nik191 Среда, 25.11.2020, 22:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [826]
Как это было [570]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [188]
Разное [19]
Политика и политики [170]
Старые фото [36]
Разные старости [59]
Мода [307]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [772]
Украинизация [543]
Гражданская война [1022]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [66]
Восстание боксеров в Китае [0]
Франко-прусская война [114]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2020 » Октябрь » 22 » Положение в Париже (14 - 17 мая 1871 г.)
05:30
Положение в Париже (14 - 17 мая 1871 г.)

Вандомская колонна после ее свержения

 

 

 

Положение в Париже (14 - 17 мая 1871 г.)

 

 

Версаль, 14 (2) мая. Войска правительства нашли в форте Ванар шестьдесят пушек.

***

Париж, 15 (3) мая. Версальские войска находятся перед валами Парижа. От ворот де-ла Мюетт до ворот Исси, они обмениваются выстрелами с инсургентами.

Инсургенты оставили редут, находящийся между фортами Исси и Ванвром.

В Тюильрийском саду возведены батареи, для открытия канонады во фланг Елисейских полей.

 

Броненосные митральезы в Елисейских полях

 

Люксембургский дворец заперт; его занимают четыре батальона национальной гвардии.

Коммуна опасается восстания в Париже. В городе господствует убеждение, что в Париже существует заговор против коммуны.

***

Париж, 15 (3) мая. Депутат Шельхер, арестованный коммуной, выпущен из заключения.

***

Париж, 15 (3) мая. Клюзере и Межи выпущены на свободу. Массон арестован.

144-й батальон национальной гвардии отказался исполнить приказ о выступлении на поле сражения.

На всех пунктах сильный огонь. Потеря людьми и опустошения весьма значительны.

***

Версаль, 15 (3) мая. Газета «Soir»  возвещает о предстоящем обнародовании заявления Правительства, направленного против манифеста орлеанских принцев.

***

Париж, 16 (4) мая. Комитет общественной безопасности, назначил новую военную комиссию на место прежней; комиссия эта состоит из членов: Арно, Авриала, Жоаннара, Тридона и Мартена. Полковник Анри назначен начальником штаба военного министра, а полковник Матьё - начальником войск, действующих между Пуан-дю-Журом и Ваграмскими воротами.

Все рабочие, имеющие более сорока лет от роду, вызываются для участия в оборонительных работах Парижа, за ежедневную плату по 3 франка 75 сантимов.

По словам газеты «Vengeur», между Делеклюзом и Центральным комитетом согласие установилось.

Сегодня ожидают важных резолюций со стороны коммуны. Сильное несогласие, существующее в среде коммуны, должно, вероятно, окончиться распущением Центрального комитета, или же поглощением комитета общественной безопасности Центральным комитетом.

Вандомская колонна должна быть разрушена сегодня в два часа пополудни.

***

Версаль, 16 (4) мая. В городской ограде Парижа пробиты во многих местах бреши. Отейльские ворота разрушены. Бомбардировка продолжается и бреши увеличиваются.

***

Реймс, 16 (4) мая. Главная квартира наследного принца саксонского переведена из Компьена в Маржанси, а главная квартира прусского гвардейского корпуса, из Санли в Монморанси.

***

Лондон, 16 (4) мая. Во вчерашнем заседании палаты лордов, граф Россель заявил о своем намерении внести, в будущий понедельник, предложение о представлении королеве адреса, с выражением просьбы, чтобы ее величество не утверждала заключенной уполномоченными Англии и Соединенных Штатов конвенции по элебемскому вопросу.

В том же заседании палаты лорд Стратендон взял назад свое предложение о сделании представлений России по поводу будто бы устраиваемых ею арсеналов на Черном море, в виду уверения министра иностранных дел, графа Гренвиля, что он, министр, не получил по этому предмету никаких донесений от консулов.

***

Париж, 16 (4) мая. Вандомская колонна разрушена сегодня в три четверти шестого часа вечера.

От дома Тьера остались целыми еще только наружные стены здания.

***

Париж, 16 (4) мая. В официальном журнале коммуны сообщают, что атака версальских войск на баррикады у Шатильона, Мулена, Пиер-Мулена и Саке отбиты. Вчера вечером происходила упорная битва между воротами Дофена и Малльо. Версальские войска понесли сильный урон и были отбиты.

Слух разнесся, что Монруж оставлена федералистами.

***

Версаль, 16 (4) мая. В сегодняшнем заседании Национального собрания Жубер предложил издать декрет о том, что парижский дом Тьера будет выстроен вновь на счет государства. Необходимость принятия этого предложения была решена единогласно, и предложение было препровождено в специальную комиссию.

Собрание, большинством 417 голосов против 3, приняло предложение, чтоб в церквах всех исповеданий отслужить молебны о прекращения гражданской войны. Левая сторона воздержалась от подачи голосов.

Греки был вновь избран президентом Национального собрания большинством 506 голосов.

***

Париж, 17 (5) мая. Версальские и Отельские ворота Парижа разрушены. Близлежащие к ним позиции осыпаются дождем бомб, на что со стороны Парижа не отвечают. Из форта Неси сильно обстреливают форт Малый Ванар, Гренелль и Поен-дю-Жур. На последнем пункте федеральные артиллеристы более не могут держаться. Полагают, что версальские войска подвели мины под стены Парижа по направлению к ворогам Мюетт.

***

Лондон, 17 (5) мая. 15 (3) мая произошел обмен ратификаций лондонского трактата.

 

***

О причине отставки и арестования генерала Клюзере, парижский корреспондент газеты «Independance Belge», говорит:

18 апреля генерал Клюзере отправил в форт Исси, который он считал еще в хорошем положении, подкрепления, повозки с продовольствием и военными припасами и несколько орудий. Обоз этот прямо наткнулся на позицию версальцев, добравшихся до самого форта; все это было взято ими без выстрела, исключая нескольких инженерных рабочих, которые были отпущены на свободу. Между коммунистскими батальонами, участвовавшими в битве, произошла совершенная паника, и части квартала Вожирар, соседние с городскими валами, были свидетелями того, как национальные гвардейцы возвращались в беспорядке, крича, по обыкновению, после всякого поражения, об измене.

Несомненно, что, вследствие получения известия об этой неудаче, решено было арестовать генерала Клюзере. Поговаривают, будто бы, в коммуне приняты важиные решения, именно: покинуть все позиции вне города и ограничиться защитой городских укреплений. Вероятность такого решения можно вывести из одной записки генерала Домбровского, которой он приказывает жителям Нёльи покинуть свои дома, под опасениям подвергнуться строгим мерам.

Приказание это объясняют тем, будто коммунальный генерал, принужденный в скором времени отдать Нёльи версальским войскам, желал бы иметь возможность предать огню эту, и без того уже несчастную, деревню. В афише, за подписью Росселя, повелевается сосредоточить на Елисейских Полях все артиллерийские батареи, исключая тех, которые необходимы на поле битвы или же для службы на валах.

***

—    Один врач, служивший при французской императорской гвардии, сообщает в газете «Рiсаdillу Рареrs», как очевидец, следующие подробности о событиях 21 июля (2 августа) минувшего года:

«Император Наполеон, императорский принц и все маршалы и генералы, для которых достало места, отправились в Саарбрюкен для того, чтоб присутствовать на человеческой бойне.

Бедный слабонервный мальчик, принц должен был сделать первый выстрел из картечницы рейнской армии; тело его подверглось через это более сильному сотрясению,чем оно могло вынести. Старые солдаты, быть может, и плакали в эту минуту, но только из сожаления при виде невыразимого ужаса, который обуял ребенка, когда раздался гром пушечных выстрелов. Утром принц приехал довольно здоровый, а после обеда отправился с экстренным поездом в императорскую квартиру, физически расстроенный и одержимый пляской святого Витта».

***

—    По словам «Рагis-Journal», в настоящее время во французской армии состоит 127 дивизионных генералов, между тем по штату их полагается всего 80; сверхкомплектных, следовательно 47; но производство еще продолжается.

***

—    «Гражданская война становится положительно жестокой. Солдаты идут дальше своих командиров. «Нет пощады!» — вот их лозунг. Это говорится совершенно хладнокровно, и угроза приводится в исполнение, если им удается напасть на инсургентов при таких обстоятельствах, когда те не могут защищаться. Все военные вежливости отброшены в сторону. «Разбойники» и «убийцы»—вот как честит каждая партия своих антагонистов, и ненависть французов к пруссакам и презрение пруссаков к французам в последнюю войну ничто в сравнении с теми чувствами, какие питают французы друг к другу.

22-му батальону егерей удалось окружить и взять кламарскую станцию без выстрела. С кошачьим упрямством лежали они в засаде в течение трех часов. Между 11-м и 12-м часом первая колонна двинулась вперед. Когда они подошли к станции, часовой, по обыкновению, крикнул: «Qui vive». Один из передовых колонны отвечал:

«Двадцать второй батальон национальной гвардии».

Часовой попал в ловушку, расставленную ему и его товарищам, и позволил колонне подойти. Его немедленно покончили и станцию окружили. Войдя туда, егеря нашли два батальона национальной гвардии и роту вольных стрелков. Около трети инсургентов спали мертвым сном, когда началась резня. Они вскочили на ноги и принялись защищаться, но слабо, потому что только у немногих были ружья в руках.

Насколько они были беспомощны, можно судить по тому, что у версальцев всего пять человек убитых и раненых. Значительно больше, чем 200 человек национальных гвардейцев и вольных стрелков положено на месте. Остальным удалось бежать, и они бросились по направлению фортов Исси и Ванвр. Версальцы преследовали их и стреляли в них, а гарнизон обеих крепостей, видя ружейный огонь, вообразил, что он означает атаку, и открыл огонь с своей стороны. Таким образом, попав под перекрестный огонь, несчастные беглецы падали в таком множестве, что большое пространство усеяно было ранеными и убитыми. Ужасна была эта сцена! Крики беспомощных раненых слышны были издали, в то время, как они умоляли, чтоб их прибрали или дали им хоть глоток воды.

Час спустя, когда егеря расположились на станции, некоторые из офицеров, тронутые этими криками, приказали солдатам забрать страдальцев; но огонь с фортов принудил солдат поспешно отступить.

***

— Даже драматическое искусство подвергается «коммунистическим опытам» парижан. Так, актеры, драматические писатели, композиторы и учредители концертов в Париже, получили приглашение организоваться в федеративный союз, которому коммуна предоставит пользование городскими театрами. Уже более 600 авторов и актеров последовали этому приглашению.

 

Всемирная иллюстрация : Еженед. илл. журнал, № 19 (123) - 8 мая - 1871.

 

***

 

— Берлинская сатирическая газета «Bеrliner Wespen» в одном из последних своих нумеров, не без остроумия указывает парижской коммуне на те памятники искусства и здания, которые на очереди к разрушению после уничтожения вандомской колонны и срытия дома Тьера.

Вот эти указания:

Милосская Венера - стоит в одной из зал Лувра. Она заслуживает уничтожения не только за это роялистское положение, но и за то, что нельзя выяснить с достоверностью, куда она девала свои руки, что дает повод предполагать, что она работает ими в пользу орлеанской династии. Следует поспешить покончить с Венерой, чтобы избавить отечество от опасности. Обломки статуи очень удобны для того, чтобы, при входе версальских войск в Париж, пустить ими в голову маршалу Мак Магону.

Боргезский боец. Находится там же, где и Милосская Венера. Так как он явился в Париж из Рима, то подозревается в сношениях с папством. Так как он, очевидно, сражается не за коммуну, то он против нее, а потому должен быть неминуемо разрушен руками национальных гвардейцев, после чего обломки его могут быть переработаны в пресс-папье, пуговицы для - жилетов, мундштуки для сигар и пепельницы для более отличившихся вольных стрелков.

Мон-де-Пьэте. Для чего он существует? Следует немедленно срыть это ненужное здание. Свободный гражданин коммуны, нуждающийся в деньгах, никогда не станет стараться добыть их такими косвенными путями и с такими формальностями, но обратится к более достаточным согражданам, с вежливым требованием: «La bourse ou ie portemonnaie!».

Памятник Беранже. Беранже платил за наем квартиры. Если бы коммуна и могла ему это простить, то оy виновен еще и в том, что не препятствовал переводу своих песен на немецкий язык. А такая полная измена отечеству не может оставаться не наказанно.

Институт глухонемых в улице Сен-Жак. Коммуна слишком долго терпела его существование. А так как никто из живущих в нем не кричит «да здравствует коммуна!» и никогда не слушает речей Виктора Гюго» то поэтому он должен быть срыт до основания.

Пантеон. Существованием своим заставляет народ предполагать, что великие мужи Франции умерли, тогда как они живы и управляют Парижем.

Статуя Генриха IV. Она должна быть беспощадно ввергнута в клоаки; потому что этот тиран Генрих IV был виновен в казни убийцы короля, великого Равальяка.

 

Всемирная иллюстрация : Еженед. илл. журнал, № 22 (126) - 29 мая - 1871.

 

 

 

Еще по теме:

 

Вести о войне между Францией и Пруссией

Вести о войне между Францией и Пруссией. Войска сторон

.............................

Война принимает все более и более ожесточенный характер (апрель-май 1871 г.)

Положение в Париже (14 - 17 мая 1871 г.)

Женщины и коммуна

 

 

 

Категория: Франко-прусская война | Просмотров: 32 | Добавил: nik191 | Теги: Франция, 1871 г., беспорядки | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz