nik191 Пятница, 24.05.2019, 20:01
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [115]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [750]
Украинизация [408]
Гражданская война [437]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [128]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Апрель » 26 » Первая мировая война. 26 (13) апреля 1916 года
06:40
Первая мировая война. 26 (13) апреля 1916 года

 

 

 

26 (13) апреля 1916 года

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

13-го апреля 1916 года.

Западный фронт

Значительных боевых столкновений не было.

Неприятельские аэропланы сбрасывали бомбы над Усть-Двинском и Двинском.

На фронте Двинских позиций и в районе западнее м. Поставы артиллерия противника на многих участках открывала огонь.

К югу от м. Крево немцы пытались наступать, но безуспешно. В этом же районе летало много немецких аэропланов, из коих один был подбит и упал в нашем расположении к юго-востоку от м. Крево.

Обстрел неприятелем икскюльскаго укрепления продолжался.

Во многих местах линии реки Двины появлялись неприятельские летчики и сбрасывали бомбы.

Над двинским районом вчера летали 7 неприятельских аэропланов, один из них имел наши опознавательные знаки.
Нашими летчиками произведен налет на тыл германцев. Корабль «Илья Муромец» бомбардировал станции Даудзевас, юго-восточнее Фридрихштадта, куда сброшены 13 пудовых и 7 осколочных бомб. На станции Ужвертыне сброшенными бомбами произведены пожары.

На станцию Ганцевичи между ст.ст. Барановичи и Лунинец неприятельские самолеты сбрасывали бомбы.

Кавказский фронт

Наступление турок на Эрзинджанском направлении отбито нашим огнем.

В мамахатунском и мушском районах боевые столкновения передовых частей.

К югу от Битлиса наши части сбили турок с целого ряда горных позиций.

 

Франко - англо - бельгийский фронт

ГАВР, 9-го (22-го) апреля. Бельгийское официальное сообщение от 9-го апреля:

«На бельгийском фронте ничего выдающегося не произошло».

ЛОНДОН, 9-го (22-го) апреля. Сообщение британской главной квартиры во Франции:

«За последние сутки происходила минная борьба близ Фрикура, Сушэ, Гюллюха и Живанши. Близ Сент-Элуа мы рассеяли в течение ночи германский отряд, пытавшийся выйти из своих траншей. Сегодня к югу от Арраса шел бой. В разных пунктах между Сушэ, каналом Лабассэ, а также в окрестностях Ипра происходила артиллерийская перестрелка».

ПАРИЖ, 9-го (22-го) апреля. Официальное сообщение от 9-го апреля 3 час. дня:

«В Бельгии наша артиллерия энергично обстреляла участок на востоке от дороги Ипр-Пилькен во время операции, предпринятой в этом пункте британскими войсками. На западе от реки Мааса после ожесточенной артиллерийской подготовки неприятель в течение ночи атаковал наши позиции на склонах к северу от Мортомм. Германцы, которым удалось задержаться на нашей первой линии, были в скором времени отброшены контратакой, вернувшей нам всю местность, которая раньше была нами захвачена.

Другая атака с помощью горючих жидкостей, бросавшихся на наши траншеи к северу от леса Коретт, была решительно отражена. К востоку от реки Мааса вчера к концу дня после интенсивной бомбардировки наших линий от реки Мааса до форта Во германцы стали накапливать войска в своих траншеях перед фронтом, идущим от пруда до форта Во. Немедленно направленный сюда огонь артиллерии парализовал эти подготовительные действия, нанеся неприятелю серьезные потери. В Лепретрском лесу произошло несколько столкновений патрулей. На остальном фронте ночь прошла спокойно».

ПАРИЖ, 9-го (22-го) апреля. Официальное сообщение от 9-го апреля, 11 час. вечера:

«В Аргоннах шел довольно оживленный минный бой у Вокуа—Фильморт. Мы бомбардировали пути сообщения позади неприятельского фронта. К западу от реки Мааса германцы после ожесточенной бомбардировки направили две последовательные атаки на наши позиции между Мортомм и ручьем Бетенкур. Оба раза наш заграждающий и пулеметный огонь заставили неприятеля вернуться в траншеи, причинив ему значительные потери.

К востоку от реки Мааса происходила довольно сильная бомбардировка наших первых и вторых линий. В Вевре день прошел сравнительно спокойно. Одно из наших дальнобойных орудий обстреляло станцию Виньель к северо-востоку от Сен-Миэля. В самом же начале обнаружился пожар в здании, соседнем с вокзалом, и был разрушен железнодорожный путь. На остальном фронте ничего существенного не произошло.

Действия летчиков. Одна из наших бомбометных воздушных эскадр сбросила 20 снарядов над лагерями неприятеля близ Азанн и Вилер-дэ-Манжиэнн, к северо-востоку от Вердена.

Восточная армия. В ответь на налет неприятельских аэропланов на деревни у греческой границы один из наших аппаратов сбросил 4 бомбы над гор. Софиею».


Итальянский фронт

РИМ, 9-го (22-го) апреля. Сообщение итальянской главной квартиры от 8-го апреля:

«Вдоль всего фронта шла артиллерийская перестрелка с перерывами и производились частыя воздушные рекогносцировки. В небольших стычках пехоты на верхнем Астико, в долине Сутана и на верхнем Кордеволе нами захвачено около 30 пленных. В районе Монтенеро в ночь на 7-е апреля мы отразили неприятельские отряды, пытавшиеся сбросить несколько ручных гранат в наши траншеи в Мрзли и на Слемэ.

Вчера днем наша воздушная эскадра бомбардировала станцию гидропланов близ Триеста. На станцию в общем было сброшено до 60 бомб с явно успешным результатом. Все аэропланы, подвергавшиеся, как всегда, обстрелу из неприятельских специальных орудий, возвратились невредимыми».

Сербский фронт

КОРФУ, 7-го (20-го) апреля. Сербское Пресс-бюро сообщает:

«Сербский чиновник, остававшийся в Битоле, после взятия этого города болгарами, пока ему не удалось бежать из занятых районов, на допросе показал следующее:

«Когда наши войска эвакуировали город Битоль, я остался там в надежде, что мне, как уроженцу Македонии, неприятель не причинит зла. Однако, я ошибся. Как только болгары вступили в город, они излили свою злобу на македонцев, особенно на состоявших на правительственной службе как на сторонников Сербии. За македонцами, состоявшими на сербской службе, устраивалась настоящая охота, причем задержанных куда-то уводили. Узнав об этом, я укрылся у друзей.

Здесь также был произведен обыск, но меня не нашли. Этот факт еще больше напугал меня и я стал изыскивать способы побега. Я обратился за помощью к моим друзьям мусульманам и другим лицам, но никто не решался оказать мне содействие. Лишь 21-го марта мне удалось вечером выехать из города и перейти греческую границу. До моего побега в Битоле находились болгарские, германские и австрийские войска. Все они, и в особенности болгары, производили всевозможные бесчинства. Они совершенно разграбили магазины и дома жителей, покинувших город.

Особенно пострадали семьи сербских чиновников и офицеров. Болгарские офицеры разместились в их домах, причем расположившись на кроватях, хозяев заставляли спать на голом полу, лишив их даже одеял. Из этих домов были похищены все ценные вещи. В домах других жителей, без различия национальности и религии были произведены обыски, причем были конфискованы все съестные припасы, а также медные вещи. Буйства и бесчинства комитаджиев достигли такой степени, что жители не решались более выходить на улицу. Были нередко и случаи убийства.

В Битоле учрежден военный суд, который приговаривает к смертной казни всех, предаваемых ему комитаджиями. В Битоле утверждали, что болгары всех служащих в городских управлениях Македонии предали военному суду, который всем вынес смертный приговор. В Битоле и его окрестностях вся гражданская власть сосредоточивается в руках воевод-комитаджиев, которые совершают все эти жестокости. Местные жители голодают, так как болгары не провезли с собою съестных припасов для армии и пользуются местными средствами. Так, например, в деревню Нижополье, где были арестованы и уведены неизвестно куда 6 нотаблей, болгары отправили 70 солдат, приказав жителям кормить их. Вообще положение вещей в Битоле и его окрестностях представляется отчаянным. Болгарские комитаджии не доверяют никому. Они не верят даже бывшим болгарам, т. е. македонцам, которые во время существования турецкого режима причисляли себя к болгарской партии. Они им не верят, ибо последние, в качестве лояльных сербских граждан, не поддавались проискам болгарского комитета, побуждавшего их к восстанию против законных сербских властей.

Вследствие насилий, чинимых над жителями Битоля болгарскими и германскими солдатами и комитаджиями, даже та часть жителей города, которая при турецком режиме находилась под влиянием болгарского комитета, выражает теперь недовольство и видит свое спасение лишь в возвращении сербов. Такое пожелание высказывается не только в домах, но и на улицах, вследствие чего болгары не верят ни одному македонцу и даже тем из них, которые являлись ранее их верными сторонниками. Под влиянием этого недоверия болгары организовали в Битоле усиленное шпионство. Последнее однако успеха не имеет, вследствие чего комитаджии грабят и мучат жителей, дабы принудить их к какому-либо протесту, на основании которого их можно было бы арестовать. В Битоле германцы осуждают образ действий болгар и высказывают недоумение по поводу того, что они так стремились к македонцам, раз в этой провинции нет их приверженцев и раз сами болгары заявляют, что не верят македонцам. В свою очередь болгары приписывают все совершаемые ими грабежи германцам».


Сербский фронт

СОЛУНЬ, 9-го (22-го) апреля. В полночь германская воздушная эскадра пыталась бомбардировать расположение союзных войск в Каразули, но встреченная артиллерийским огнем, повернула обратно. В 6 час. утра вторая воздушная эскадра предприняла новый налет, также не имевший успеха и не причинивший никаких повреждений союзникам. Вчера французские аэропланы бомбардировали неприятельские лагери в Дойране и Петриче. Сегодня утром они же сбросили несколько снарядов на ангар цеппелина в Софии и возвратились без повреждений.


Война на море

ЛОНДОН, 10-го (23-го) апреля. Агентство Ллойда сообщает:

«В субботу утром потоплен миной французский барк «Сhаnаkа», полагают, что команде его удалось спастись. Капитан и 16 человек команды с парохода «Fеliсiаnа» подобраны и спасены; остальная часть команды разыскивается. «Fеliсiаnа» не был вооружен. Согласно другому сообщению, вся команда судна будто бы спасена. Потоплен также, пароход «Тrеgаntlе оf Stives». Вся команда его высажена на берег».

***

Именным Высочайшим указом Государственному Совету 10-го апреля с. г. генерал-адъютанту, Двора Его Императорского Величества обер-гофмаршалу, генералу-от-кавалерии графу Бенкендорфу — Всемилостивейше повелено быть членом Государственного Совета, с оставлением обер-гофмаршалом и в звании генерал-адъютанта.

***

10-го апреля, в день корпусного праздника кадетского Императора Александра II корпуса, по случаю роспуска кадет, вследствие бывших в корпусе эпидемических заболеваний, ни обычного в этот день торжественного богослужения, ни празднования не будет.

 


Морской обзор


Русские моряки на Дунае

В апрельской книжке «Морского Сборника» помещено описание деятельности наших моряков на Дунае в 1914 году, которое является первым изложением в высшей степени интересных военных событий, до сих пор совершенно неизвестных нашему обществу.

Это описание касается только деятельности одной партии наших матросов, под командой старшего лейтенанта Григоренко, который был отправлен из Севастополя в начале августа 1914 года и прибыл через несколько дней в Белград с запасом мин, как самодвижущихся, так и заграждения. Из последних мин нашими моряками были устроены в нескольких местах рек Сава и Дуная заграждения, причем на первой из рек оне были поставлены у Шабаца и железнодорожного моста у Белграда, а на второй—ниже Железных Ворот у Оршавы. На этих минах взорвались: у Шабаца, в ночь с 9-го на 10-е октября, австрийский монитор «Темеш» (спущен в 1904 году), а у железнодорожного моста 8-го декабря монитор «Самос» (спущен в 1892 году), причем с первого судна спаслись все офицеры и часть нижних чинов, а второй затонул со всем своим личным составом.

Следует заметить, что сообщение о гибели второго австрийского монитора впервые появляется в печати, так как до сих пор было только известно о потоплении в 1914 году первого из этих судов. Но наибольший интерес в деятельности наших моряков представляет взрыв ими шлюза в Босутском канале, где был устроен бассан, в котором стояло 2 австрийских монитора, ждавших подъема воды для того, чтобы выйти в реку Сава. Этот канал устроен при впадении реки Босута в Саву, т. е. к западу от Шабаца, и было необходимо разрушить шлюз и тогда мониторы сели бы на мель. Для этого была применена мина Уайтхеда, причем ее с большим трудом доставили на берег реки Сава против этого канала. Здесь надо было мину собрать и выпустить на расстоянии около 65 метров, считая ширину реки и расстояние до дверей шлюза.

Все это приходилось делать без каких-либо особых приспособлений и для выпуска мины ее приделали к простому бревну. Вся эта работа увенчалась успехом и, несмотря на присутствие на другом берегу реки австрийских часовых, не подозревавших о том, что делается на сербском берегу, мина была выпущена, дошла до шлюза и раздался взрыв, благодаря чему получился прорыв воды и мониторы сели на мель, где они и оставались месяца полтора до ее подъема в реке. Затем наши моряки устроили станции для выпуска самодвижущихся мин в двух местах у Белграда для обстрела рек Савы и Дуная поперек и одна станция была устроена на острове Большой Ратно, находящегося к северу от слияния Савы и Дуная, и отсюда предполагалось выпустить мину в проходившие австрийские мониторы.

Подобный случай представился 25-го сентября, когда одно из этих судов, став между островами Большой Ратно и Кожара, начало обстреливать Белград, но выпущенная по нему мина не дошла до цели, так как в ней не хватило воздуха, а в распоряжении лейтенанта Григоренко не было насоса, чтобы довести давление его в мине до нормального. Но все-таки после этого мониторы перестали появляться перед Белградом и вообще, по мнению этого офицера, австрийские суда, прекрасно вооруженные и приспособленные для ведения речных операций, действовали весьма нерешительно, без определенного плана и все их выступления носили случайный характер.

Это является тем более странным, что оборона Савы и Дуная была организована самым «кустарным» образом и нашим морякам приходилось пользоваться только тем, что они успели привезти из Севастополя, так как в Сербии не было никаких плавучих средств, не говоря уже о боевом материале для обороны реки. Затем, т. е. 1915 году, все эти недостатки были пополнены, но то описание, о котором здесь идет речь, заканчивается началом января 1915 года и в нем ничего не говорится о деятельности наших моряков осенью этого года, когда на Сербию напали немцы и австрийцы.

Наконец в нем находим рассказ о деятельности наших моряков при очищении сербами Белграда, в начале ноября 1914 года, когда они взрывали мосты, железнодорожный путь, туннель и т. д., что оказалось впоследствии ненужным, так как австрийцы были на голову разбиты у Лазареваца 20-го ноября 1914 года, после чего они не показывались в пределах Сербии до сентября прошлого года.

В заключение этой статьи в «Морск. Сборнике» помещен приказ по флоту и морскому ведомству от 24-го января 1916 года, в котором приведена нота Великобританского посла в Петрограде относительно оценки выдающейся деятельности морского отряда под командой старшего лейтенанта Григоренко, сделанная английским адмиралом Трубридж, командовавшим великобританской морской миссией в Сербии, в которой он говорит, что хотя русская экспедиция и не была ему подчинена, но она выполняла всякие работы, которые он просил ее исполнить, и он добавляет, что желал бы подтвердить свое восхищение настойчивостью и мужеством, проявленными русской экспедицией во время боев при Белграде с 5-го по 8-е октября.

Затем в этом приказе говорится, что Государь Император Высочайше повелеть соизволил:

«внести в послужные списки старшего лейтенанта Григоренко и офицеров экспедиции, бывшей под его командованием, лестную оценку их деятельности английским адмиралом, о чем объявить в приказе по Флоту и Морскому Ведомству».

Отсюда видно, как блестяще проявили свою отвагу наши моряки на этом отдаленном от моря театре войны и поддержали славу русского флага на той реке, на которой их предки отличались не один раз во время наших войн с Турцией и особенно в последний раз в 1877 году, во время последней русско-турецкой войны, когда отряды наших балтийских и черноморских моряков совершенно парализировали деятельность сильного турецкого флота на Нижнем Дунае и оказали весьма важное содействие нашей армии.

 

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 22 (09) апреля 1916 года

Первая мировая война. 23 (10) апреля 1916 года

Первая мировая война. 24 (11) апреля 1916 года

Первая мировая война. 25 (12) апреля 1916 года

Первая мировая война. 26 (13) апреля 1916 года

Первая мировая война. 27 (14) апреля 1916 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 422 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г, война, апрель, Газеты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz