nik191 Пятница, 24.11.2017, 23:25
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [235]
Как это было [370]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [240]
Полезные советы от наших прапрабабушек [229]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1480]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [285]
Революция. 1917 год [439]
Украинизация [73]
Гражданская война [5]
Брестский мир с Германией [1]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Август » 12 » Первая мировая война. 12 августа (30 июля) 1916 года
06:27
Первая мировая война. 12 августа (30 июля) 1916 года

 

 

 

12 августа (30 июля) 1916 года

 

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

30-го июля 1916 года

I
Западный фронт

В районе Среднего Серета наши войска, преследуя отходящего с укрепленной позиции противника, продолжают наступление на Езерну.

На Бучачском направлении в районе к северу от этого города наши молодецкие части, продвигаясь вперед, местами переправились через р. Коропец в среднем ее течении, овладев дер. Слобудка-Гурна и дер. Фольварки.

На Монастержиском направлении мы овладели линией железной дороги Монастержиска—Вычурки и участком между Золотой Липой и Хорожанкой от д. Красеюв до д. Устье Зелионе.

В районе Станиславова наши войска продолжают переправляться через р.р. Быстрицу-Надворжанскую и Быстрицу-Солотвинскую. Покидая Станиславов, противник взорвал только железнодорожные стрелки, город совершенно цел и в полном порядке.

Кавказский фронт

К западу от Гюмиш-Ханы турки несколько раз переходили в наступление, которое каждый раз было отбиваемо нашим огнем. У захваченных аскеров обнаружены патроны с подпиленными концами. По их показаниям, полтора месяца тому назад командиром их полка было отдано распоряжение о заготовлении каждым аскером 100 таких патронов, для чего были розданы особые подпильники.

К северу от Битлиса упорный бой продолжается.

В Персии, в районе Бокана, наши части преследуют турок, поспешно отступающих к Саккизу.

II
Западный фронт

Со днем празднования нашими доблестными войсками рождения пребывающего на театре войны Наследника Цесаревича Великого Князя Алексея Николаевича счастливо совпало падение последнего участка того сильно укрепленного оплота, который неприятель создал от р. Припяти до румынской границы за время прошлой зимы.

Сегодня, 30-го июля, перед настойчивыми семинедельными усилиями славных войск генералов Щербачева и Сахарова под руководством генерала Брусилова пали приведенные в оборонительное состояние селения Хлядки, Воробьевка, Дебров, Езерна, Покронивна, Козлов, сильно укрепленный Бурканувский лес и вся линия реки Стрыпы. Таким образом, охватываемый нами с обоих флангов, пал весь участок основной зимней неприятельской позиции перед Тарнополем и Бучачем.

Доблестные войска генерала Лечицкого заняли г. Надворную и д. Фитков и перешли р. Быстрицу Солотвинскую.


Франко - англо - бельгийский фронт

ГАВР, 27-го июля (9-го августа). Бельгийское официальное сообщение:

«В районе Диксмюда артиллерийская перестрелка потеряла свое напряжение. В Бусинго и Хетсасе происходил оживленный бой бомбами». (ПТА).

ЛОНДОН, 26-го июля (8-го августа). Официальное сообщение британской главной квартиры во Франции:

«После пяти своих бесплодных атак, произведенных вчера к северу и востоку от Позьер, неприятель уже не возобновлял пехотных атак, но поддерживал сильный артиллерийский огонь на этом фронте. Прошлой ночью наши войска продвинулись вперед в нескольких местах к востоку от Тройского леса. Бой на опушке Гильемонского леса, около железнодорожной станции, продолжается. В восточной части выступа Лейпцигского редута неприятель пытался произвести атаку ручными бомбами против нашей линии, но без труда был отбит. К северу от Рокленкура два наших разведочных отряда ворвались в германские линии, где взорвали несколько прикрытий.

Неприятельская воздушная эскадра, в составе 10 аэропланов, пыталась произвести вчера налет на наши линии, чтобы сбросить бомбы. Германские аэропланы были атакованы одним из наших патрульных воздушных отрядов, в составе 4 боевых аппаратов. Германцы обратились в бегство, преследуемые нашими патрулями. Два германских аэроплана была вынуждены снизиться в пределах своих линий». (ПТА).

ЛОНДОН, 27-го июля (9-го августа). Официальное сообщение британской главной квартиры во Франции:

«К юго-западу от Гизьемона мы продвинули наши линии вперед приблизительно на 400 ярдов. Бой еще продолжается близ станции Гильемон. К северо-западу от Позьера неприятель произвел 4 атаки, пользуясь аппаратами, выбрасывающими пламя. Три атаки совершенно не удались, но после одной неприятель захватил около 50 ярдов нашей траншеи. Неприятель сильно обстреливал лес Ленгваль и Невьер. В других пунктах день прошел спокойно, но на Лооском выступе и близ Живанши происходила деятельность артиллерии». (ПТА).

ЛОНДОН, 27-го июля (9-го августа) Адмиралтейство сообщает:

«17-го июля был произведен, в связи с французской атакой, налет британских морских аэропланов на склады бензина и бараки в Мюльгейме. Машины были встречены весьма сильным огнем из зенитных орудий, но успешно выполнили бомбардировку и вернулись невредимыми обратно». (ПТА).

ПАРИЖ, 27-го июля (9-го августа). Официальное сообщение от 27-го июля, 11 час. вечера:

«К северу от реки Соммы мы увеличили наши вчерашние приобретения, захватив небольшой лес и сильно укрепленную неприятелем траншею к северу от леса, который в настоящее время мы занимаем целиком. За эти два дня мы завоевали к северу от Соммы всю линию германских траншей на фронте в 6 километров, глубиной от З00 до 500 метров. В Шампани вчера к концу дня после оживленной бомбардировки сильные неприятельские отряды помощью ручных гранат атаковали наши позиции к северо-западу от Тагюра и наши небольшие посты у высоты «193». Обстрелянные нами атакующие были рассеяны.

На правом берегу реки Маас ожесточенный бой продолжался по всему фронту Тиомон-Флери. Наши войска с выдающимся упорством продолжали отражать неприятеля, который при помощи контратак пытался вытеснить нас из завоеванной нами за последние дни территории к северо-западу и югу от Тиомонского укрепления. Перейдя в свою очередь в наступление, наши войска вновь заняли все части траншей, в которых неприятель задержался в течение боя и где он проник в новое Тиомонское укрепление. На фронте Во-Шапитр-ле-Шенуа мы взяли линию траншей, а в некоторых пунктах две линии неприятельских траншей. В одной из них оказалось около 100 убитых или раненых германцев. На этих участках мы взяли около 200 не раненых пленных, в том числе 6 офицеров и захватили 6 пулеметов.

Действия летчиков. Один из наших пилотов во время разведки сбил германский аппарат, упавший в германских линиях к северу от Оберив. Вчера около 8 час. вечера неприятельский аппарат сбросил 4 бомбы над Нанси. Ранено 5 человек гражданского населения, в том числе один тяжело».

К югу от Люневиля французский летчик погнался за неприятельским летательным аппаратом и заставил его снизиться перед французскими линиями, где он был уничтожен артиллерией. На фронте реки Маас французские летчики имели много столкновений с неприятелем. 6 германских летательных аппаратов, получивших серьезные повреждения, быстро опустились в своих линиях. Кроме того был уничтожен германский привязной шар.

В ночь с 26-го на 27 с французские летчики сбросили снаряды над пороховым заводом Роттевейль на Неккаре, при чем, сброшенные в количестве 150 килогр. взрывчатые вещества вызвали пожары и взрывы. Французские летчики, поднявшиеся в 8 часов 30 минут, возвратились обратно в 11 часов 55 минут, покрыв пространство в 300 километров, преимущественно над Вогезами и Шварцвальдом. В течение той же ночи отряд французских аэропланов сбросил 44 снаряда над станциями Оден-Ле-Роман, Лонгюон и Монмеди и 88 снарядов над железнодорожной линией Терньер и станцией Лаферэ. (ПТА).

ПАРИЖ, 27-го июля (9-го августа). Агентство Гаваса сообщает:

«Вчерашний день был весьма утешительным для нас, так как, кроме вполне определенной и кровавой неудачи германцев у Тиомона, нами было осуществлено значительное продвижение к востоку от Флери и заняты важные линии обороны к северу от Соммы. Англичане, в свою очередь, продвинулись в направлении Гильемона, занятие которого представляется неизбежным. В этот же день получены известия о двух больших победах: с итальянского фронта — о взятии Саботино и Сан-Микеле, благодаря чему устраняется первое препятствие на пути к Триесту, и вторая с русского фронта—о взятии Тлумача, чем устраняется линия обороны перед Станиславовым.

Верденское сражение продолжается с прежней силой и с неизбежными переменными успехами; однако, может ли Германия, в то время как французы делают постоянные и прочные успехи, утверждать. что она сохраняет за собою все преимущество наступления, стоившего ей свыше полумиллиона людей». (ПТА).

Итальянский фронт

РИМ, 26-го июля (8-го августа). Известие о крупной победе итальянцев и захвате горы Саботино, непосредственно господствующей над Горицей и являющейся ключом к обладанию этим городом с расположенными вокруг него укреплениями,—распространилось в политических и газетных кругах Рима еще до получения официального сообщения. Выпущенные вскоре экстренные прибавления газет с официальным сообщением генерала Кадорна раскупались нарасхват и читались при всеобщем ликовании. Столица тотчас же приняла праздничный вид, украсившись национальными флагами, и все население, ликуя, участвовало в манифестациях по поводу предстоящего в ближайшее время взятия Горицы.

Частные сведения, поступающие с фронта, указывают на то, что одержанный успех значительно больше, чем можно судить по официальному сообщению, итальянские войска продолжают преследовать неприятеля. Вся оборонительная система Горицкого укрепленного лагеря уже почти сломлена и в скором времени должна пасть. (ПТА).

Турецкий фронт

ЛОНДОН, 26-го июля (8-го августа). Главнокомандующий английскими войсками в Египте официально доносит от 25-го июля, 10 часов вечера:

«Английская ездящая пехота остается в соприкосновении с турецким арьергардом в 6 милях от Катии. На поле сражения подобрано большое количество ружей и других военных материалов. К моменту отправки донесения погребено 200 неприятельских трупов на участке, где 22-го происходила контратака. Налет неприятельских аэропланов на Порт-Саид причинил незначительный материальный ущерб. Было несколько человеческих жертв». (ПТА).

Война на море

КОПЕНГАГЕН, 26-го июля (8-го августа). Датский пароход «Yden» на пути из Фредерихсгавена в Копенгаген захвачен германцами и отведен в Свинемюнде. Захват этот произвел здесь неблагоприятное впечатление, так как судно совершало каботажное плавание. На нем находилось 80 детей, возвращающихся с каникул в Копенгаген. Германцами были остановлены и осмотрены еще два других датских парохода внутреннего плавания. (ПТА).

СТОКГОЛЬМ, 27-го июля (9-го августа). Из Мальмэ сообщают, что пароход «Тога», шедший из Штетина с солью, взорвался на мине близ Фальстербо. Погиб один человек из состава экипажа.

 


Дневник военных действий
К. Шумского

 

Третий удар


Одновременно с крупным развитием событий на нашем юго-западном фронте, наши доблестные кавказские войска выполнили весьма важную операцию, закончившуюся взятием Эрзинджана и в связи с этим завоеванием почти всей Армении, за исключением нескольких незначительных участков, которые неминуемо должны быть очищены турками после падения Эрзинджана. Для того, чтобы оценить значение этого успеха, необходимо иметь в виду, что около трех месяцев тому назад Оттоманская империя сделала последние крайние усилия, чтобы сломить нашу кавказскую армию, сосредоточив на кавказско-персидском фронте более 2/з сил, которыми располагает Турция.

 


Германско-турецкий генеральный штаб к концу второго года войны, после благополучного для него окончания Дарданелльской операции и после пленения корпуса генерала Таусенда в Месопотамии, решил развернуть все силы, какие только могут быть набраны от населения Турции. Были призваны все мужчины в возрасте от 17 до 50 лет, и из этой массы, за выделением некоторого количества, необходимого для службы внутри страны, турки сформировали ряд армий, доведя число всех своих армий до шести.
В результате, у турок имелись следующие армии: первая—Константинопольская армия занимала район столицы и проливов, вторая—Фракийская армия Кемаля-паши находилась во Фракии, третья турецкая армия Вехиба-паши обороняла Армению на нашем кавказском фронте, четвертая—Сирийская армия Джемаля-паши стояла не осуществляющейся угрозой на путях к Египту в Сирии, пятая—Мало-Азиатская армия германского генерала Лимана фон-Сандерса находилась на побережье Малой Азии, частью охраняя это побережье, частью составляя стратегический резерв для посылки войск либо на европейский, либо на один из азиатских фронтов, наконец шестая турецкая армия действовала в Месопотамии.

Когда неудачный для турок ход событий на нашем кавказском театре вынудил их принять крайние меры, турки "огра6или" все свои армии специально для усиления третьей армии Вехиба-паши в Армении и шестой—Месопотамской армии. Подкрепления были взяты и спешно посланы из первой Константинопольской армии, из четвертой Сирийской армии, и даже была значительно ощипана пятая Мало-Азиатская армия генерала Лимана фон-Сандерса. Не тронутой оставалась только вторая Фракийская армия Кемаля-паши, которую турки, по настоянию немцев, даже усилили. Дело в том, что немцы, после неудач на реке Сомме и на нашем юго-западном фронте, в поисках за подкреплениями, вынуждены были взять с балканского театра и свои и австрийские дивизии, вследствие чего они настояли, чтобы взамен этих дивизий была на Балканах усилена в помощь Болгарии вторая Фракийская армия Кемаля-паши.

Таким образом турки, доведя, примерно, до 70—80.000 Фракийскую армию Кемаля-паши и совершенно ослабив первую, четвертую и пятую армии,—доведя каждую из них всего лишь до численности 2—3 дивизий,—все остальное бросили на кавказско-персидский фронт. В результате на кавказско-персидском фронте сосредоточилось свыше 350.000 турок, из которых добрых 5/6 действовали специально на кавказском фронте, от Черного моря до Муша. Из этой массы турки прежде всего значительно усилили третью турецкую армию Вехиба-паши в Армении, и затем создали два особые обходные корпуса. Из этих двух обходных корпусов один - Изета-паши—; должен был двинуться в обход Эрзерумского района с юга, на Муш, а другой должен был двинуться с севера на Трапезунд, и, так как турки занимали Байбурт (на дороге Трапезунд—Эрзерум), то этот корпус должен был, вместе с Байбуртской группой турок, охватить Зрзерумский район с севера.

Таким образом около 300.000 турок предназначалось для весьма решительной операции, где намечался охват обоих флангов, затем возвращение Эрзерума и дальнейшие перспективы, направленные уже непосредственно на территорию нашего Кавказа. Положение осложнялось тем, что в этот период главные операции происходили на главных фронтах войны в Европе, и, в связи с этим, доблестная кавказская армия должна была собственными силами парировать этот грандиозный решительный план большой массы турецких войск.

Как можно было видеть из наших сообщений за два последних месяца, наши доблестные войска заняли вначале оборонительное положение и беспрерывно отбивали удары турок, атаковавших то на севере (в направлении на Трапезунд), то на юге (в направлении на Муш), то в центре (в направлении на Эрзерум). Вдобавок еще приходилось доблестному конному отряду генерала Баратова отбивать на границе Персии и Месопотамии наступление целой шестой турецкой армии, силы которой освободились после капитуляции генерала Таусенда, и которая, кроме того, наступала по двум направлениям — от Моссула и от Багдада.

В этой исключительной обстановке наши кавказские войска обнаружили замечательную твердость и под руководством генерала Юденича боролись два месяца с превосходнейшими силами турок. Турки не оказались в состоянии продвинуться, и только на Эрзерумском направлении им был временно уступлен город Мамахатун, где наше расположение представляло неудобный выступ, охваченный противником с трех сторон.

 

 

Немалую роль в этой неудаче турок сыграли их предыдущие поражения, а именно потеря ими Эрзерума и Трапезунда— этих важнейших баз. Вследствие потери Эрзерума и Трапезунда, туркам приходилось доставлять снаряды и прочие запасы за тысячи верст, по плохим дорогам, вследствие чего наступление их должно было часто прерываться. Из этого видно, какое значение имеют базы, и именно отсутствие их сделало в первое время бесполезным громадное численное превосходство турок.

Когда наши войска на юго-западном фронте разбили противника, англо-французы нанесли удар на Сомме и перешли в наступление итальянцы, турецкое наступление на нашем кавказском фронте несколько ослабело. Это было вызвано, как мы указывали выше, уходом австро-германских войск с Балкан и заменой их турецкими, на что, по-видимому, пошли некоторые части, предназначавшиеся для усиления третьей турецкой армии.

 

 

Этот момент и был выбран генералом Юденичем для решительного перехода в наступление. После упорного боя с турками был взят обратно Мамахатун и разбит был обходный турецкий корпус Изета-паши, стремившийся выйти на Муш, в обход Эрзерумского района с юга. Затем наша Трапезундская группа войск, продвинувшись по крайне трудному горному раиону, разбила турок у Байбурта и овладела этим городом.
Это было решительным моментом в ходе операций, ибо, как только был взят Байбурт, в наших руках оказалось шоссе Трапезунд — Байбурт— Эрзерум, и вследствие этого наша Эрзерумская группа и наша Трапезундская группа соединились, образовав общую массу, после того как около полугода были разъеденены и предоставлены каждая собственным силам. Вместе с тем эта соединившаяся масса наших войск имела в своем тылу удобное шоссе Трапезунд— Байбурт—Эрзерум, параллельное фронту, а это давало возможность в любой момент сосредоточить необходимое количество войск в том районе, где это окажется нужным.

В силу таких значительных стратегических выгод, достигнутых занятием Байбурта, наше начавшееся наступление, естественно, должно было получить еще большее развитие, и можно считать, что в день падения Байбурта была уже предрешена участь Эрзинджана. Действительно, после ряда боев с арьергардами отступавшей армии Вехиба-паши, наша доблестная кавказская армия с боем заняла центральный административный военно-политический пункт Армении—город Эрзинджан, сломив этим окончательно сопротивление турок в Армении.

Таким образом войска генерала Юденича, в течение 2—3 недель, опрокинули, во-первых, обходную южную колонну турок Изета-паши у Муша, во-вторых, разбили северную обходную колонну турок у Байбурта, и в-третьих, в центре с боем заняли Эрзинджан, и эти три успеха были полным крушением новой германо-турецкой затеи.

Это, естественно, должно было иметь определенные стратегические последствия. Прежде всего, наши войска угрожали дороге на Сивас, т.-е. Константинопольскому тракту, а непосредственной угрозе наших войск подвергались ближайшая турецкая область Курдистан и города Харпут и Диарбекир. Это угрожало туркам потерей и следующей после Армении области, а, сверх того, отступающая турецкая армия могла при дальнейшем сопротивлении подвергнуться весьма серьезному поражению, что сделало бы беззащитными остальные области Азиатской Турции.

При таких условиях, естественно, следовало ожидать, что турки снова пошлют войска на помощь своей злосчастной армии, дабы спасти ее от окончательного поражения и дабы попытаться удержать хотя бы другие ближайшие области Азиатской Турции. Между тем, как мы видели выше, все турецкие армии были давно уже „обобраны" турецко-германским штабом для подкрепления третьей армии, и единственно лишь вторая турецкая Фракийская армия и частью первая Константинопольская армия представляли собою несколько более полные организации. Из этого видно, что туркам, волей-неволей, пришлось взять с Балкан те войска, которые предназначались взамен уже ушедших германских и австрийских дивизий, и, следовательно, удар, снова нанесенный нашими войсками на армянском театре, косвенным образом отражался и на европейских театрах, ослабляя там противника.

Затем этот удар не мог не повлиять на действия турок в Месопотамии, ибо недостаток у них сил мог также вынудить ослабить и Месопотамскую армию для прикрытия главного турецкого театра на путях к Сивасу, Харпуту и Диарбекиру.

Еще далее этот удар окончательно доказал полное бессилие турок справиться с выпавшими на их долю задачами, ибо для этой операции были сосредоточены наибольшие силы, какими только могла располагать здесь Турция.

Еще далее, не могло быть никакой речи о „походе в Египет", и хотя это и раньше можно было понимать, но теперь это уже стало для всех очевидным.

Наконец, от Эрзинджана открывались важнейшие пути к Керасунду на Черном море—значительной турецкой гавани, к Харпуту и Диарбекиру, в Курдистан и к Сивасу. При этом, вследствие полного бессилия турок, обнаружившегося в ряде операций, наше дальнейшее продвижение на всех путях исключительно зависело от того, поскольку это допускается нашими собственными стратегическими соображениями, и совершенно не зависело от сопротивления турок, которое было уже окончательно сломлено и не имело никакого значения.

 

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 05 августа (23 июля) 1916 года

Первая мировая война. 07 августа (25 июля) 1916 года

Первая мировая война. 08 августа (26 июля) 1916 года

Первая мировая война. 10 августа (28 июля) 1916 года

Первая мировая война. 12 августа (30 июля) 1916 года

Первая мировая война. 13 августа (31 июля) 1916 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 275 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г, июль, война, Газеты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz