nik191 Четверг, 04.06.2020, 18:45
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1089]
История искусства [233]
История науки и техники [286]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 7

 

В виду предстоящего в будущем 1900 г. чествования памяти генералиссимуса-фельдмаршала графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского, князя Италийского, по поводу столетней годовщины его смерти, редакция „Московского Листка" предполагает помещать в воскресных приложениях описание жизни и подвигов великого полководца, заимствуя данные из разных верных источников.

 



Граф А. В. Суворов-Рымникский.

(К столетию со дня его кончины)

 

Прибавление

к части 1

 

 


Граф Александр Васильевич Суворов- Рымникский,
князь Италийский

(1729—1800)

 

 

     См. Часть № 6

 


Война с польскими конфедератами

 

Партии конфедератов Пулавского, Саввы и других, намереваясь занять Люблин и проникнуть в Литву, оставя свой обоз в Рахове, —направились к Кракову и Савицам. Суворов нападает на Рахово и, несмотря на жестокий огонь из изб, сараев и корчмы, где засели поляки, выбил их и забрал всех в плен. Тем временем один из польских отрядов напал на русские войска, стоявшие под Красником.

Суворов, получив об этом известие, сажает пехоту на коней и мчится к Краснику, лихо бросается на поляков, опрокидывает их и заставляет бежать. В делах при Рахове и под Красником, суздальцы восстановили свою старую репутацию в глазах Суворова.

„Пехота поступила с великою субординацией, и я с ней помирился",

- писал Суворов к Веймарну.

Возвратясь в Люблин, Суворов получил приказание от Веймарна: идти к Кракову и разбить главные силы конфедератов. По этому приказу, Суворовский отряд, в числе 1,600 человек, соединенных родов оружия, немедленно выступил из Люблина. На пути к Кракову Суворов разбил две партии мятежников: затем, пройдя Краков, двинулся чрез Скавину к монастырю Тынцу. Монастырь Тынец был сильно укреплен, обнесен стеной и рвом, защищен редутами, палисадами и тремя рядами волчьих ям.

Суворов дважды атаковал редуты,— но не успешно. Невыгодные условия местности, сильный огонь противника, большие потери и малочисленность отряда на этот раз удержали Суворова от дальнейших атак. Тем временем, Дюмурье стянул мятежные войска в Ланцкороне, укрепился на высотах и ожидал наступления русских.

На этот раз Суворов изменил своим правилам и, оставя дело под Тынцем неоконченным, направился на Дюмурье.

10 мая, с отрядом Древица, который подошел на помощь, Суворов начал наступление на Ланцкоронские высоты. Высланному авангарду для обозрения неприятельской позиции было приказано, в случае возможности, не дожидая главных сил, атаковать противника. Впереди помчались чугуевские казаки врассыпную.

Дюмурье встретил их молчанием, желая дать полный отпор огнем на гребне высот, но расчет оказался неверным. Казаки, едва взобравшись на высоты, сомкнулись в лаву и, ударив в центр правого фланга, смяли противника. В это время, остальные войска Суворова атаковали центр и левый фланг позиции. Быстрота и натиск русских войск произвели страшный переполох в войсках Сапеги и Оржевского, последние обратились в бегство и пали под ударами казаков.

Подоспевший Дюмурье ободрял бегущих и даже ударами сабли останавливал их, но ничего не помогло. Дюмурье бросился за гусарами, но и они, давши залп, начали в беспорядке отступать. Бегство было полное, неудержимое. Дюмурье с небольшим отрядом отступил в Бялу и, видя бесполезность войны, чрез некоторое время совсем уехал во Францию.

13 мая Суворов послал донесение Веймарну, где пишет:

„Мурье, управясь делом и не дождавшись еще карьерной атаки, откланялся по-французскому и сделал антрешать в Пелу, на границу".

Многие в то время осуждали тактику Суворова, но это его не смущало, он говорил:

„Да, что делать, мы уж такие: без тактики и практики, а неприятеля бьем!“,

при чем прибавил:

„Никакой баталии в кабинете выиграть нельзя".

Далее оставалось разбить отряд Пулавского, который, собираясь идти в Литву, уже направился на Замосцье.

Суворов быстро подоспел к Замосцью и 22 мая атаковал отряд Пулавского, сбил его с позиции и заставил бежать по направлению к Люблину. Преследуя отступающего противника, Суворов полагал, что достиг цели, не допустив мятежников занять Литву; — но оказалось в этом он жестоко ошибся.

Пулавский, оставя арьергард и часть своих сил отступающими на Люблин, с большей частью своего отряда скрытно обошел Суворова и пробрался в Ланцкорону, где и расположился, ожидая соединения с другими партиями конфедератов.

Этого факта Суворов не только не отрицал, но даже с большой похвалой отзывался о действиях Пуланского и в знак своего уважения послал ему на память табакерку.

На некоторое время наступило затишье. Конфедерация жила еще надеждой, ожидая помощи от Литовского великого гетмана Огинского, который все время тайно покровительствовал им. Долго Огинский не решался действовать против русских открыто, но тем временем, под Телешаном собирал войска, число которых постепенно увеличиваясь, дошло до 3000 человек. Русский посол в Варшаве потребовал от Огинского объяснения: за кого и против кого он собирает войска и, не получив определенного ответа, установил за ним надзор, поручив таковой полковнику Албычеву, командиру Петербургского легиона.

Ночью 30 августа 1771 г., Огинский неожиданно напал на Албычева; последний был убит, а его отряд забран в плен.

Этот ничтожный успех сильно поднял дух конфедератов: у них вновь явилась надежда на спасение и все мелкие партии потянулись к Огинскому. Войска Огинского, соединившись с отрядом Косаковского, выступили к Несвижу. Против Огннского был послан отряд Древича, но последний не выдержал натиска мятежников и начал отступать.

Отступление русских из Литвы становилось для Веймарна уже возможным.

Суворов, видя серьезное положение русских в Литве, просил разрешение у Веймарна идти на Огинского, но последний почему-то не разрешил, сообщив, что туда уже послан Древич. Получив таковой ответ, Суворов просил передать генералу:

„Когда выпалили из пушки, Суворову не сидится на месте",

и приказал своему отряду немедленно выступить. Ему напомнили о запрещении начальника.

— „Я отвечаю за мою вину головой, а вы исполняйте свое дело!"—вскричал Суворов.

 

(Продолжение будет).

 

И. С.

 

Московский листок, Иллюстрированное приложение № 20, 23 мая 1899 г.

 

 

 

Еще по теме:

 

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 1

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 2

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 3

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 4

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 5

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 6

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 7

 

 

Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (24.03.2020)
Просмотров: 35 | Теги: А. В. Суворов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz