nik191 Понедельник, 27.05.2019, 12:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [115]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [750]
Украинизация [408]
Гражданская война [437]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [128]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Октябрь » 17 » Первая мировая война. 17 (04) октября 1914 года
05:20
Первая мировая война. 17 (04) октября 1914 года

 

 

 

 

17 (04) октября 1914 года

 

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

3 октября. На восточно-прусском фронте небольшие столкновения. На средней Висле и в Галиции, под натиском наших войск, германо-австрийская армия с 2 октября перешла на всем фронте к обороне.

Южнее Перемышля взяты в плен три австрийские роты и шесть офицеров.

 

Германский театр военных действий

Штаб Главнокомандующего юго-западного фронта дает, по сообщению корреспондента «Нового Времени», следующий обзор военных действий на русско-прусском фронте.

На севере со 2-го по 4-е октября шли небольшие столкновения наших войск с германцами, усиленно укрепляющими свой фронта. По-видимому, немцы, потерпев неудачу в своем плане наступления из Восточной Пруссии в общем направлении на Гродну, с целью стратегического окружения наших сил, расположенных в Привисленском районе, решили на этом фронте перейти к упорной обороне, пользуясь для этого прекрасно подготовленным в военном отношении в Восточной Пруссии плацдармом. Левое крыло стратегического германского фронта, выдвинутое уступом вперед в Восточную Пруссию, перешло теперь к обороне, зато правое крыло этого же фронта, выдвинутое также уступом вперед в Галиции, за последние дни ведет усиленное наступление на расположенные там наши силы.

В Галиции на фронте Санок—Старое Место—Стрый на юг от Перемышля, австрийцы по команде германского генерального штаба, с 1-го по 4-е октября, сосредоточив значительные силы, выдвинутые из за Карпат, ведут интенсивное наступление. Бой идет и разгорается все сильнее и сильнее, дело доходит до штыковых ударов, но в австрийской армии главного нет—нет веры в успех и хотя по показаниям пленных многие высшие посты в австрийской армии теперь заняты германскими офицерами,— последняя надежда австрийцев,—в энергии которых нельзя сомневаться, все-таки австрийские войска получили от нас такой отпор, что наш противник во многих пунктах перешел к обороне.

По имеющимся сведениям, у австрийцев недостаток в артиллерии. Конский состав изнурен до крайности. Солдаты недоедают, изморены и с нетерпением ждут конца войны. В некоторых частях надежда на успех поддерживается лишь верой в непобедимость германцев и ложными слухами, внушенными людям, что русская армия расстроена и на пути к полному отступлению, что война на ней гибельно отозвалась, что в наших войсках люди мрут от холеры и т.д.

Действительность поражает австрийские войска и, видя обман в речах военачальников,- зарождается дух уныния и уверенность, что кампания для них проиграна.

3-го октября в районе Старое Место в бою, доходившем много раз до штыкового удара, нашими войсками захвачены в плен 15 офицеров и более тысячи нижних чинов. Вдоль реки Сана австрийцы ведут редкий артиллерийский огонь и устраивают массу окопов. По всей вероятности на этом участке южного фронта австрийцы не предполагают вести решительных операций и попытки к переправе через реку Сан, подготовленной артиллерийским огнем за эти октябрьские дни, не увенчались успехом.

Наши войска все эти попытки отразили огнем, нанеся австрийцам тяжелый урон.

На фронте Торн—Краков, с 1-го по 4-е октября бои между нашими войсками и австро-германской армией велись вдоль реки Вислы с большим упорством. Германские силы, наступавшие на фронт Варшава—Ивангород, разбившись о наши войска, теперь медленно отступают. Наши войска энергично теснят отступающую австро-германскую армию, упорно отстаивающую каждый клочок земли.

Немцы подтягиваюсь подкрепления, стремясь остановить натиск наших войск, но наши войска энергично теснят противника и медленно шаг за шагом заставляют его отдавать все захваченное за сентябрьские дни.

 

Франко-Бельгийский театр военных действий

4-го октября. На левом фланге союзников к северу от канала Лабассэ, союзники заняли фронт Живанши—Аллье—Фроммель и отобрали у неприятеля Армантьер. К северу от Арраса началось наступление французов. Между раионом Арраса и Уазой они продвинулись вперед в нескольких пунктах. Положение в центре и на правом фланге без перемен. Бельгийская армия энергично отразила несколько атак германцев, направленных против переправ через реку Изер.

Таким образом, обходное движение, предпринятое армией генерала Клукка между Лиллем и морским побережьем с главною целью занятия Кале и Дюнкерка, окончилось полной неудачей.

Быстрое движение немцев к берегам Северного моря остановлено. С особенным упорством ведутся бои в раионе Ланс, Бетюн, Эр, Азбрук и Ипр.

Левый фланг союзных армий достиг бельгийского побережья Северного моря. Повторяя целый ряд последовательных атак с явным намерением прорваться к морю для обхода англо-французского фланга, германцы, однако, всякий раз терпели неудачу.

 

Английский крейсер, сопровождаемый контр-миноносцами, вступил в бой с четырьмя германскими контр-миноносцами у берегов Голландии. Все неприятельские суда были потоплены.

Потери англичан определяются одним офицером и четырьмя нижними чинами ранеными; повреждения британских контр-миноносцев невелики; англичане взяли в плен 31 германца с неприятельских миноносцев.

 

ВОЕННЫЕ ЗАМЕТКИ

Русский фронт

 

Все более и более, выясняется, что наступление германцев на русском фронте имеет все признаки активной обороны с целью, с одной стороны, затянуть наше решительное наступление на познано-силезском фронте, а с другой — облегчить положение австрийской армии у Кракова и за Карпатами. Немцы, несомненно, попытаются с помощью австрийцев отбросить нас за Днестр, освободить Пржемышль и, если возможно, то овладеть вновь и Львовом.

 

Вторая половина германского плана безусловно заранее уже обречена на неудачу, а первая половина проводится довольно успешно. В самом деле, наступлением своего левофлангового уступа — восточно-прусского, немцы задержали нас на три недели,—с 2-го сентября, когда было обнаружено наступление на Сувалкскую губ. и до 23-го, дня изгнания армии ген. фон-Хинденбурга из русских пределов, и приковала наше внимание к берегам Немана. К несчастью для немцев, ген. фон-Гинденбург оказался неудачным исполнителем широких германских предначертаний и потерпел такое решительное поражение, которое, несомненно, отозвалось на быстроте и решительности наступления германцев на завислянском фронте. Германский генеральный штаб, в виду ненадежности положения в Восточной Пруссии, должен или перебросить большую часть, сосредоточенных к западу от Варшавы сил, чтобы окончательно задержать наше наступление, или все время оглядываться на этот весьма важный для немцев плацдарм и с опаскою двигаться вперед на укрепленную линию средней Вислы, при том активно защищаемую превосходящим противником.

Наступают довольно нерешительно только две германские армии калишская и ченстоховская. О торнской пока ничего не слышно, да возможно, что армия эта распылилась для обороны южной границы Восточной Пруссии от Торна до Иоганесбурга и частью для подкрепления других трех армий.

28-го сентября на путях к Варшаве и Ивангороду, после ряда удачных для нас авангардных стычек, в которых обычно блестяще действовала наша конница, начались бои с подошедшими немецкими главными силами, а уже 30 сентября, т. е. на третий день боя, наши войска начали успешно теснить наступавших германцев. В действиях германских войск не наблюдается прежней стремительности и стойкости. Только ослаблением боеспособности можно объяснить взятие одним из наших полков двух немецких рот целиком и при том в боевой линии всего на третий день боя, когда немцы не могли быть еще ослаблены или рассредоточены продолжительным сражением.

Боевыя столкновения начались на фронте от района Варшавы по Висле и Санну до Перемышля и южнее до верховьев Днестра, прибл. на Хырув (важный узел жел. дорог—Перемышль — Мышковец — Будапешт и одноколейкой — на Самбор — Стрый-Станиславов — Черновицы — Новоселицы) -Старое Место и Лопушанку (станция жел. дороги Самбор — Ужгород — Будапешт).

Наши позици в Галиции по Сану чрезвычайно сильны, а укрепленные переправы у Низко-Лежайска—Синявы—Ярослава и Родыленко занимаются нами по обеим берегам реки для активной обороны. Все эти пункты и также Хырув (Хиров) отлично укреплены австрийцами и при обороне их нашими доблестными галицкими войсками явятся для двуединой армии непобедимыми.

Из сообщений штаба верховного главнокомандующего не видно, продолжают ли наши войска осаду Перемышля по обеим берегам Сана или только удерживают осадную линию по восточному и южному секторам за Саном. Вернее предположить, что наш осадный корпус сосредоточился за Саном, так как к западу от крепости осадные войска могли очутиться в довольно тяжелом положении, между двух огней — наступающей от Кракова австрийской армии и гарнизона крепости. Но, если у нас под Перемышлем стянуты значительные силы кроме осадного корпуса, то возможно, что осада продолжается под прикрытием сильного отряда фронтом на запад, где как раз имеется отличная оборонительная позиция на командующих высотах между Козснице и Крживча (на левом берегу Сана).

Австрийцы главное наступление ведут к югу от Перемышля в промежутке в 34 версты до Хырува. Далее идут крепкие и трудно одолимые наши позиции по Днестру. Цель австрийцев -отбросить нашу армию от Перемышля и заставить нас очистить Ужокский и Бескидский (на Мункач) карпатские перевалы. Не нужно быть пророком, чтобы предсказать полнейшую неудачу австрийскому плану. Австрийская армия ген. Данкля уже начала нести поражения; одна из наших колонн разбила часть австрийских войск и захватила более 500 пленных и пулеметы. Упоминание в телеграмме штаба верховного главнокомандующего об "одной из наших колонн» указывает, что наши войска на левом фланге перешли в наступление и бьют австрийцев, которым грозит опасность быть прижатыми к Карпатам.

Какие же неприятельские силы наступают на нас от Торна до Карпат? Большинство наших военных обозревателей в столичной прессе (напр., г. Оглин в «Русс. Ведомостях»), сильно преувеличивают численность германо-австрийских армий. Не хорошо недооценивать вражеские силы, но и переоценивать их тоже вредить делу.

Я уже указывал в предыдущих моих заметках на полнейшую невозможность для немцев и австрийцев выставят теперь на Завислянском и Галицком фронтах не только 2-миллионную, но и в 1.600.000 армию, как указывает, это г. Оглин, приводящий эту цифру со слов военного хроникера газеты «Times». У германцев на всем восточном фронте сосредоточено не более 850—900 тысяч человек, отбрасывая не менее 350 тысяч на торнский и восточно-прусский районы, останется для наступления на Вислу всего 500—600 тысяч бойцов по штату, предполагая во всех частях новое число рядов.

В австрийских армиях, считая все пополнения и вновь сформированные части, не может быть 6олее 350—400 тысяч—тоже по штату, в действительности же, принимая сильно развитую в астрийских войсках болезненность, число это надо уменьшить процентов на десять. Если вспомнить, что в галицкой битве участвовала 800-тысячная германо-австрийкая армия (официальные сведения считали 1.000.000, но это всех вообще строевых и нестроевых, которых обычно числится в армии от 15 до 20% общего количества), в том числе немцев (2 корпуса) было около 100 тысяч, а австрийцы из 700.000 потеряли не менее 400 тыс. убитыми, ранеными, пленными и разбежавшимися да около 100 тысяч осталось в Перемышле и отступило за Карпаты (остатки 3 и 4 армий от Львова и Городка), то до Кракова добралось не более 200 — 250 тыс. чел. Вряд ли в Австро-Венгрии нашлось сейчас 6олее 200 тыс. запасных, годных для действия в поле и спешно перевезенных к Кракову на пополнение истерзанных 1 и 2 армий. Всего получилось не более 400—450 чел., из которых большинство венгерских полков пришлось отправить за Карпаты для защиты Венгрии от нашествия наших войск, ставших твердою ногою в венгерских пределах. Следовательно, остается для наступления на Сан до 400 тысяч с недостаточной артиллерией и обозами. Сомнительно при том, чтобы австрийским командующим армиями даже при помощи германцев, удалось в трехнедельный срок совершенно переорганизовать и сплотить войска, только что пережившие весь ужас длительного поражения.

Всего, по нашему подсчету, на нас наступает сила не более, как в один миллион. Такое же число приводит и наш официальный военный орган «Русский Инвалид», который указывает, что у нас на всем нашем западном фронте имеется крупное превосходство сил, позволяющее одновременно вести успешныя операции в Восточной Пруссии и на завислянском и галицком фронтах.

К. В.

 

Хроника войны


Из Петрокова сообщают:

 

«14 сентября, в 10 часов утра, на горизонте показался прилетевший со стороны Ченстохова, «цеппелин». Так как он держался очень низко и летал очень медленно, то наши войска встретили его сначала ружейным, а потом и артиллерийским огнем.

Поврежденный «цеппелин» повернул обратно, в сторону Новорадомска, занятого неприятелем, спускаясь все ниже и ниже, и достиг линии расположения неприятельских войск.

Тут у опушки стояли, готовясь к выступлению в поход, два эскадрона немецкой кавалерии.

При виде спускавшегося с большим шумом и треском «цеппелина», лошади испугались и понеслись бешеным галопом, сбрасывая седоков.

Много всадников было растоптано, много разбилось о деревья.

В результате оказалось около 40 убитых и раненых.

Последних немцы отвезли в Новорадомск».

 

Бой под Августовым


В последних боях на фронте Мариамполь—Августов сражалось немало тех русских полков, которые недавно еще бились с врагом в Восточной Пруссии. И там, и здесь приходилось иметь дело с одним и тем же противником. Но какая разница в обстановке самого боя и в ощущениях участников его!

— На неприятельской территории,— рассказывают участники боев на этом фронте,—мы были все время настороже, шли ощупью, ежеминутно ожидая натолкнуться на ямы, заграждения, засады. Тут же, в Сувалкской губернии, операции развивались широко, уверенно, безошибочно. Как только немцы были отброшены из под Симно, для каждого из нас было совершенно ясно, что наше наступление увенчается быстрым успехом. В этой местности три года подряд происходили маневры. Не только леса, озера,—каждое болотце, каждый кустик нам знаком, как свои пять пальцев.

Целый ряд мельчайших примет, которых не в состоянии обнаружить непосвященный, служил нам постоянным верным проводником. Уже во время маневров нам всегда удавалось в этой местности, пользуясь ее особенностями, обойти, окружить, вытеснить противника. И теперь, когда началась решительная погоня за отступавшим неприятелем, мы разыгрывали атаки, „как по нотам".

Ночью, как и днем, мы смело передвигались по самым неудобным местам, тогда как немцы, несмотря на предварительные воздушные и кавалерийские разведки, явно не могли ориентироваться в наших дебрях. Временами было комично наблюдать, как отдельные небольшие отряды неприятельской пехоты беспомощно кружились по прилескам, бегали от одного болота к другому, блуждали "между двух сосен". Эти выбившиеся из сил пехотинцы сдавались в плен без попытки к сопротивлению. Растерянность немцев доходила до того, что при одном появлении нашей кавалерии целые неприятельские колонны бросались в озеро.

В одном месте, неподалеку от густой рощи, немецкая конница, указывавшая путь следовавшей за ней пехоте, ночью встретилась с небольшим отрядом наших пехотинцев. Мы тотчас же рассыпались по лесу, устроились за деревьями и открыли огонь. Немцы-кавалеристы стали раздвигаться в стороны, чтобы пропустить пехоту, а самим окружить рощу. Но в это время на выстрелы приспела наша кавалерия, ударила в правый фланг неприятельской конницы и быстро опрокинула ее. Отступая полным аллюром, немецкая кавалерия врывалась в ряды немецкой же пехоты, произведя страшное смятение.

Неприятель обратился в беспорядочное бегство, преследуемый нами и давимый собственной конницей. Потери неприятеля в Августовских лесах огромны. Разбросанные повсюду густые массы мертвых тел, обмазанных грязью, обсыпанных желтыми листьями, производят впечатление чего-то фантастического. "Ночью,—говорят солдаты, —нескоро отличишь, люди ли это лежат, или какие-то бревна понавалены"...

Потери пруссаков, по единодушным заявлениям участников сражения, не менее 60,000 человек убитыми, ранеными и пленными.

В Турции

Телеграфируют об отклонении  Турцией требования России, Англии, Франции и Италии об открытии пролива Дарданеллы для прохода коммерческих судов.

 

Таким образом, Турция, как будто, идет на риск войны. Ей было предложено ультимативное требование,—было заявлено о необходимости немедленно открыть пролив для пропуска задержанных судов в Мраморном море и для следования судов с грузами из России; вместо удовлетворения требования Турция в свою очередь предъявила несовместимые с достоинством великих держав требования о выводе судов из Эгейского моря. Турция не могла не знать, что этого не случится и если тем не менее заявила требование об этом, то только потому, что уверена, что державы тройственного согласия в данный момент не желают открытой ссоры с Турцией.

Турки верно оценили момент. Независимо от затруднений, переживаемых теперь Европой, державы тройственного согласия могли бы решиться на войну с Турцией лишь в случае крайней необходимости. А так как этой крайности нет, почему нет и необходимости жертвовать новыми силами и увеличивать ужасы войны, то можно допустить, что вместо объявления войны, державы тройственного согласия установят блокаду турецких берегов. Торговые сношения Турции довольно значительны и блокада, а также преследование военных германцев, обслуживающих турецкие флот, порты и жел. дороги, несомненно умиротворит Турцию.

Впрочем, нельзя поручиться, за то, чтобы конфликт держав согласия с Турцией обошелся без войны. Дело в том, что как в русской печати, так и в заграничной начинают проскальзывать требования об объявлении войны, чтобы ускорить разрешение затянувшегося кризиса на Ближнем Востоке. Характерна позиция московской газеты «Утро России" настаивающей даже на провоцировании Турции на войну. Хотелось бы думать, что этого то никак уж не случится.

 

Война и Соединенные Штаты


В одном из дошедших номеров «Bеrliner Таgеblatt» помещена интересная корреспонденция из Вашингтона, посвященная вопросу об отношении Соединенных Штатов к мировой войне. Корреспондент немецкой газеты нисколько не скрывает, что все симпатии американского общества на стороне союзников, несмотря на строгий нейтралитет, соблюдение которого диктуется интересами американской торговли и промышленности.

«В первые же дни войны американцы смогли вполне оценить всю громадность катастрофы, разразившейся в Европе. Уже дезорганизация торговли и транспорта, сказавшаяся в конце июля и в Америке, показала, что размеры катастрофы необычайны. Биржи закрылись в Новом Свете, как и в Старом, в индустрии начались расчеты рабочих, морской транспорт на неделю почти совершенно прервался. Но затем начали постепенно уяснять себе, что, несмотря на ущерб, который война во многих отношениях нанесет Соединенным Штатам, они смогут извлечь из нее известную выгоду, при известных условиях даже превышающую все убытки. Все органы прессы согласно начали указывать на тот факт, что война дает союзу единственную возможность расширить свою торговлю, главным образом с Южной Америкой и с Англией и осуществит давно уже лелеемую мечту о создании большого торгового флота. Стремление реализовать эти возможности могло только укрепить естественное желание американцев остаться в стороне от европейской войны. И президент Вильсон не только заявил сразу о нейтралитете Соединенных Штатов, но обратился даже к народу и к прессе с призывом воздержаться от выражения мнений, носящих вызывающий характер по отношению к той или иной из борющихся сторон».

«Этот призыв имел известные основания. Большая часть англо-американской прессы была и остается определенно сочувствующей державам тройственного согласия, особенно Англии и Франции, и определенно враждебной Германии и Австро-Венгрии». Корреспондент «Bеrliner Таgеblatt»  объясняет это, конечно, тем, что в распоряжении американских газет с началом войны остались только английские, французские и русские источники осведомления.

«Но как бы то ни было, - продолжает он,—нельзя отрицать, что симпатии большей части общественного мнения на стороне западных держав тройственного согласия. Это прямо признает, например, «Wаshington Тimеs». Политические и служебные круги Вашингтона, круги, которые не могут открыто высказывать своих взглядов и симпатий, -по мнению прессы, далеко не сочувствуют позиции Германии и Австро-Венгрии. Эти симпатизирующие «согласию» круги Америки обычно указывают на то, что поражение Англии и Франции было бы ударом для дела демократии.

Правда, вмешательство Японии в войну пяти держав вызвало в Соединенных Штатах известное беспокойство и несколько умерило дружественный Англии тон газет. Но во всяком случае в настоящий момент это выступление Японии, поскольку оно остается в пределах гарантий, данных Японией Соединенным Штатам, не может повести к выходу последних из заявленного ими нейтралитета. С другой стороны, конечно, в союзе будут следить за событиями в восточной Азии с большим вниманием, и никто не может сказать, к чему поведет в более отдаленном будущем это «внимание». Англо-японская дальневосточная политика не пользуется в Америке такой симпатией, какую американское общество проявляет к странам тройственного согласия.

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 10 октября (27 сентября) 1914 года

Первая мировая война. 11 октября (28 сентября) 1914 года

Первая мировая война. 12 октября (29 сентября) 1914 года

Первая мировая война. 13 октября (30 сентября) 1914 года

Первая мировая война. 14 (01) октября 1914 года

Первая мировая война. 15 (02) октября 1914 года

Первая мировая война. 16 (03) октября 1914 года

Первая мировая война. 17 (04) октября 1914 года

Первая мировая война. 18 (05) октября 1914 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

..............

Первая мировая война. Крепости. Германия

..............

Первая мировая война. Оружие.

.........

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 604 | Добавил: nik191 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz