nik191 Среда, 22.05.2019, 06:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [115]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [749]
Украинизация [406]
Гражданская война [433]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [127]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Август » 7 » Первая мировая война. 7 августа (25 июля) 1914 года
06:29
Первая мировая война. 7 августа (25 июля) 1914 года

 

 

07 августа (25 июля) 1914 года

 

 

 

 

Подробнее

 

Финансовыя мероприятия правительства

 

ПЕТЕРБУРГ. Совет министров на основании статьи 87 основных государственных законов постановил:

1) временно, впредь до минования чрезвычайных обстоятельств, размен государственных кредитных билетов на золотую монету приостанавливается;

2) государственному банку предоставляется, сверх разрешенной к выпуску суммы государственных кредитных билетов (Свод Законов, том II, часть 2, раздел третий, издание 1903 года, статья 1) выпускать эти билеты на сумму не свыше 1,200.000.000 рублей;

3) государственному банку предоставляется, в случае истребования находящихся на его счетах сумм казны, учитывать краткосрочные обязательства государственного казначейства, в размере, вызываемом потребностями военного времени.

 

ХРОНИКА ВОЙНЫ

- АВСТРИЯ ОБЪЯВИЛА ВОЙНУ РОССИИ.
- ГЕРМАНЦЫ ПОТЕРПЕЛИ БОЛЬШОЕ ПОРАЖЕНИЕ ПРИ Р. МААС. 8.000 УБИТЫХ.
- СЕРБСКИЕ ВОЙСКА ПЕРЕШЛИ В НАСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ АВСТРИЙЦЕВ.
- РУССКИЕ ВОЙСКА ПЕРЕШЛИ ГЕРМАНСКУЮ ГРАНИЦУ. НЕПРИЯТЕЛЬ ОТСТУПАЕТ, СЖИГАЯ СЕЛЕНИЯ.
- ПРЕЗИДЕНТ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ ВИЛЬСОН ПРЕДЛОЖИЛ ВОЮЮЩИМ ДЕРЖАВАМ СВОЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВО.
- В СТЫЧКЕ НА РУССКОЙ ГРАНИЦЕ РАНЕН ГЕРМАНСКИЙ КРОНПРИНЦ.
- Флотилия английских контр-миноносцев потопила германский заградитель.
- В бою у Флорена (Бельгия) германские войска отбиты и отступили от Льежа. Ждут новой атаки.
- Оттоманское правительство гарантировало нейтралитет и закрыло проливы для военных судов.
- Английские суда захватили германский пароход с 20.000.000 золота.
- В Берлине наблюдается усиленный обмен бумажных денег на золото.
- У Мурманских берегов замечена германская эскадра.
- Французский авиатор Гарро уничтожил германский дирижабль, погибнув сам.
- В Вильно прибыла первая партия в 300 пленных пруссаков.
- Р.О.П.И.Т. прекратило рейсы Одесса-Константинополь. Добровольный флот прекратил рейсы Владивосток- Шанхай.
- В Италии объявлен мораториум.
- Во Владивостоке захвачено 6 германских пароходов.

 

Ночные телеграммы.

(С.-Петербургского телегр. агентства).

Английский флот, сражаясь с немецким, гонит его к берегам Голландии.

Немцы взяли приступом правобережные форты Льежа.

От Полангена до Мемеля немцами испорчено шоссе.

На русско-австрийской границе нужно ожидать серьезных событий.

КЕРКУОЛ. Полагают, что на Северном море, к востоку от Кринейских островов, завязался морской бой. После полудня канонада не прекращалась.

САУТШИЛЬДС. Судовладельцы предупреждены адмиралтейством, что британская эскадра Северного моря, сражаясь с германским флотом, гонит последний к берегам Голландии.

ПАРИЖ. Сражение под Льежем продолжается с прежним ожесточением. Германская артиллерия разрушила два форта, но бельгийцы все еще оказывают энергичное сопротивление.

ПЕТЕРБУРГ. Германские войска изрыли шоссе от Полангена до Мемеля глубокими канавами и возвели насыпи, чтобы помешать наступлению русских войск.

 

Военные вести


Как сообщает «День», австро-венгерское генеральное консульство в Петербурге одновременно с объявлением о необходимости для проживающих в России запасных чинов австро-венгерской армии немедленно возвратиться на родину в свои части, опубликовало также сообщение о том, что императором Францем-Иосифом издан манифест о полной амнистии для тех из австро-венгерских подданных, которые уклонялись от исполнения воинской повинности или дезертировали с военной службы, при условии их немедленного возвращения на родину и поступления в войска.

 

Пути австрийского наступления


Вопреки всеобщим ожиданиям, до сих пор австрийские армии не начали наступления на Сербию. Захватив своим ультиматумом сербов врасплох, дунайские стратеги не воспользовались ни преимуществами внезапного нападения, ни выгодами быстрого движения вглубь неприятельской страны, с целью расстроить мобилизацию и сосредоточение сербской армии. Каждый день промедления усиливает положение Сербии, давая сербскому генеральному штабу возможность опомниться и организовать сопротивление. И, между тем, Австрия не объявляла войны три дня. Отчасти эта медлительность генерала Гетцендорфа обусловливалась политическими причинами, заставившими австро-венгерское правительство остановиться в раздумье на полдороге. С другой стороны, весьма возможно, что австрийская армия к сроку ультиматума была не готова к военной прогулке в Сербию. Конечно, занять Белград, уже покинутый сербскими войсками, нетрудно.

Иное дело наступление внутрь Сербии, где ген. Гетцендорфу придется штурмовать позиции в горах, защищаемые доблестной армией королевича Александра. Встретиться с отважным победителем при Куманове без особого риска австрийцы могли бы лишь в полуторных силах. Собрать такие силы для Австрии отнюдь не представляется легкой задачей. Напрасно нас пугают сказками про два с половиной миллиона штыков, которые, будто бы, может выставить Габсбургская монархия. От числа военнообязанных (при том раздутого вследствие непринятия во внимание колоссальной эммиграции за океан) до состава действующей армии военного времени—дистанция огромного размера. Во-первых, на содержание подобной армии потребуется, кроме полумиллиарда рублей единовременных расходов, почти б милл. руб. ежедневно, а таких громадных сумм двуединой империи достать негде. Затем, вооружения и амуниции на такую массу солдат не имеется, а импровизировать пушки, снаряды и ружья немыслимо. Наконец, наскоро сколоченные части, без надлежаще обученного корпуса офицеров и унтер-офицеров, не имеют боевой цены. Если даже венский генеральный штаб, под давлением событий, решится двинуть в поле ландштурм (судя по числу округов комплектования, 206 бат. пехоты и до 45-ти эскадр. кавалерии),—численность австрийской армии не превысит 1.150,000 чел. (без запасных войск). Вместе с запасными войсками, обозами, госпиталями и прочими не боевыми частями. Австрия может выставить круглым числом полтора миллиона ртов.

Мобилизация австрийской армии требует не меньше 6—7-ми дней. Если действительно в настоящее время мобилизованы 8 корпусов, то это значит, что мобилизация началась еще 7-го июля,—за три дня до передачи австрийского ультиматума. Затем на подвоз армии к границе должно уйти, пожалуй, дней десять. Действительно, для подвоза войск к Дунаю и Саве австрийский генеральный штаб располагает шестью железными дорогами, идущими (считая с востока) в следующем порядке:

1) Темесвар—Орсова;

2) Темесвар—Базиаш;

3) Сегелин—Гацфельд—Кубин;

4) Сегедин—Панчова;

5) Будапешт—Землин и

6) Загреб—Мятровица—Клевак (против Шабаца).

Очевидно, соответственно с этой сетью железных дорог Австрия и мобилизовала шесть корпусов для наступления с севера на Сербию, соблюдая требование современной стратегии, по которому каждый корпус должен располагать в тылу отдельной железной дорогой для своего питания. Что касается Боснии и Герцеговины, то едва ли можно сомневаться во второстепенном значении этого театра войны. Босния соединена с остальной монархией единственной узкоколейной железной дорогой (Босна—Брод—Сараево), пропускная способность которой не превышает 6-ти пар воинских поездов в сутки, да и то слабого состава. Чтобы по такой дороге перебросить один лишний армейский корпус к границам Сербии, нужен почти целый месяц, так что войска, двинутые этим кружным путем, поспеют лишь к шапочному разбору. Без сомнения, в Боснии и Герцеговине останутся действовать стоящие там в мирное время XV и XVI корпуса, к которым лишь медленно будут подходить слабые подкрепления.

При этом XVI корпус, расположенный в Герцеговине и южной Далмации (штаб в Рагузе), будет, очевидно, действовать против Черногории. XV корпус (штаб в Сараево) имеет пред собой три операционных направления:

1) на юг, к ст. Увач, откуда идет шоссе на Митровицу, в бывший Новобазарский санджак,

2) на восток, к ст. Мокра гора на сербской границе и оттуда на гор. Ужицу, в долине Западной Моравы, и

3) на северо-восток, от ст.  Дольня Тузла (в 45-ти верстах от сербской границы) к гор. Лоздице, откуда идет железная дорога на Шабац.

Первое направление в стратегическом отношении самое важное, так как наступление на Скопле (бывший Ускюб) угрожает перерывом сообщений по главной артерии в тылу сербской армии—железной дороге на Салоники, по которой Сербия сообщается теперь с остальной Европой и получает боевые запасы и снаряжение для армии. Но для энергичного наступления на Ускюб, отстоящий на 225 верст от боснийской границы, XV корпус слишком слаб: с 38,000 чел. весьма рискованно наступать по узкому коридору между Сербией и Черногорией, не имея даже в тылу железной дороги (от Увача до Митровицы рельсовый путь только проектируется) и подвергаясь постоянно опасности быть отрезанным от своей базы. Направление на северо-восток наталкивается на трудную гористую местность и связано с необходимостью форсировать широкую пограничную р. Дрину в виду неприятеля.

Затем, наступление на Лосницу могло бы иметь некоторое значение лишь в случае перехода сербской армии в наступление, так как, перейдя р. Дрину, австрийцы в состоянии угрожать левому флангу сербского расположения. Но так как сербская армия вынуждается неравенством сил к отступлению вглубь страны, то операции у Лозницы получают лишь второстепенное значение. Таким образом, наиболее вероятным является наступление XV корпуса на Ужицу и оттуда по долине Западной Моравы к Крушевацу, с целью угрозы с тыла центру и левому флангу сербской армии в наиболее вероятном районе ея сосредоточения вблизи Крагуеваца. В направлениях же на Увач, к Новобазарскому санджаку, и на Лозницу австрийцы, надо полагать, ограничатся демонстрациями.

Чтобы парализовать эту австрийскую угрозу, сербам на первое время достаточно отделить две дивизии—одну в Сапджак, для наступления, с целью перерезать коммуникационную линию австрийцев, и другую - к Ужице, для задержки австрийского наступления с фронта.

Как и когда австрийская армия окажется в состоянии начать решительное наступление против Сербии с севера,—зависит от того, когда именно началась перевозка шести мобилизованных корпусов в Хорватию и южную Венгрию. Все шесть железных дорог, указанных выше, имеют одну колею, при чем дорога на Кубин и Панчово носят характер подъездных путей с малой пропускной способностью, а дорога а Орсову проложена по горам и имеет несколько длинных тоннелей.

Корпусам, стоящим в Чехии (VIII и IX), придется проехать до Дуная от 950 до 1,075 верст, III корпусу от Граца до Землина надо сделать 610 верст, IV и XIII корпуса должны проехать 370 —400 верст, и только VII корпусу нужно проехать до Дуная 180 верст. При таких условиях для перевозки 6-ти корпусов к Дунаю и Саве австрийцам нужно не меньше 8-ми дней. Затем, еще день или два по высадке войск из вагонов нужно употребить на переправу через Дунай. Таким образом, от начала мобилизации австрийских войск до начала сосредоточения их на сербском берегу Дуная и Савы должно пройти не меньше 15-ти дней. Если бы мы знали момент приступа к австрийской мобилизации, мы могли бы довольно точно судить о том, когда можно ожидать серьезных событий на театре войны в Сербии.

По-видимому, перевозка войск из внутренних областей двуединой монархии на юг началась в день разрыва дипломатических сношений с Сербией. В таком случае сербская армия располагает еще почти неделей для подготовки надлежащего отпора дерзкому врагу.

Пока наиболее вероятным является предположение, что с севера на Сербию движутся две австрийских армии в составе шести корпусов и трех кавалерийских дивизий, общей численностью до 290,000 чел. Судя по конфигурации австро-венгерской рельсовой сети, можно думать, что главные силы переправятся чрез Дунай на восток от Белграда, а два корпуса перейдут р. Саву западнее сербской столицы. Затем австрийские войска широким фронтом должны двинуться на юг, при чем главные силы пойдут естественным путем в центр Сербии—долиной р. Моравы. Наиболее удобная естественная оборонительная линия для - сербской армии, это—горные цепи Повлек, Рудник и Малепик, возвышающиеся в 90— 100 верстах к югу от Белграда. При удаче австрийская армия может дойти до этих позиций в 5—6 дней.

 

Мы жили мирно и тихо

 

"День" иронизирует по поводу слов Вильгельма II, сказанных им манифестантам перед объявлением войны: «Мы жили «мирно и тихо. На нас напали». Газета по поводу этих слов пишет:

Существует известный немецкий анекдот: находясь в добром расположении духа, Вильгельм II спросил у матроса, что означаете „I. R." под подписью "Wilhelm". Матрос серьезно ответил:

— Immer-Redender.

И, действительно, Imperator Rех славится своей любовью произносить речи по всякому случаю жизни. Надо отдать справедливость императору Вильгельму, речи его блещут изобилием слов и отсутствием содержания. Но подчас имеется содержание и тогда - это сплошное лицемерие. Таким лицемерием отличается и речь Вильгельма II к толпе манифестантов.

"Мы жили мирно и тихо".—Какая лицемерная фраза в устах человека, который четверть века держал Европу в напряжении, грозя соседям "бронированным кулаком". А далее: «На нас напали, напали самым низким образом».

Кто "напал" на Германию—об этом знает мир. Кого же хочет обмануть Вильгельм II? Неужели он полагает, что ему верят его же прусские вахмистры? Или говорится это для Европы, чтобы оправдать себя и сложить вину со своих плеч на другие?

Приглашая манифестантов идти в храмы, обещая вложить „меч в ножны с честью",—глава германской армии показал себя религиозным человеком, но тем более странно лицемерие в том тяжком преступлении, которое он совершил.

Immerredender Вильгельм вплел новые лавры в ораторскую свою славу.

Император Вильгельм обижен! Он обижал всю Европу, зажег со всех концов Европу-и теперь плачется на «обидчиков» ... Бедный, обиженный Вильгельм!.. Воображаю, как сочувствуют ему добрые и незлобивые прусские юнкера!

На будущем памятнике немецкие филистеры изобразят его еще, пожалуй, плачущими в жилет налитого пивом берлинского приказчика.

Хорошей иллюстрацией к приведенным словам Вильгельма II служит отрывок из брошюры немецкого генерала Бернгарда, цитируемый "Речью". Генерал не лицемерит, а говорит откровенно, по военному.

„Пока мы считались с возможностью войны на два фронта, против России и против Франции, военное положение было очень просто. Формула, которой мы должны были следовать, была: стратегическое наступление, с одной стороны, и стратегическая оборона с другой. Или же, нападение на оба фронта, при поддержке австрийской армии. Теперь положение вещей изменилось. Нам приходится считаться не только с Францией и Россией, но также и с Англией. Эта держава не ограничится нападением на наши берега на Северном и Балтийском морях. Она высадит армию на континенте, в Бельгии или в Дании. Возможно также, что Австрия не будет в состоянии поддержать нас всеми силами своей армии и будет вынуждена защищать свои собственные интересы против Италии. Наконец, если мы дадим время России воссоздать свой балтийский флот, нам будут грозить и с этой стороны. Самая храбрая армия должна быть разбита, если ей приходится воевать против врага, подавляющего ее численностью. Чтобы избежать положения, столь неблагоприятного, необходимо, чтобы германская политика представила нам случай для решительного наступления. Нам нужно раздавить одного из противников раньше, чем другой успеет придти на помощь. Нам нужно вызвать нападение наших врагов—и для этой цели предпринять такие дипломатические шаги, которые бы так серьезно задевали интересы Франции и Англии, что эти два государства были бы безусловно вынуждены объявить нам войну». Надо пустить в ход „приемы, при помощи которых казалось бы, что мораль находится в опасности, предоставив дипломатам арранжировать этого рода аферу».

Одним словом, Европу надо провоцировать. И послушные воле пруссаков австрийские политики предприняли такой дипломатический шаг, от которого всколыхнулась вся Европа.


Мобилизация в Австрии.


В германских и австрийских газетах, как сообщает "К.М.",  дается ряд картинок и сцен, рисующих настроение жителей габсбургской монархии в связи с мобилизацией и войной.

Сотрудвик „Вегlinег Таgеblatt", д-р Поль Гармс, описывает свое путешествие из Берзина в Вену в курьерском поезде во время мобилизации в Австрии. Доктор Гармс собирался („в поисках настроения") покружить немного по Богемии и затем направиться в Вену. Но уже на германской почве он почувствовал, что отныне нельзя путешественнику полагаться на официальные железнодорожные указатели. Поездной персонал, так же, как и пассажиры, не знали, что готовит поезду грядущая минута. Это было в понедельник, 14 июля (ст. ст.). Все, однако, спешили добраться каждый до своего места назначения, ибо во вторник ожидалось полное почти прекращение пассажирского движения.

 

В Тетшене, на австрийской территории, картина обычного пассажирского сообщения окончательно меняется. Поезд запружен народом. Запасные с узлами и корзинами в руках напирают на поезд. Их провожают рыдающие жены, сестры, невесты. Ребятишки жмутся к покидающему их родителю, не понимая смысла внезапной разлуки. Тут же масса просто любопытных, большей частью счастливцев, не затронутых непосредственно мобилизацией. Эти кричат „ура“ и, вообще, бурно манифестируют свой габсбургский патриотизм и свою готовность воевать с Сербией. Та же картина на всех железнодорожных станциях. Кажется будто вся Богемия потеряла охоту к труду. Урожай еще в значительной части лежит на полях неубранный, а людей нигде не выдать. Только изредка мелькают в окнах вагонов фигуры одиноких женщин или девочек, нагнувшихся над землей. Все население устремилось на станции.

В Шрекенштейне давка еще сильнее. Резервисты уже несколько часов ждут поезда. Уже четыре поезда пронеслись мимо станции, переполненные резервистами. „Запасным не входить!"—кричат кондуктора. Но запасные врываются в поезд, заливая все коридоры и купэ всех классов. Вот входит рабочий с красными глазами. „Всю ночь не спал"— поясняет он,—все прощался с женой и детьми". Ему 37 лет, у него жена, четверо детей, оставшихся без средств к существованию. Оторвали от хорошего места.

И так до Вены. Мелькают станции, толпы запасных, плачущия жены и дети, опустевшия поля.

Газета „Воhemiа" описывает город Прагу в день мобилизации. «В банках воскресный отдых сегодня (26 июля) отменен. Считаются с возможностью, что в виду военной лихорадки, население потребует свои деньги из банков. Необходимо напряженно работать, чтобы удовлетворить все требования. В виду мобилизации, многие банки и их отделения лишились своих руководителей и значительной части своего служебного состава. Каждому из оставшихся приходится работать за троих. Интересно, что еще полгода тому назад в банковских сферах обсуждался проект обеспечения банков необходимым служебным персоналом в случае возникновения войны. Предполагалось внести законопроект об освобождении особо необходимых для банка служащих от призыва в виду важности функционирования банков во время войны. Но этот проект не успели осуществить. Поэтому приходится теперь в банках работать ночью. «Деньги работают".

„В казармах беспрерывное движение. С быстротой молнии производится комплектование отрядов. Все приводится в боевую готовность. Приобретенные у населения лошади размещаются по конюшням. То и дело раздается команда.

 

„Во всех пражских церквах происходят массовые венчания. Призванные в отряды резервисты, посылаемые в бой солдаты, быстро в последнюю минуту венчаются. Без оглашений, без приготовлений они производят своих невест в супруг. Непродолжительно будет их супружеское счастье, но зато в боях их будет согревать мысль об оставленной на родине любимой».

„Nеuег Pester Jоurnal" описывает Будапешт в дни мобилизации. Всюду какое-то сдержанное оживление. Толпы на улицах. То и дело проходят команды запасных. Серьезные, сосредоточенные лица, отворачивающиеся, чтобы сохранить бодрость духа при встрече с заплаканными женщинами».


Австрийские славяне и война.

«Yоs. Zеit.» пишут из Праги: Сараевское убийство вызвало поворот в настроениях чешских кругов. 27 июля в чешской гостинице „Черный конь" играли австрийский гимн и песню о принце Евгении, которые были с энтузиазмом подхвачены всеми присутствовавшими. Это беспримерный в истории Чехии факт. Правительство также начинает убеждаться, что панславистская политика некоторых руководящих чешских чиновников стала здесь невозможной. Секретарь депутата Крамаржа, барон Браун, был лишен своей должности в пражском градоначальстве и замещен другим более объективным чиновником. «Narodni Listy" несколько раз были конфискованы за свои сербские симпатии. Но вообще чешская интеллигенция и массы настроены лояльно и относятся враждебно к агитации панславистов. Мобилизация здесь прошла с одинаковым воодушевлением как среди немцев, так и среди чехов".

Вся польская печать в Галиции призывает к лояльности. В Галиции мобилизация проходит беспрепятственно. Происходят патриотические манифестации, устраивают овации офицерам, и многие записываются в добровольцы.

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 3 августа (21 июля) 1914 года

Первая мировая война. 4 августа (22 июля) 1914 года

Первая мировая война. 5 августа (23 июля) 1914 года

Первая мировая война. 6 августа (24 июля) 1914 года

Первая мировая война. 7 августа (25 июля) 1914 года

Первая мировая война. 8 августа (26 июля) 1914 года

Первая мировая война. 9 августа (27 июля) 1914 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

 

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 1267 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz