nik191 Среда, 18.09.2019, 14:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [469]
Как это было [493]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [88]
Разное [19]
Политика и политики [128]
Старые фото [36]
Разные старости [42]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [757]
Украинизация [476]
Гражданская война [592]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Август » 17 » Первая мировая война. Армии стран-участниц. Тактика авиации
11:16
Первая мировая война. Армии стран-участниц. Тактика авиации

 

 


Война и авиация


„Летчик" поместил в „Русск. Вед." интересную статью о состоянии воздушных флотов европейских государств.

Развертывающиеся в настоящее время мировые события, говорит он, дадут возможность впервые проверить и выяснить все значение воздушного флота в современной войне.

Говорить о значении воздухоплавания в военном деле, нам кажется, нечего. Всем известна та огромная роль, которую должны сыграть воздухоплавательные аппараты в разрешении целого ряда основных военных задач. Достаточно указать на некоторые главные задачи, как дальняя и ближняя разведка, бросание бомб и стрельба с воздушного флота, служба связи в походе и в бою, служба сторожевая и, наконец, служба санитарная.

 

Благодаря значительной быстроте полета воздухоплавательные аппараты позволяют своевременно получать необходимые сведения, а потому данные, добытые воздушной разведкой, могут достигнуть штаба значительно быстрее, чем при многих из остальных способов получения этих данных. Воздушная разведка дает возможность немедленно проверять многие сведения, добытые обыкновенной разведкой. Проверкой этих донесений, а также проверкой предположений начальствующих лиц, воздушные разведчики дают последним больше уверенности в своих планах и действиях.

Кроме того в тех местах, где кавалерийская разведка в силу неблагоприятных условий местности не принесла заметной пользы, воздушные разведчики могут успешно выполнить эту часть разведки и благодаря этому восполнить получившиеся пробелы.

 

Правильно поставленная служба аэропланов в артиллерии значительно увеличивает меткость стрельбы из орудий.

Особенно важно применение воздушным флотом бомб и метательных снарядов, как средств разрушения. Весьма возможно, что под покровом ночи дирижабли смогут приблизиться к какому-нибудь важному в военном отношении пункту, осветить его сильным прожектором или светящейся миной и бросить специальный снаряд, который благодаря большой начальной скорости сумеет поразить необходимый предмет. Сейчас же, как только задача будет выполнена, прожектор будет потушен и воздушный корабль бесшумно исчезнет.

 

Метание бомб  с аэропланов

В газ. ,День" напечатана интересная статья "Летчика" о боевом значении аэропланов. Г. Летчик пишет:

 

«Сообщение о воздушной бомбардировке французскими летчиками Нюрнберга "теоретически (ибо судить о степени фактической достоверности его у нас нет данных), совершенно правдоподобно.

 

Ибо в нынешней войне надо ожидать особо широкого применения всех средств, могущих действовать подавляющим образом на дух населения неприятельской страны и, в расчете, что вызванная в тылу действующих армий паника передается в армию, создаст нервное настроение и в рядах действующих войск. История войн дает многочисленные свидетельства того, поскольку отражались на духе войск неблагоприятные тревожные вести с родины. Тем сильнее будет впечатление это теперь, при огромном количестве запасных, только что влитых в армию, не успевших еще отрешиться от привычной, мирной своей обстановки.

Надо ожидать поэтому широкого развития действий демонстративных, даже вне связи с планами военных операций, действий исключительно «запугивающих». В ряду их видное место должны будут занять и воздушные набеги.

 

Мы причисляем их к чистым „демонстрациям", так как вопреки столь широко распространенному мнению, сколько-нибудь серьезного вреда метание бомб с аэропланов принести не может. Правда, официальные опыты, произведенные германскими военными летчиками в Деберице, равно как опыты Куртиса, давшие 50 проц. попаданий, и целый ряд аналогичных испытаний, как будто указывают на возможность достаточно меткого метания бомб, но на деле опыты эти мало показательны, так как производились они в обстановке весьма мало соответствующей условиям косвенного времени: с высоты 500 метров, по хорошо заметной и неподвижной цели, на знакомом месте, при прекрасной погоде и т. п.

 

Во время кампании условия будут совсем иными: метание придется производить с высоты не менее 1000 метров:     летчику придется определять: действительную скорость самолета, высоту, расстояние от цели в горизонтальной плоскости, скорость ветра, и, высчитав по этим данным поступательное движение вследствие инерции снаряда вперед— и только тогда, своевременно, по этому расчету, метнув снаряд, он может рассчитывать попасть в цель. В случае же движения цели, задача еще более осложняется. Таким образом, попадание, несмотря на существующие уже вспомогательные для вычисления приборы и таблицы, в действительности является делом весьма трудным.

Конечно, задача облегчается до бесконечности, когда целью служит огромная: площадь современного города. Здесь можно обойтись без всяких вычислений, если только не преследуется цель попасть непременно в какое-нибудь определенное здание Но в той же пропорции, в которой задача облегчается, увеличивается и ее бесцельность. Ибо возможное разрушительное действие брошенных с воздуха снарядов оказывается чрезвычайно незначительным. Так, по исчислению полковника ф.-Штокгаузена, бомба, брошенная с «боевой высоты —тысячи полторы футов, достигает земли со скоростью 800 фут. в секунду, так что значительная часть ее взрывающей силы бесполезно теряется. На успех можно рассчитывать только в том случае, если будет бросаться сразу большое количество взрывчатых веществ, по меньшей мере, 150—200 фунтов. Но такой груз аэроплан метать не может, и для целей разрушительных его применять поэтому нельзя.

Остаются, следовательно, дирижабли. Они удобнее, особенно так называемая жесткая система Цеппелина, так как поднимают от 800 до 2.500 килогр. снарядов и могут долго держаться над пунктом атаки. Но даже и в случае метания дирижаблем огромных бомб разрушительный эффект их в городе особо значительным быть не может; известный специалист по взрывчатым веществам Гудзон Максим свидетельствует, что „об уничтожении городов, крепостей, броненосцев и т. п. и речи не может быть“. Для этого потребовались бы взрывчатые вещества исключительной силы, несравненно выше ныне существующих; при современных же—сточетырехпудовые бомбы сильнейшего взрывчатого состава, брошенные в город, едва ли будут в состоянии разрушить несколько десятков домов, при самых благоприятных условиях. Эффект артиллерийской бомбардировки был бы, таким образом, несравненно выше.

Попытки же соединить моральное преимущество воздушной бомбардировки с силой артиллерийского движения путем метания с воздушных аппаратов шрапнели, установленной на удар, успеха не имели, т. к. для шрапнели нужно косое направление полета, чего достигнуть нельзя.

 

В конечном итоге приходится признать за „воздушными набегами" исключительно моральную, „психологическую" силу, но отнюдь не силу боевую. Да и самое „психологическое" клише бомбардировки с воздуха, как показывает опыт, весьма неустойчиво. Когда поручик Говатти 19 октября 1911 г. в первый раз бросил близ оазиса Айн-Зара бомбу в арабский лагерь, эффект был поразительный. Бомба вызвала всеобщую панику. Но уже в начале 1912 года те же арабы не только не пугались „атаки аэропланов", но и стреляли по ним, даже не без успеха. Еще меньше эффекта произвели „воздушные набеги" болгар на турецкое население Адрианополя.

Надо думать, что и население центральной Европы, если и пройдет через короткий период „страха" перед воздушным неприятелем, то страх этот пройдет немедленно, как только обнаружится безвредность таких налетов".

 

Что делает воздушный флот во время войны

В предыдущем очерке г. Летчика «Воздушные силы Европы» в кратких чертах уже намечены те основные задачи, которые в настоящее время стоят перед воздушным флотом.

Во втором своем очерке, помещенном в «В. Вед.», г. Летчик пишет: «Понятно, что успешное разрешение этих задач зависит от качества и приспособленности различных воздухоплавательных аппаратов.

Мы видим в настоящее время и разведывательные аэропланы, и боевые, и кавалерийские, и артиллерийские, и, наконец, дирижабли дальнейшей разведки, ближней разведки и т. п.

В разведывательных аппаратах главное внимание обращено на удобство наблюдения. В этих аэропланах наблюдатель помещается далеко впереди крыльев, в других разведочных аппаратах в полу аэроплана, перед сидением наблюдателя, устраивается люк, закрываемый прозрачными целлулоидными пластинками, либо в крыльях вырезаются окна, либо, наконец, часть крыльев совершенно отрезывается.

Кроме того, разведывательные аэропланы снабжаются фотографическими аппаратами, позволяющими воздушному разведчику документально зафиксировать виденное им. Очень интересна так называемая револьверная камера, представляющая собой обыкновенную продолговатую фотографическую камеру, но в отличие от последней снабженная снизу рукояткой, похожей на револьвер, и таким же спуском. Сверху у нея находится визирная трубка и прицел. Чтобы сфотографировать, летчику достаточно только взять в правую руку аппарат и, прицелившись через визир на желаемое внизу место, нажать пальцем спуск. Сложный механизм одновременно открывает затвор и пододвигает пластинку. Нажимая спуск шесть раз подряд, можно получить шесть снимков.

Снимки, произведенные во время полетов, укладываются в специальный светонепроницаемый мешок и сбрасываются на землю. Падающий вниз с большой высоты негатив помещают в кармане особого парашюта, который во время падения пакета с негативами раскрывается и медленно опускается вниз. Этот же снимок можно увеличить, и тогда по его отпечатании могут быть найдены незамеченные раньше отдельные подробности.

Применение фотографии облегчает и значительно повышает значение воздушной разведки. Летчику не надо затрачивать времени на необходимые спуски и подъем; далее, летчик гарантирован от могущих произойти при спуске или взлете случайностей; наконец, летчик может все время не упускать из вида разведываемый район.

Разведывательные аппараты почти всегда двухместные (одно место для пилота, а другое—для наблюдателя) и быстроходные. Наиболее быстроходными аппаратами являются французские аппараты. Разведывательные аппараты еще снабжаются станциями беспроволочного телеграфа. Установка такой станции почти вдвое сокращает время передачи донесения. Летчику уже нет надобности возвращаться обратно в место вылета для передачи добытых данных; он их передает чрез находящегося на аппарате специального телеграфиста непосредственно в штаб той части, которая ему дала то или иное поручение.

Интересный оптический телеграф изобрел американец Джемс Минс. Его аппарат, предназначенный для передачи донесений с аэроплана на землю, пользуется облачками дыма различных размеров, образующихся из сажи: облачко малого диаметра соответствует точке аппарата Морзе, облачки же большого диаметра - черточки. Самый прибор состоит из резервуара, наполненного сажей, которая выдувается из него с помощью кислоты, заключающейся в особой бутыли, или с помощью насоса, приводящегося в движение от двигателя или иным механическим путем. Передача знаков оказывается очень простой и дает возможность переговариваться на расстоянии 6—8 километров.

В современных разведочных аппаратах много внимания обращено на понижение высоты полета, при которой аэроплан хочет считаться в безопасности при обстреливании его с земли.

 

Покрывая броней все жизненные и уязвимые части аэроплана (как-то: двигатель, бензинные баки, пилот и наблюдатели), эту высоту безопасности можно понизить до 600- 800 метров и, благодаря этому, значительно повысить результаты разведки.

Подобные бронированные аэропланы имеются в большом количестве во французском военном воздушном флоте. Французские бронированные аэропланы покрыты броневыми листами толщиной в 2 1/2 мм. и уже на высоте 700 метров не могут быть пробиты пулями.

Кавалерийские и артиллерийские аэропланы обслуживают соответствующие виды войск и выполняют очень важные для кавалерии и артиллерии задачи. Их делают очень легкими, очень удобно разбираемыми и складываемыми и, благодаря этому, легко перевозимыми.

 

Так, например, один из лучших в настоящее время боевых аэропланов, «Вуазен», снабженный 37-миллиметровой скорострелкой Гочкиса, несмотря на свой значительный вес в 1,200 килогр., поднимает полезный груз в 600 килогр., т. е. половину груза «Ильи Муромца». Вся его гондола блиндирована.

Интересен также боевой аэроплан Ньюпора. Этот аэроплан с полной нагрузкой—пилотом, пассажиром, топливом и вооружением,—летит со скоростью 145-ти килом. в час и поднимается на 500 метров в течение 3-х минут 45-ти секунд. Он является одним из боевых аэропланов, предназначенных специально дли уничтожения дирижаблей, влетающих в пределы Франции.

 

Для удобства обстрела пулеметы помещаются в передней части далеко выдвинутой впереди гондолы. В тех же аппаратах, у которых воздушный винт впереди, пулемет устанавливается очень высоко над воздушным винтом; сам пулеметчик помещается на особой площадке с перилами. Подобное устройство принято во французских боевых аэропланах Дюлердюсена.

Некоторые английские конструкторы предпочитают помещать пулеметчика под самым сиденьем пилота и под нижними несущими поверхностями.

На этих боевых аэропланах устанавливаются также особые ручного действия станки, подобные ракетным для метания специальных горючих звездочек, напоминающих римские свечи. Эти звездочки сделаны из особого состава, который при обстреливании дирижабля прилипает к его оболочке, прожигает ее и воспламеняет водород.

 

Кроме пулеметов или скорострелок, на этих боевых аэропланах устанавливаются специальные аппараты для метания снарядов.

Среди существующих в настоящее время бомбометательных аппаратов наибольшего внимания заслуживает прибор американского лейтенанта Ралей Скотта. При разборке своего прибора Скотт принял во внимание как сопротивление воздуха движению падающего снаряда, так и силу ветра, действующего на этот снаряд.

Кроме скоттовского прибора, во Франции были произведены такие же опыты метания на биплане Фармана. Метатель бомб помещается за летчиком и в своем распоряжении имеет 14 бомб, размещенных в особые гнезда в двухзарядных ящиках по обеим сторонам метателя. Для того, чтобы бросить бомбу, он вынимает ее средним пальцем чрез особые вырезы в ящике, помещает ее между ногами и в известный момент выпускает.

В Германии также испытывалось новое приспособление для бросания снарядов с дирижаблей. Во время этих испытаний пользовались цилиндрическими снарядами весом около 40 килогр. (100 фунтов) каждый.

Для уничтожения неприятельских воздухоплавательных аппаратов французские аппараты снабжены зажигательными стрелами Герра, представляющими собою небольшие цилиндрики, наполненные бензином. В дно этого цилиндрика входит игла, которая при сбрасывании снаряда вниз ударяется своим концом о встретившийся по пути предмет, пробивает дно своего бензинового резервуара, вызывает с помощью особого приспособления взрыв бензина и поджигает обстреливаемый воздухоплавательный аппарат. Стрела эта весит всего 1 килогр. и может быть взята в большом количестве как на аэропланы, так и на дирижабли.

Понятно, что угрожающая со стороны воздухоплавательных аппаратов опасность должна была встретить серьезное противодействие. В настоящее время во всех государствах изготовлены специальные артиллерийские орудия для борьбы с воздушными врагами.

Орудия эти сконструированы довольно удачно и представляют серьезную опасность для воздухоплавательных аппаратов, особенно во время дневных полетов, что и заставило воздухоплавателей перейти уже к ночным атакам и ночным нападениям.

Целым рядом конструкторов предприняты определенные шаги для снабжения воздухоплавательных аппаратов прожекторами, но последние обладают пока слабой силой света и небольшим расстоянием действия и требуют поэтому довольно значительного приближения к земле. Но это крайне опасно, так как воздухоплавательный аппарата легко может попасть под неприятельский огонь. Да и, кроме того, самый прожектор открывает местонахождение аппарата.

Необходимо было завести такой прибор, который бы позволял ясно видеть все происходящее на земле и в то же время не требовал бы от воздухоплавательных аппаратов находиться невысоко над землей и подвергаться опасности быть обстрелянными.

В настоящее время подобный прибор, так называемый «снаряд-прожектор», уже изобретен в Германии.

Этот «снаряд-прожектор» представляет обыкновенный снаряд, который содержит в себе определенное количество трубок с горючим веществом. В основании его укреплен парашют, который, как только снаряд начинает падать вниз, сейчас же раскрывается и значительно уменьшает скорость падения.

Имеющийся в этом снаряде часовой механизм в определенный, заранее установленный момент воспламеняет светящийся состав, и падающий свет очень ярким конусом освещает землю в течение нескольких минут. Благодаря этому можно очень удобно и без всякой опасности осмотреть с воздухоплавательного аппарата всю освещенную местность и бомбардировать ее. Неприятель же не может открыть воздухоплавательного аппарата, скрывающегося под покровом ночи и не подвергающегося опасности попасть под неприятельские выстрелы.

 

Аэроплан, вооруженный 37 милим. пушкой.

Кроме артиллериста, на аэроплане находятся пилоты и офицер-наблюдатель. До сих пор аэропланы вооружались только пулеметами.

Вот почти все основные способы и средства использования воздухоплавания в военных целях. Способы эти -очень тщательно изученные, проверенные и обещающие дать необходимые результаты.

А каковы будут эти результаты, мы, по всей вероятности, увидим в происходящей в настоящее время европейской войне.

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство

.......

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Сербия и Черногория

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Германия

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Франция

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Бельгия

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Великобритания

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Япония и Китай

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Турция

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Пехота наша и германская

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Боевая работа нашей артиллерии

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Авиация

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Тактика авиации

Первая мировая война. Военно-морской флот

Первая мировая война. Соперничество Англии и Германии

........

Первая мировая война. Крепости. Германия

........

 

 

Категория: Техника первой мировой войны | Просмотров: 1194 | Добавил: nik191 | Теги: 1914, армия, война, авиация | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz