле после обычной артиллерийской подготовки. Решительная атака велась в центре, а демонстративные на флангах. Заграждающий огонь предшествовал бою и прикрывал ожесточенные атаки неприятельской пехоты, которые все до одной потерпели неудачу перед нашими линиями, где неприятель оставил груды трупов. Мы произвели успешную контратаку с горы Лемерле, взяв несколько пленных и пулемет. Во время всех этих действий в общем взято 254 пленных. На остальном фронте вплоть до моря ничего выдающегося».    (ПТА)

Сербский фронт

СОЛУНЬ, 3-го (16-го) июня. От Маядага до Пороя происходила обычная артиллерийская перестрелка. (ПТА).

Турецкий фронт

ЛОНДОН, 3-го (16-го) июня. Военное министерство сообщает:

«Положение в Месопотамии без перемен. На северном берегу Тигра, к востоку от Кута, наши траншеи продвинуты вперед до расстояния в 200 ярдов от турецкой позиции Санна-и-ят. На южном берегу мы заняли выдвинутую позицию у Имам-Мансура, в 3-х милях к югу от Магазиса.

На линии Евфрата боев не происходило, кроме небольшой карательной экспедиции против арабов, которые постоянно перерезали телеграфную линию к северу от озера Гамара. В ночь с 1-го на 2-е июня наша кавалерия совершила набег на враждебное арабское племя, захватила 200 повозок с хлебом и некоторое число баранов.

Турецким артиллерийским огнем 2-го мая потоплены на Тигре три баржи. По-видимому, вышеприведенные события послужили основанием для фантастического турецкого официального сообщения от 2-го июня». (ПТА).

ТЕГЕРАН, 4-го (17-го) июня. Снаряженный англо-индийским правительством экспедиционный отряд, под начальством генерала Сайкса, прибыл в Керман и занял все пункты, представляющиеся важными, как в  смысле обеспечения порядка в Керманской провинции вплоть до Персидского залива так и в целях предупреждения всяких попыток наших противников пробраться в Белуджистан и Афганистан, чтобы поднять против Англии эти мусульманские страны. В Кермане царит полное спокойствие. Генерал Сайкс предполагает задержать некоторых вражеских агентов, рыскающих в окрестностях Кермана. Таким образом, весь юго-восточный угол Персии, входящий в сферу влияния наших союзников, отныне находятся прочно в их руках. (ПТА).

Война в колониях

ЛОНДОН, 4-го (17-го) июня. О ходе военных операций в восточной Африке сообщается официально:

«Один из отрядов генерала Смэтса подошел на близкое расстояние от Хандени (конечная станция железнодорожной ветки из Момбо), где окопались значительные силы германцев.

Другая колонна, наступая вдоль железной дороги на Тангу, заняла важную станцию этой дороги Корогве. В районе озера Виктория-Нианзе англичане заняли Укереве, захватив при этом два крупповских орудия и значительное количество запасов» (ПТА).

 

Военный обзор

На главном русском фронте


По мере углубления наших армий юго-западного фронта в пределы Буковины и Галиции и развития нами удара на Волыни против Ковельского и Владимир-Волынского районов, на фронте к северу от Полесья назревают как будто тоже немалые события. Уже несколько дней длится усиленная перестрелка между нашими и германскими батареями, которая временами завершается довольно сильными атаками пехотных частей. Особенный интерес обеих сторон привлекает за последнее время район Двинских укрепленных позиций и Нарочского озерн. района. Немалое оживление и бдительность противника отмечается также и на линии Сморгони и Крево (на Вильно-Минском направлении). Такое напряжение может неожиданно превратиться в ряд крупных и солидных столкновений.

 

 

Накануне удара наших войск в Луцком направлении долгое время чувствовалось (по сообщениям штаба Верховного Главнокомандующего), что в районе местечка Олыка, от которого и начали впоследствии развиваться активные операции, происходили какие-то довольно настойчивые разведывательные действия.
Нечто подобное можно подметить, только неизвестно—с какой стороны, и в районе названных выше пунктов наших западного и двинского фронтов.

К изложенному можно отметить, что на помощь австрийцам германцы тянут подкрепления с итальянского, верденского, балканского, пинского и барановичского фронтов, но не было реальных данных, которые бы говорили за то, что германцы снимали значительные свои части из Виленского или Двинского районов. Вполне возможно, что отсюда они ничего еще не брали и особенно пожалуй не возьмут.

Судьба войны решится на главном русском фронте—это оповестили сами немцы. Если истощатся у всех воюющих держав запасы людей, то неистощимы таковые запасы в России. А это является сейчас главнейшим козырем войны. Практика беспримерных по тяжести военных обстоятельств в течение двух лет текущей войны показала, что никакая техника не может убить духа и живой силы армии, раз таковая этой силой обладает.

Вопрос лишь времени и нервов.

Афоризм, что для войны нужны: «деньги, деньги и еще раз деньги», теперь несколько видоизменился.
Теперь в большей мере нужна живая сила: люди, люди и главным образом люди! И если эти люди обладают нескончаемым духом борьбы и решительной победы во что бы то ни стало, то за ними она и останется.
Германцы сами раньше не очень верили в глубину того заключения, к которому они пришли лишь через год войны, когда увидели, что, отступив на сотни и тысячи верст, Россия не сдалась и спокойно приняла на себя знакомый ей по наполеоновскому времени грозный вызов.

В те самые осенние месяцы 1915 года, когда измученная русская армия устраивалась на зимние квартиры на берегах Двины, Вилии, верховьев Немана, Шары, Припяти, Стыри, Серета, Днестра и Прута, германцы поняли, что борьба не закончилась, а только началась.

Как бы заглушая в себе это впервые проникшее в их сердца сознание, германцы предприняли сербский поход и затеяли большой шум около малоазиатских фронтов.

Нужно было оттянуть время и в то же время необходимо было окончательно «деморализовать» Россию грандиозностью своих планов.

Когда начался сербский поход, на страницах «Русского Инвалида» с особенной настойчивостью отмечалось, что германцы отвлекаются на второстепенные фронты и в этом раскаются.
Успехи на второстепенном театре, как бы не были они грандиозны, почти никакого влияния не окажут на решительный исход борьбы на главных фронтах.
А таковыми являются франко-бельгийский и наш фронт. И из них последнему суждено сыграть наиглавнейшую роль в этой войне уже по одному тому, что было высказано в начале этого обзора.
Возвышаясь к первоначальной мысли, необходимо отметить, что германцы, при виде неожиданного для себя настоящего разгрома австрийцев, убедились воочию в том, что русская армия способна проявить ту же решительность и на фронте, занимаемом не австрийскими дивизиями. Посему, принимая меры к спасению положения союзников к югу от Припяти, они, видимо, таят еще надежды на исход борьбы где-либо в районе Двинско—Вильно—Минского треугольника, где у них, как уже не раз своевременно было отмечено, собраны более или менее солидные силы. Еще со времени боев в озерном районе в марте месяце этого года стянутые сюда германские дивизии далеко еще не рассосались.

При таком резком повороте военного счастья, какое сейчас наблюдается на юге России, естественно, что фронт реки Двины потерял для германцев свое прежнее острое значение. Но для нас он сохраняет за собою громадное маневренное значение, связанное с выдвинутостью нашего правого фланга вперед, в то время, как только теперь ту же операцию проделывают армии генерала Брусилова.

Как результат и ближайший вывод из последних заключений надо признать, что и Рига, сама по себе, сейчас отходит на второй план. Угроза немецкого десанта, после известных событий у берегов Ютландии, в районе Рижского залива перестала быть злободневною темою. К сему же надо добавить, что активность германцев на севере в сторону Петрограда была допустима лишь при наличии хотя бы некоторой гарантии за прочность австрийского фронта. А эта карта у противника бита и посему вопросам немецкого риска и чрезвычайно активной предприимчивости положен предел.

Возлагая большие надежды (несмотря на печальный опыт австрийцев) на сильные укрепленные позиции, германцы, тем не менее, учитывают возможность серьезного прорыва и своего боевого фронта. На этот случай нужен маневренный кулак, которым они и запаслись где-то в районе Вильны.

Сохраняют ли они этот кулак лишь на несчастный случай или для какой-либо другой цели— решать пока еще преждевременно.
Одно только можно сказать, что лучеобразное расхождение железных и других дорог от названного пункта дает им довольно свободную возможность действовать в наивыгоднейшем направлении.

На юго-западном фронте борьба идет широким темпом. Войска генерала Брусилова вырывают у противника все новые и новые пункты, трофеи и пленных. Число последних растет настолько энергично, что уже немного осталось и до двухсот тысяч. Видимо, австрийцам не удастся спасти даже второлинейных оборонительных рубежей и приходится уходить, не принимая нового решительного удара.

Особенно упорствует противник на реке Стыри, где он не хочет уступить нам без решительного удара Чарторийского и Рафаловского районов а вместе с ними и Ковельского железнодорожного узла.
Борьба у дд. Гадомичи (западнее Колок на Стыри) и Свидники (на левом берегу Стохода, в 20 верстах к югу-востоку от Ковеля) является в этом отношении чрезвычайно показательною и типичною. В районе последнего пункта германцы вводили в дело даже бронированный поезд, но это успеху не помогло и атака их все же была отбита нашими доблестными войсками.

Так же упорно борются австро-германцы на среднем течении Стрыпы, где севернее Бучача они снова вели атаки на наши позиции на правом (западном) берегу реки и были также успешно отбиты.
На фронте армии генерала Лечицкого, видимо, наступил критический для австрийцев момент. Черновицы они очистили и отходят к Карпатским перевалам, потеряв всякую связь с другими их армиями, дерущимися к северу от Днестра.

По сведениям румынских газет, армия Пфланцера - Балтина отходит на Дорну-Ватру, надеясь оказать некоторое сопротивление на берегах реки Серета, в 20—25 верстах от Черновиц, примерно на линии г. Кутта и г. Серета. Но наши войска уже перешли Прут и гонят австрийцев за Серет.    

Г. Клерже.

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 16 (03) июня 1916 года

Первая мировая война. 17 (04) июня 1916 года

Первая мировая война. 18 (05) июня 1916 года

Первая мировая война. 19 (06) июня 1916 года

Первая мировая война. 20 (07) июня 1916 года

Первая мировая война. 21 (08) июня 1916 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 353 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г, июнь, война, Газеты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz