nik191 Суббота, 23.09.2017, 12:17
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [225]
Как это было [360]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [33]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [238]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1424]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [279]
Революция. 1917 год [320]
Украинизация [65]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Сентябрь » 30 » Первая мировая война. 30 (17) сентября 1916 года
07:02
Первая мировая война. 30 (17) сентября 1916 года

Начальник полевого генерального штаба Германской армии Пауль фон Гинденбург

 

 

30 (17) сентября 1916 года

 

 

От штаба Верховного Главнокомандующего


17-го сентября 1916 года.

Западный и Кавказский фронты

Ничего существенного не произошло.

Северный фронт

Продолжающееся затишье в боевых действиях нарушалось лишь действиями сухопутных и воздушных разведчиков обеих сторон.

Юго-западный фронт

В районе железной дороги Броды— Красне и южнее продолжались упорные бои. Здесь нами взято пленными 59 офицеров и 1,928 нижних чинов.

Удачные для нас бои происходили также к югу от Бржезан на реке Ценювке и в районе высот правого берега р. Золотой Липы к югу от Бржезан, где наши войска стремительным ударом овладели частью неприятельской позиции, захватив при этом 112 офицеров и 2,268 нижних чинов и несколько пулеметов. Ночные контратаки противника были отбиты нашим огнем.

Кавказский фронт

Значительных боевых столкновений за неделю не было.

 


Телеграммы


Западный фронт


РИГА, 14-го сентября. Около 9 часов утра неприятельский аэроплан кружился над окрайной города. Обстрелянный нашими орудиями, вражеский самолет скрылся по направлению к неприятельским позициям. (ПТА).

Кавказский фронт

ТИФЛИС, 13-го сентября. В «Кавказе» напечатано:

На всех направлениях кавказского фронта наступило затишье, сопровождаемое лишь незначительными перестрелками и действиями разведывательных передовых частей, оканчивающимися для нас вполне успешно. После напряженных ожесточенных боев последнего периода,—когда турки, подтянув на кавказский фронт свои резервы и отдохнувшие дарданельские дивизии, с усилием отчаяния старались пробить наш фронт,—затишье это является лучшем показателем неудачи наступательного порыва турок, сопряженного для них с большими потерями убитыми, раненными и пленными и притом порыва совершенно безрезультатного, так как турки не смогли не только прорвать нашего фронта, но даже отодвинуть его и вырвать инициативу из наших рук.

Насколько длительно это затишье, вызванное необходимостью пополнить запасы снарядов, патронов и убыль в людях и привести в порядок свои дивизии, расстроенные тщетными попытками сломить наши доблестные кавказские войска, трудно сказать, но думается, что оно будет довольно длительным при огромной коммуникационной линии и трудности для турок подвоза.

При отсутствии местных средств каждый патрон и пуд продовольствия и фуража потребует для своей доставки затраты большой работы. Последняя учетверится в виду наступившей резкой перемены погоды с морозами, метелями и снегом, которая в начале осени будет сопровождаться оттепелями, приводящими турецкие дороги в самое плачевное состояние. Кому же неясно, что при отсутствии продовольствия и снарядов боевые качества даже самой высокой по своим качествам живой силы убывают по крайней мере в геометрической прогрессии.

Чего можно ожидать в период этой зимней кампании от турок, если на том же самом фронте от юга Ванского озера до Черного моря, имея в тылу плодородную житницу—Шумскую долину и имея Трапезонд, турецкое командование заставляло своего солдата хронически голодать. Несмотря на крайнюю неприхотливость аскера, сплошь и рядом у пленных в их вещевых мешках находили в количестве от горсти до нескольких фунтов зерна от особого вида дикорастущего растения вроде нашего чертополоха. Эти зерна, вареные без соли или перетертые в муку для лепешек, составляли их питание на несколько дней.

В настоящее время еще одна тяжелая забота, близким призраком стоящей перед глазами, легла на высшее командование турок и их германских руководителей и вдохновителей. Это грозящий с выступлением Румынии и начавшейся успешной операцией союзников на солунском фронте перерыв подвоза боевых припасов из Германии и Австрии и всех многочисленных подарков ее добрых союзников в виде пулеметов под германский патрон калибра 79 мм., пушек Круппа, гаубиц Шкода, тех подарков, за которые Турции скоро придется окончательно расплатиться по очень дорогой цене. (ПТА).


Французский фронт

ПАРИЖ. 13-го (26-го) сентября. Официальное сообщение от 13-го сентября, 11 часов вечера:

«Сражение успешно продолжалось сегодня к северу от Соммы. Союзные войска весьма значительно увеличили свои вчерашние приобретения и в несколько часов достигли целей, намеченных для второго дня борьбы. С сегодняшнего утра французские войска, возобновив наступление, овладели всей частью Комбля, расположенной к востоку и югу от железной дороги. Наши патрули установили связь с правофланговыми частями британской армии, которая очистила северо-западную часть Комбля. Немного позже вся деревня оказалась в наших руках.

Военная добыча, захваченная в Комбле, весьма значительна. Германцы сосредоточили в подвалах Комбля огромное количество снарядов и всевозможных припасов. Мы подобрали около сотни раненых германцев, брошенных неприятелем. Комбль переполнен германскими труппами. Днем наши войска, продолжая развивать свой успех, овладели небольшим лесом, расположенным к северу от Фрежикура, на полпути к Морвалю, и большей частью сильно укрепленной местности, расположенной между указанным лесом и западным углом леса Сент-Вааст к востоку от бетюнской дороги. Число не раненых пленных, взятых французами со вчерашнего дня, достигает пока 1.200 человек. До настоящего времени выяснено, что нами захвачено около 30 пулеметов.

На остальном протяжении фронта поддерживался с перерывом артиллерийский огонь. На основании новых полученных сведений установлено, что германский цеппелин, совершивший в ночь на 10-е сентября налет над районом Кала, сбросил 20 бомб, которые все упали в пустырях на большом расстоянии от города. Представляется вероятным, что обстрелянный нашими орудиями цеппелин, чтобы спастись от них, поднялся на большую высоту и бежал». (ПТА).

ГАВР, 13-го (26-го) сентября. Бельгийское официальное сообщение:

«В районе Диксмюда оживленный артиллерийский бой. К северу от этого города бельгийская артиллерия подвергла ожесточенному обстрелу неприятельские батареи и наблюдательные пункты». (ПТА).

ЛОНДОН, 13-го (26-го) сентября. Официальное сообщение британской главной квартиры во Франции от 13-го сентября:

«Вчерашние операции увенчались полным успехом. Подготовка к выполнению наступления, действия пехоты и артиллерии и их взаимная поддержка были превосходны. Более 1.500 пленных уже прошли через контрольные пункты, и еще новые партии прибывают. Взято большое количество военного материала, размеры которого еще не приведены в известность. В 8 часов утра сражение еще продолжалось. Сильный редут между Лабе и Гендекуром занят и гарнизон его взят в плен. Наши войска вступили с западной стороны в Комбль, преодолевая сопротивление неприятеля, потери котораго весьма значительны». (ПТА).

ЛОНДОН, 14-го (27-го) сентября. Официальное сообщение британской главной квартиры во Франции:

«Во вторник, 13-го сентября, вечером, на нашем правом фланге франко-английские войска заняли сообща Комбль, как последствие захвата Фреживура и Морваль. Мы отразили сильные контратаки в районе Морваль и Лебеф, причинив неприятелю тяжелые потери.

В центре мы взяли приступом укрепленную деревню Гедекур, выбив из нее неприятеля, который бежал в беспорядке. На левом фланге мы захватили Тьепваль и цепь высоких холмов, расположенных к востоку, вместе с редутом Цоллерн. Эти холмы были сильно укреплены сложной системой траншей, густо покрыты проволочными заграждениями и защищались с отчаянною храбростью. Успехи, достигнутые за последние два дня, могут быть признаны значительными». (ПТА).

ЛОНДОН, 14-го (27-го) сентября. Официальное сообщение британской главной квартиры во Франции от 14-го сентября:

«В течение ночи мы укрепили позиции, занятые за два последних дня. Отряды патрулей продвинулись вперед на многих пунктах до тесного соприкосновения с неприятелем. Наши войска продвинулась за ночь, в особенности в направлении Окур-л’Аббэ. Успешные набеги были совершены перед Бомоном, Амелем и в окрестностях Лооса. Три неприятельских аэроплана были уничтожены во время воздушных боев 13-го сентября. Шесть других были принуждены снизиться, потеряв способность управляться». (ПТА).

ЛОНДОН, 13-го (26-го) сентября. Официально сообщается:

«Шесть дирижаблей совершили прошлой ночью налет на Англию над участками восточного, юго-восточного и северо-восточного побережья и над центральными графствами. Главной целью атаки были промышленные пункты центральных графств. До настоящего момента не получено донесений о каком-либо вреде, нанесенном заводам и работам, имеющим военное значение. Сообщается лишь о разрушении некоторого числа небольших домов и хижин, а также о 29 убитых бомбардировкой. Никакой попытки подойти к Лондону дирижаблями сделано не было. Дирижабли подверглись обстрелу из специальных орудий и были отогнаны от ряда крупных промышленных центров». (ПТА).

Итальянский фронт

РИМ, 13-го (26-го) сентября. Сообщение итальянской главной квартиры от 13-го сентября:

«На Трентинском фронте неприятельская артиллерия усилила свою деятельность. Наша артиллерия энергично отвечала на огонь неприятельских батарей. Несколько снарядов попали в Алу (в долине Лагарины), не причинив городу никакого вреда. Наше население в районе между Авизио и долинами Ваной и Чисмоне увенчалось новыми блестящими успехами.

Днем 11-го сентября наши альпийские войска овладели вершиною горы Кардинала, высотою в 245 метров, находящейся к северо-востоку от Каурилоля. Неприятель оказал упорное сопротивление и имел много убитых. Мы взяли в плен несколько человек. Несмотря на немедленно открытый огонь из тяжелых орудий, захваченная нами позиция была сильно укреплена нашими войсками. Так как неприятель упорно бомбардирует Кортина-д-Ампеццо, то наши батареи продолжают в виде репрессалий, обстрел военных станций в Товлахе и Спалиане.

Прошлой ночью один из наших летательных аппаратов, которому удалось избегнуть лучей неприятельских прожекторов, сбросил бомбы над железнодорожными станциями в Догтерльяно и Шоппо на Карсо. Наш летательный аппарат возвратился невредимым». (ПТА).

Румынский фронт

БУХАРЕСТ, 13-го (26-го) сентября. Официальное сообщение от 13-го сентября:

«На северном и северо-западном фронтах происходили столкновения разъездных отрядов. В долине Жиу развиваются энергичные бои. Наши войска продвинулись вперед.

Южный фронт. В Добрудже неприятель густыми массами трижды открывал атаки на наш правый фланг, но всякий раз бывал отражаем.

Действия летчиков. Отряд неприятельских аэропланов сбросил вчера днем бомбы над Бухарестом. При этом ни одна бомба не попала ни в какое сооружение, проставляющее военное значение. Пострадали лишь санатория, госпиталь и сиротский приют. В результате этого налета 60 человек убито и много раненых. Более двух третей пострадавших—женщины и дети в возрасте ниже 14 лет. В ночь с 12-го на 13-е сентября цеппелин бросал бомбы над Бухарестом, причем убил пять человек детей. Наши аэропланы сбросили бомбы над расположениями неприятельских военных частей в Трансильвании». (ПТА).

Балканский фронт

ЛОНДОН, 13-го (26-го) сентября. Английское официальное сообщение о военных действиях на Ближнем Востоке.

«На фронте Струмы французская артиллерия бомбардировала Караску. Неприятель был вынужден покинуть один из своих лагерей. На дойранском фронте наши патрули совершили удачные набеги на неприятельские траншеи. Артиллерия и летчики проявили значительную деятельность. Наши аэропланы вступили в бой с неприятельскими, трижды заставив их отступить». (ПТА).

КОРФУ, 7-го (20-го) сентября. Официальное сообщение сербской главной квартиры:

«В течение всего дня 6-го сентября наши атаки по всему фронту продолжались с полным успехом. Все попытки болгар вновь овладеть хребтом Каймакчалар потерпели неудачу, причем нами было захвачено в плен более 50 болгар. В окрестностях Флорины мы нанесли болгарам огромный урон. Целый болгарский эскадрон вместе с командиром уничтожен нашими войсками». (ПТА).

СОЛУНЬ, 13-го (26-го) сентября. В бассейне реки Струмы наблюдаются довольно сильные артиллерийские действия, в районе же между Струмой и Вардаром деятельность артиллерии слабее. На правом берегу Вардара—артиллерийская перестрелка. Многочисленные контратаки неприятеля на Каймахчадан были успешно отбиты. На всех левом фланге союзников бой продолжается. (ПТА).

Война на море

ЛОНДОН, 13-го сентября. Ллойд сообщает о потоплении британского парохода «Дрезден». (ПТА).

 

 

Дневник военных действий
К. Шумского

Выжидательное положение

В августе месяце состоялось назначение Гинденбурга на пост начальника полевого генерального штаба. В Германии главнокомандующим, по закону, считается император, и ему подчинено непосредственно семь лиц, при помощи которых он управляет армиями на фронтах: начальник полевого генерального штаба, военный министр, начальник военного кабинета императора, генерал-инспектор артиллерии, генерал-инспектор инженерных войск, комендант главной квартиры и инспектор санитарных учреждений и частных благотворительных обществ.

Из всех этих лиц, конечно, главную роль играет начальник полевого генерального штаба, и, принимая во внимание те многочисленные заботы, которые ложатся на современного конституционного монарха, можно с большим основанием считать, что начальник генерального штаба в Германии играет главенствующую роль по управлению войсками и по ведению операций. Поэтому в Германии обыкновенно смотрят на начальника полевого генерального штаба, как на фактического главнокомандующего, и, действительно, насколько можно было наблюдать по многим признакам, назначение того или другого лица на пост начальника генерального штаба всегда было связано с принятием того или иного стратегического плана, им предлагаемого.

Поэтому первый начальник германского генерального штаба в нынешней войне, граф Мольтке, племянник знаменитого Мольтке, и приводил в исполнение тот план войны, который был еще в мирное время разработан под его руководством, и который, как известно, был еще в 80-х годах в основных чертах спроектирован „знаменитым" Мольтке. Поэтому также отставка графа Мольтке неизбежно последовала после неудачи этого плана.

Как оказалось, назначение Фалькенгайна было связано с повторением того же плана, лишь слегка видоизмененного в том смысле, что удар на Францию должен был последовать лишь после того, как предварительно, в течение лета 1915 г., немцы попытаются отодвинуть наше расположение на востоке, дабы обезопасить свои границы на время наступления во Францию.

Неудача и этого плана, столь ярко выразившаяся в Вердене и в тех тяжелых ударах, которые нанесли наши войска в течение лета 1915 г., повлекла за собою отставку Фалькенгайна и назначение Гинденбурга, а следовательно, по-видимому, и принятие нового плана. Какой это план это можно лишь предполагать в общих чертах, на основании общих данных, имеющихся в распоряжении, и на основании самых общих мотивов. Возможно, что это означает новое предстоящее повторение с весны будущего года старого плана наступления опять во Францию, что, впрочем, весьма сомнительно, принимая во внимание, что два года войны должны были доказать немцам тщетность их усилий достигнуть решительных успехов на западном фронте. Возможно, что это означает коренное изменение плана в том смысле, что немцы проектируют в будущем перенесение центра тяжести событий на наш фронт, что более вероятно, но о чем пока категорически говорить не приходится.

Однако пока можно наблюсти некоторые действия противника, которые дают возможность наметить некоторые общие выводы. Нам уже приходилось отмечать, что, после своего назначения -сначала на пост главнокомандующего всеми германскими и частью австрийских армий на нашем фронте, — Гинденбург принял меры для обеспечения заколебавшегося восточного фронта.

Положение противника в момент назначения Гинденбурга представлялось, как известно, весьма серьезным. Союзники наступали на всех фронтах войны и на всех фронтах войны достигли хотя и частных, но крупных успехов. На западе, вместо Вердена, англо-французы повели наступление на Сомме, сразу ликвидировавшее Верден и угрожавшее уже, в свою очередь, австро - германцам. Итальянцы взяли Горицу, выступила Румыния, и, наконец, на нашем фронте Австро-Венгрия испытала второй, весьма тяжелый разгром ее вооруженных сил. Правда, Германия еще далеко не была разгромлена, но инициатива перешла к союзникам, и самое существенное, что было достигнуто союзниками, это - сильнейшее ослабление центральных империй, благодаря колоссальным потерям, которые еще раз понесла Австро-Венгрия на галицийско-волынском театре.

Таким образом Гинденбургу пришлось решать весьма сложную задачу: удержать положение союзных немецких армий на разных фронтах войны, и притом удержать силами, которые были уже значительно растрачены его предшественниками. Возможно, что Гинденбург имел в виду и наступление, но только когда-либо в будущем, а никак не в ближайшее время, ибо короткий срок, оставшийся до наступления холодов и колоссальный расход войск за лето абсолютно этого не допускали.

В окончательном итоге можно считать, что задача Гинденбурга сводилась к тому, чтобы удержать положение на различных фронтах войны с относительно небольшими силами, — с тем, чтобы в течение зимы создать какие-либо новые формирования из того „людского материала", который мог еще найтись в Австро-Германии и, затем, в будущем, попытаться при помощи нового рискованного стратегического плана вывести Австро-Германию из нынешнего крайне сложного положения.

Первое, что сделал Гинденбург,- это был полный отказ от наступательной операции Фалькенгайна во Франции—во имя поддержания положения на востоке. Верденская затея была брошена, а из других районов западного фронта, затем частью с итальянского фронта, частью из Турции, Гинденбургом, в общем, было взято около 20 дивизий, которые были брошены на восточный фронт и частью на румынский фронт для того, чтобы „заткнуть дыры" — заполнить те бреши в живой силе, которые образовались вследствие громадных потерь, понесенных за лето.

Однако Гинденбург сознавал, что этого мало, и что двадцать дивизий, т.-е. около 350 тысяч человек, едва восполняют и половину тех потерь, которые понес противник в мае месяце, а между тем выступление Румынии требовало еще отдельных войск для нового, трансильванского фронта. Поэтому второй мерой Гинденбурга было „сокращение фронта", правда, частью вынужденное вследствие наших успехов. Германский фронт на нашем театре, который раньше мерился расстоянием от Балтийского моря до Румынии, образовал как бы два фронта. Один из них, который следует считать главным, очевидно, определялся линией между Балтийским морем и районом Галича у Карпат.

Другой фронт—второстепенный—шел далее по границе Трансильвании, вплоть до Оршовы (Железных Ворот) на Дунае.

Первый фронт, как главный, подлежал, очевидно, особенно упорной обороне, и, действительно, Гинденбург с места заменил австрийские войска, занимавшие Галич, германскими. Ясно, что при новых условиях Галич уже являлся флангом нового главного фронта и, как всякий фланг, представлял собою особо важный пункт, почему Гинденбург и назначил для обороны этого фланга германские войска.

Таким образом был создан „сокращенный" фронт,—от Галича до Балтийского моря, — вверенный официально принцу Леопольду Баварскому, а фактически, несомненно, находившийся под руководством самого Гинденбурга. Этот фронт Гинденбург, очевидно, намеревался оборонять весьма упорно, стремясь далее не допустить более сдвига австро-германского фронта назад. Что же касается трансильванского фронта, где официально руководил обороной австрийский наследник престола эрцгерцог Карл-Франц-Иосиф, и где называли фактическими руководителями Кевеша и Макензена, то здесь венгерские войска, несколько усиленные тремя-четырьмя германскими дивизиями, должны были оборонять Трансильванские горы против румын, при чем эти действия, очевидно, находились в связи с наступлением германо-болгарских войск на „румынский тыл" в Добрудже.

Таковы были те общие данные, которые более или менее обрисовывали намерение Гинденбурга обороняться на всех фронтах войны, ради чего он решительно отказался от наступательных операций во Франции, снял оттуда некоторую часть войск и относительно мало реагировал на тот глубокий „прогиб", который производили англо-французские войска своими непрерывными удачными атаками на фронте второй германской армии, в районе Соммы.

Несомненно, что это положение, занятое Гинденбургом на разных фронтах войны, было лишь выжидательным и означало, очевидно, намерение противника заняться новой длительной подготовкой и сбором последних средств борьбы для будущих широких операций.

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 26 (13) сентября 1916 года

Первая мировая война. 27 (14) сентября 1916 года

Первая мировая война. 28 (15) сентября 1916 года

Первая мировая война. 29 (16) сентября 1916 года

Первая мировая война. 30 (17) сентября 1916 года

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 182 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г, сентябрь, война, Газеты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz