nik191 Воскресенье, 19.05.2019, 19:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [113]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [749]
Украинизация [404]
Гражданская война [430]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [127]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Август » 11 » Первая мировая война. 11 августа (29 июля) 1914 года
07:31
Первая мировая война. 11 августа (29 июля) 1914 года

 

 

 

11 августа (29 июля) 1914 года

 

Подробнее

 

 

 

 

 

 

 


Восточный фронт

Главное управление генерального штаба сообщает, что из селения Заложце выбиты 33-й ландверный пехотный и 13-й уланский австрийские полки.

Заложцы — австрийское местечко, верстах в 8 от нашей границы, на р. Серет; от него отходит шоссе в Тарноноль.

У Збоража изрублена полностью сторожевая застава - взвод 15-го пех. полка; остаток австрийской роты бежал в беспорядке.

Збораж — австрийское местечко, на реке Гнезане, левом притоке Серета, верстах в 8 от нашей границы. От него отходят железная дорога и шоссе в Тарнополь.

Перешедший нашу границу близ Волочиска полуэскадрон 12-го австрийского уланского полка был атакован нами и потерял 16 человек убитыми: взяты в плен 1 офицер и 3 нижних чина.

За Днестром взвод 8-го австрийского уланского полка был атакован нами и оставил 10 убитых.

Серьезных столкновений не было. Радзивилов очищается австрийцами.

Получены сведения, что среди расположенных в Галиции австрийских войск возникли серьезные беспорядки.

Передовые части германской армии, по слухам, заняли Серадз и Конецполь.

Серадз — верстах в 60 от границы по железной дороге Калиш-Варшава.

Конецполь — приблизительно на таком же расстоянии от границы по железной дороге Ченстохов-Кельцы. Между Серадзем и Конецполем около 110 верст.

Получены сведения, что в настоящее время в Германии сформировано не менее 25 резервных дивизий с шестью батареями в каждой и 31 резервный кавалерийский полк. Все эти резервные дивизии получили сильные офицерские и унтер-офицерские кадры от полевых войск. Вновь сформированные части сведены в резервные корпуса. Значительное их количество приходится на русский фронт. Эти резервные войска предполагается употреблять так же, как полевые, и не назначать в крепостные гарнизоны.

Через Вильну прошло 6 вагонов с германскими пленными солдатами и офицерами.

Западный фронт.

Франция объявила войну Австро-Венгрии.

Подтвердилось известие о том, что германцы проникли в город Льеж и закрепили его за собою, но форты остаются в руках бельгийцев, что дает им возможность обстреливать германские войска, подходящие к Льежу.

Германцы приступили к наводке мостов через Маас, но льежская артиллерия держит их под огнем.

К Льежу подходят передовые части французской армии, распространяясь к югу от этой крепости. Таким образом правый фланг германцев имеет против себя бельгийскую армию, а левый—французскую.

В Тонгре, верстах в 30 к северу от Льежа, обнаружено 2 германских кавалерийских дивизии; установлено, что немцы окапываются на р. Эн.

В Люксембург прибывают все новые и новые германские войска. Сопоставляя это известие с ходом военных действий у Мюльгаузена, выясняется, что главный удар германцев направлен на Францию через Бельгию.

В районе Лонгви и Монмеди происходят значительные столкновения германцев и французов, что также служит указанием на начало движения германцев в долину верхней Мезы (Мааса). В этом направлении между Вогезами и Арденами имеется довольно доступный проход, которым германцы и хотят, по-видимому, воспользоваться для вторжения во Францию.

В Верхнем Эльзасе французы по слухам заняли Кольмар. Если это так, то они продвинулись от Мюльгаузена к северу верст на 30 и находятся в 60 верстах от Страссбурга. Однако, с другой стороны; известия из Франции о атаке Мюльгаузена немцами, заставляют относиться к этому слуху с осторожностью.

Военное министерство опубликовало нижеследующее сообщение: «Ночью на 29-е, июля весьма значительные германские силы, наступавшие из Мюльгейма и Ней-Брейзаха, атаковали французский авангард, продвинувшийся на линию Серно—Мюльгаузен. Французы покинули Мюльгаузен, сосредоточив свои силы несколько позади города, задержали наступательное движение превосходящего силою противника. В этом бою французские войска действовали блестяще. Они удерживают за собою Верхний Эльзас.

Наблюдается усиленное передвижение войск по направлению к Моранжу (Моrhаnges).

В окрестностях Бламон попытки германских войск занять Рожервилль и Габленвилль (Наblаinvillе) потерпели неудачу, вследствие поддержки, оказанной французам артиллерией.

В районе Спенкур (Sprincourt) неприятельская кавалерия, хотя и поддержанная артиллерией, была вынуждена отступить».

29-го июля в 11 ч. 30 м. вечера французские войска почти на всем фронте вошли в соприкосновение с неприятелем.

Сражение, начавшееся 29-го на реке Отен, продолжалось вчера с большим успехом для французов. Первым действием была атака, произведенная превосходными силами германцев на два французских батальона. Французы сначала отступили, но затем, получив подкрепление, в ту же ночь произвели весьма энергичную контр-атаку, заставив германские войска перейти в поспешное отступление, причем они потеряли многих убитыми, ранеными и пленными, а также бросили батарею, три пулемета и несколько зарядных ящиков. Французская батарея, захватив врасплох спешенный 21-й германский драгунский полк, уничтожила его.

Результат этого двойного успеха немедленно сказался на движении германских сил в этом районе. Их колонны стали отступать, преследуемые на близком расстоянии французами. Во время преследования французы обнаружили в соседних деревнях многочисленных раненых накануне в бою немцев. Девять офицеров и около 1,000 нижних чинов раненых и пленных остались в руках французов.

Происходившие до сих пор столкновения свидетельствуют о том, что французская артиллерия имеет значительный перевес над германской. Снаряды тяжелой германской артиллерии оказываются мало действительными. Во всех своих действиях за эту неделю немцы прибегали к варварским приемам: расстреливали заложников, производили всяческие насилия и поджоги, расстреляли старшину местечка Инье, под тем предлогом, что население местечка способствовало побегу военнопленного.

Немцы бомбардировали Понт-а-Муссон. По этому поводу французское военное министерство сообщает следующее:

В предположениях о первоначальных действиях германской армии, бомбардировка Понт-а-Муссона и захват нансийского района были предусмотрены на первый же или на второй день мобилизации Однако, бомбардировка Понт-а-Муссона произошла на 11-й день и не имеет того деморализующего влияния, которое приписывалось ей Германией. Порт-а-Муссон подвергся в 10 часов, утра бомбардировка тяжелой артиллерией, при расположении батарей на довольно большом расстоянии. Сотни снарядов падали в город, но убили и ранили всего несколько жителей и разрушили несколько домов. Не было никаких действий артиллерии совместно с пехотой. Впечатление, произведенное бомбардировкой на патриотическое население Понт-а-Муссона, было ничтожно.

 

Южный фронт

Из сербских источников сообщают, что после неудачных попыток перейти северную границу в семи различных местах, австрийцы прекратили наступление. Отброшенные с жестоким уроном, по всей линии австрийцы понесли тяжелые потери. Потери сербов также велики. Главной целью австрийских генералов было обойти Белград с двух сторон, чтобы соединить свои отряды на стратегической линии Белград—Ниш, ведущей внутрь страны.

Австрийцы атаковали также и на восточной границе Боснии у Лозницы, но и там встретили часть сербско-дринской армии и понесли серьезныя потери. Несмотря на повторные атаки ни один австрийский солдат живым не вступил на сербскую территорию.

Обнаружилось наступление черногорцев на Требинью.

27-го июля два австро-венгерских военных судна выпустили в Антивари около 50 снарядов, которыми повреждены станция беспроволочного телеграфа, центральная электрическая станция и механические фабрики. Затем суда направили огонь на гору, где укрылись черногорцы.

Из города на огонь судов ответили несколькими ружейными выстрелами. Тогда австро-венгерские суда открыли сильнейший огонь против города и его окрестностей, повредив и разрушив много домов. Затем огонь был прекращен и один из крейсеров вошел в порт и стал его обстреливать изнутри, разрушив пристань и склады. В 10 час. 45 мин. утра крейсера прекратили огонь, удалились по направлению к Катарро.

29-го июля утром возобновилась бомбардировка Белграда и продолжалась весь день до 5—5 часов вечера.

Бомбардировка причинила большие повреждения. Сильно поврежден университет, народный музей, промышленный банк.

При обороне белградской крепости ранен в голову принц Георг, который после перевязки немедленно вернулся к сражающимся.

Черногорцы заняли Джелебич и вошли в соприкосновение с сербскими войсками.

Сербы захватили Вардиште и Добрудж, где нашли военную добычу и взяли несколько десятков пленных. Потери сербов незначительны. Потери неприятеля весьма велики. Стычки продолжаются в Забреже, в Смедереве, Шалинцах и Дубравице.

С высот Ловчена черногорцы успешно бомбардировали Вермач-Горний и заняли неприятельские позиции Ксмач, Глук, Корениту, вплоть до моста Асахажич.

Черногорцы начали бомбардировку Катарро.

Одна австрийская рота атаковала сербский блокгауз Плоца, но была отбита.

Получено известие, что 26-го июля близ острова Бонуклича (на Дрине) и города Ада австрийцы открыли ружейный и орудийный огонь, поддержанный орудийным огнем с берегов Дрины. Неприятель по-видимому имел намерение переправиться через Дрину. Сербы отвечали сильным ружейным огнем и удержались на острове.

Лишь небольшое расстояние разделяло сражающихся. В редкие минуты перерыва стрельбы сербы слышали, как австрийские офицеры кричали своим солдатам: «Нам надо продержаться еще два часа». Слышны были также вопли раненых.

Стрельба сербских солдат, которые действовали с чрезвычайным хладнокровием, произвела, благодаря своей меткости, жестокое опустошение в рядах австрийцев.

По полученным из Боснии донесениям, австрийские войска задерживаются в пути, вследствие большого числа отсталых солдат.

Бомбардировка Смедерева и Дубравицы, происходившая на этих днях неоднократно, нанесла городам лишь незначительные повреждения.

Около Вихара австрийцы были отбиты и отступили к Чайнице, побросав при отступлении свою амуницию, оружие и запасы. Убитые и раненые были, однако, ими унесены.

Сербские передовые отряды заняли деревни: Банич, Марич, Сакович, Леонич, Туово, Куцавица, Годарович, Саборак и Лоштаре.

Сербы заняли Вардичи и Добрудж, где захвачено много провианта. При взятии последнего ранено 7 австрийцев и взято в плен 12 человек.

Из Забрежа, Снедерева и Дубравицы сообщают, что Босния, Герцеговина и Славония накануне народной революции, несмотря на военные репрессии.

29-го черногорцы взяли Чайницу. Австрийцы отступили. Отряд генерала Вукотича, занявший Космач, Клобук и Кореницу, наступает по направлению к Требинью.

Бомбардировка Каттаро продолжается с большим успехом.

Известие о революции в Далмации подтверждается официально.

Первая колонна армии генерала Мартиновича под командой королевича Петра проникла три дня тому назад на австрийскую территорию. Королевич Петр всегда находится на передовых позициях.

Черногорцы заняли Скутари.

После многих отчаянных попыток перейти в семи пунктах сербскую границу австрийцы по всей линии отброшены с большими потерями.

Сербы тотчас же после отражения австрийских войск, перешли в наступление, особенно на боснийской границе, около Лосницы.

29-го июля в четыре часа пополудни опять началась бомбардировка Белграда, продолжавшаяся целую ночь. Австрийцы концентрируются около моста и Савской пристани.

Была произведена небольшая бомбардировка Дубравицы.

 


Война с Германией. Общественный долг

Известная часть московской печати спокойно приняла вызов брошенный России немецкими шовинистами.

«Русск. Вед.» подчеркивают отсутствие у русской дипломатии агрессивных намерений в вопросе об австро-сербском столкновении. Нарушила европейский мир Австрия, поддержанная Германией.

 

Германия, не дожидаясь исхода переговоров, объявила войну России. Австрия первая приложила старания к тому, чтобы зажечь общеевропейский пожар. Германия сделала окончательный шаг в этом направлении. Все поведение этих держав показывает, что австро-сербский конфликт был лишь предлогом, искусственно созданным в качестве вызова для России. Сербия сразу пошла на уступки; Россия своим посредническим представлением в Вене достаточно засвидетельствовала о полном отсутствии у нее агрессивных стремлений; нейтральные государства, как Англия, прилагали все усилия к тому, чтобы успокоить разгоревшиеся страсти и решит конфликт мирным путем на общеевропейской конференции. И все это оказалось тщетным. Австрия и Германия отклоняли одно за другим делавшиеся им примирительные предложения и настойчиво шли к поставленной себе цели. Они не убоялись великой ответственности перед беспристрастным судом истории и навлекли на Европу потрясения, каковых она еще никогда не испытывала.

 

Им нужна была война, они ее хотели и к ней стремились, и они достигли поставленной себе цели. Сейчас неизвестны их точные расчеты, неизвестно, почему они сочли наиболее удобным для войны именно настоящий момент; это неизвестно, да и неважно. Важен факт сознательного стремления вызвать войну, а этот факт не подлежит теперь никакому сомнению.

 «Русск. Слово», напоминает о полуторавековом мирном сожительстве двух великих наций.

Более полутораста лет, со времени Семилетней войны, мы ни разу не воевали с немцами. Два великих народа жили в мирном соседстве бок о бок. Россия неоднократно доказывала Пруссии и в ее лице всей Германии искреннее желание поддерживать тесную дружбу. В 1807 году Александр I спас Пруссию от полного уничтожения, а спустя 6 лет с помощью России вся Германия освободилась от ига Наполеона. В 1866 году Пруссия разгромила Австрию, а в 1870 году—Францию лишь вследствие того, что Россия придерживалась политики дружественного нейтралитета. В наши дни, несмотря на союз России с Францией, носящий чисто оборонительный характер, петербургский кабинет неизменно считал нужным поддерживать наилучшие отношения с Берлином. Даже вызывающее поведение Германии во время аннексионного кризиса 1908 —1909 гг. ненадолго омрачило эти отношения. Потсдамское свидание, казалось, окончательно укрепило русско-германскую дружбу путем размежевания сфер влияния двух держав в Передней Азии.

Но неудачи немецкой дипломатии на Ближнем Востоке в период последних балканских войн, явное тяготение некоторых балканских государств к тройственному согласию омрачили добрососедские отношения. Сюда присоединились и соображения немецкого милитаризма, вскормленного при дворе Вильгельма и на груди вечно буддирующего прусского юнкерства.

 

Решительное столкновение Германии с Россией стало неминуемым после того, как обнаружилась невозможность для тройственного союза дальше выдерживать соперничество с Францией и Россией на поприще развития сухопутных вооруженных сил. Весной, как только в Германии стали известны проекты ген. Сухомлинова, немецкая печать подняла поход против России. Уже тогда было ясно, что Германия ищет лишь повода к предупредительной войне с Россией. Во главе этой агитации шел сам кронпринц, публично подписавшийся под бреднями некоего майора Фробениуса о сокрушении русского врага. Австрия выступила застрельщицей лишь потому, что нельзя было найти сколько-нибудь приличный предлог для разрыва с Россией.

 


В предвидении великих событий и неисчислимых жертв "Рус. Вед", призывают русское общество к подвигу человеколюбия.

Мысль общественная уже прикована к грядущим событиям, и мысль эта требует действия. Наши близкие готовятся к походу, в России не найдется почти ни одной семьи, которая бы с заботой и тревогой не снаряжала и не провожала кого-либо из своих членов и не была поглощена вместе с думами о судьбах России думой об его судьбе. И то, что мыслит каждый в отдельности, то, что делает каждая отдельная семья, должно объединиться теперь в одну общую мысль и одно общее действие. Русское общество должно позаботиться о своих сынах, идущих на войну, и о тех, кого они оставляют на родине. К тем усилиям, которые будут приложены центральной властью, к тем средствам, которые будут ассигнованы ею, оно должно приложить свои усилия и средства с той самоотверженностью и щедростью, которых требует небывалый по своей значительности исторический момент.

Московская городская дума     сделала первый шаг в этом направлении, и постановление     принятое     ею звучит как призыв, который, без сомнения, встретит в обществе благодарное признание и прочувствованный отклик. В этом отношении у всех может быть лишь одно чувство. В предвидении войны и ее последствий все общество может воодушевлять лишь одно желание: забыв все расчеты, отдать делу помощи ближним все то, что возможно отдать.

Такой энтузиазм должен вспыхнуть, и он, несомненно, проявится в нашей стране с полной силой. Он должен проявиться немедленно. Каждый час дорог в том деле, которое совершается с исключительной стремительностью и требует от общества такого напряжения сил, какое оно переживает в столетие, быть может, лишь раз. Лучше завтра, чем через несколько дней, лучше сегодня, чем завтра. Задача помощи раненым и призрения оставшихся без кормильцев, которая стоит перед Россией, так велика, что ее трудно выполнить исчерпывающим образом, и никто не может утешаться тем, что за нее взялись уже другие. Пусть ее выполняет правительственная власть, пусть за нее возьмутся городские и земская учреждения, которые, несомненно, в ближайшем же будущем тоже выполнять ее и по собственному почину, и по примеру других, и в частности по примеру взявшем на себя инициативу Москвы. Но и этим далеко не все исчерпано. Все общество в виде частных организаций и отдельных лиц должно протянуть нуждающимся руку помощи. Под руководством тех учреждений, которые наиболее призваны к выполнению поставленных задач, оно должно организоваться и действовать. Мы твердо верим, что русский народ самоотверженно выполнит и в этом отношении свой священный долг.

 

Финансовыя силы России

В связи с великой войной, в которую волею судеб была втянута Россия, должен решиться вопрос не только о боевой подготовке России, но и о ее финансовой готовности к войне.
Последние пять лет сыграли для России огромную роль, так как, главным образом, в этот период денежная сила России, надорванная предыдущей войной и смутой, успела не только восстановиться, но даже значительно возрасти по сравнению с тем, чем она была до войны.
Наиболее ярким показателем возрождения экономической мощи страны служит быстрый рост народных сбережений за последние 5 лет. Количество этих сбережений, составлявшие в начале 1908 г. около 2,9 миллиардов руб., за пять лет увеличилось почти втрое, достигнув суммы в 7,8 миллиардов, при чем из этой суммы немного менее половины приходится на долю мелких и средних вкладчиков, пользующихся услугами государственных сберегательных касс, о-в взаимного кредита и городских общественных банков.
Таким быстрым обогащением Россия, главным образом, обязана прекрасным урожаям 1909 и 1910 гг. В обмен на хлеб в Россию полилось иностранное золото.
Под влиянием естественнаго насыщения металлом емкость русского денежного рынка значительно возросла; об этом свидетельствуют цифры реализованных в России ценных бумаг, составляющие:

в 1908 г. - 505 милл. руб., в 1909 г. - 530 милл. руб., в 1910 г. - 630 милл. руб., в 1912 г. - 760 милл. руб. и в 1913 г. - 810 милл. руб.

Несмотря, однако, на увеличение требований к русскому рынку капиталов, выразившихся за истекший период в колоссальной сумме 3.235 милл. руб, покупательная сила его осталась неисчерпанной. Напротив, за те же годы часть наших государственных бумаг, обращавшихся за границей, перешла в русские руки, отчего платежи по системе государственного кредита в России возросли с 185 милл. руб. до 235 милл. руб., и золотая дань, платимая иностранным капиталистам, соответственно уменьшилась.

Это отрадное явление, впервые обнаружившееся за последние годы, свидетельствует о росте покупательной силы страны и позволяет надеяться, что наступившая война не надолго задержит этот рост.
По мере изменения торгового баланса в нашу пользу, золото, на которое в одно время появился усиленный демонстративный спрос, стало возвращаться в кладовые Гос банка и разменный фонд к концу 1912 г. составлял уже сумму в 2 миллиарда руб., против 900 миллионов в 1907 г. В виду этого эмиссионное право Гос. банка, почти испорченное в момент наивысшего напряжения смуты, к началу 1913 г. давало уже министру финансов запасный фонд приблизительно в 500 милл. р.

Таких же внушительных размеров достигла свободная наличность госуд. казначейства, которая с 90 милл. р. в 1907 г. выросла до 500 с лишним милл. р.

Эти данные показывают, что в настоящее время, Россия располагает огромным резервным фондом приблизительно в 1 миллиард руб., в виде свободной наличности и неиспользованного права выпуска кредитных билетов. Если к этому прибавить те средства, которые могут быть получены путем обращения к кредиту, без всякого напряжения для денежного рынка, то получится весьма внушительная сумма около 1 2/2 миллиарда руб.

 

Европейская война и кредитный кризис

Европейская война, в которой участвуют теперь уже семь государств с богатейшей капиталистической культурой, несет неисчислимые последствия для экономической жизни этих стран. Еще только в ожидании катастрофы в народном хозяйстве Европы произошли явления, который можно было истолковать, как предвестники грядущего кризиса.

Наибольшие потрясения предстоит пережить кредиту. Ал. Захаров в «Русск. Вед.» останавливается на вопросе о кредитных кризисах в связи с общеевропейской войной.

В случае общеевропейского конфликта наибольшая опасности в этом отношении угрожает как раз тем странам, которые живут наиболее интенсивной экономической жизнью. Пострадают и Германия, и Франция, и Англия. Было бы неправильно чересчур оптимистически оценивать положение последних двух стран. Франция рисуется всем всемирным банкиром, и ея кредитная система кажется непоколебимой. В роли банкира Франция выступает, однако, лишь по отношению к загранице, и «банкирское» звание она с почетом несет в мирное время. Но история, которая произошла всего лишь несколько недель тому назад с одним из трех китов, на которых держится кредитная система Франции, банком „Societe Generale“, показывает, насколько в теперешнее время важно сохранение доверия кредитов.

Как известно, несколько времени тому назад, как говорят, под влиянием желтой прессы вкладчики этого банка, имеющего 1,100 отделений, стали брать из него свои деньги, и этот колосс до того перепугался, что прибег к совершенно исключительной мере, чтобы спасти свое положение. А именно, обратился к французскому банку с просьбой обревизовать его и засвидетельствовать здоровое состояние его баланса. Мера эта между прочим, оправдывалась тем, что „Societe Generale“ хотело засвидетельствовать неосновательность нареканий желтой прессы перед некоторыми иностранными державами, которые держат у него на текущем счету громадные суммы.

Наивно было бы также смотреть чересчур оптимистически и на кредитную систему Англии и в частности на английский банк. Теперь при общеевропейской войне английскому банку на помощь со стороны едва ли приходится рассчитывать, а вместе с тем опасность для кредитной системы Англии—весьма ощущительна. Сегодня уже получены сведения о ряде банкротств в этой стране.

Больше всего данных, помогающих осветить затронутый вопрос, у нас имеется относительно Германии, и эти данные с очевидностью подтверждают опасность войны для кредитного оборота экономически развитых стран. За последние 30-40 лет Германия, как известно, пережила период необычайного экономического расцвета, основанного при том в значительной степени на развитии как международных, так и внутренних кредитных отношений. Австро-сербский конфликт застал германский банковый мир в период далеко не закончившейся, вернее—только что начавшейся организационной работы, направленной к укреплению той основы, на которой держится кредит, а вместе с тем и весь экономический строй страны.

Оставляя в стороне вопрос о задолженности Германии по отношению к другим странам, автор статьи приводит цифры, свидетельствующие о внутреннем кредитном обороте Германии.

К концу 1923 г. у восьми главнейших немецких банков («Grossbanken») имелось собственных капиталов 1,5 миллиарда марок, а чужих капиталов—на миллирды марок. Большую часть этих последних 5-ти миллиардов составляют текущие счета, деньги по которым могут быть истребованы вкладчиками в течение семи дней. В то же время кассовая наличность восьми указанных банков составляла на то же число (31-е декабря 1913 г.) всего лишь 232 милл. марок, т. е. менее 5% чужих капиталов. Естественно, что при малейшей панике среди вкладчиков и при истребовании ими своих капиталов Grossbanken вынуждены были бы обратиться к посторонней помощи. Не находя помощи извне, они могли 6ы,таким образом, рассчитывать лишь на имперский банк.

Еще хуже может оказаться положение сберегательных касс.

В Германии наблюдается в последние годы очень сильный рост сбережений, притекающих в сберегательные кассы. С 1906 г. до 1912 г. сумма сбережений возросла с 13 миллиардов марок до 18,6 миллиардов марок. При возникновении паники и при истребовании этих вкладов сберегательные кассы опять-таки вынуждены будут обратиться в имперский банк.

Таким образом, одна лишь задолженность Grossbanken  и сберегательных касс, не говоря уже о депозитах всех остальных банков и о заграничной задолженности, составляет в Германии и около 24-х миллиардов марок. Германский имперский банк в последние годы сильно увеличил свою металлическую наличность, доведя ее с 1,046 миллионов марок в 1909 г. до 1,350 миллионов марок в 1913 г. и до 1,630 миллионов марок к концу июня 1914 г. Германия обладает, кроме того, сравнительно эластичным эмиссионным правом, и ее кредитная система более или менее успешно выдержала экзамен, устояв против паники 1911 года, во время агадирского инцидента. Тем не менее, в виду обязательств на десятки миллиардов, которыя в конечном счете базируются на полуторамиллиардном запасе имперского банка. Германия в случае общеевропейской войны стоит перед серьезной опасностью денежно-кредитного кризиса.

 

Побольше спокойствия

В такое тревожное время, какое мы переживаем сейчас, особенно ответственной становится роль печати. К ней прислушиваются с вниманием миллионы русских граждан, от нея ждут они не только новостей, но и руководящих указаний. Петербургская немецкия газеты „Неrоld" и „St. Реtеrburger Zeitung" увещевают печать не разжигать томных инстинктов масс.

„Неrоld" пишет:

Долг серьезной печати—не уступать без сопротивления массовому угару, а поддерживать спокойным поведением работу руководящих сфер, которые достаточно ясно представляют себе страшные последствия и жертвы войны, чтобы решиться на нее лишь тогда, когда жизненные интересы и достоинство государства не оставит никакого другого исхода.

 

Антимилитарист Эрве о войне

 

Из последних отзывов французской печати интересна статья Эрве в „Сuerre Sociale":

«Увы! где наша прекрасная мечта о всеобщей международной забастовке против войны? Да, мы мечтали поднять народы против правительств, чтобы принудить их разрешать все конфликты путем международного арбитража; мечтали предохранить человечество и цивилизацию от ужаса всеобщаго пожара! Мечтали призвать всех притесненных сразиться с притеснителями, в целях создания новой
международной родины справедливости и красоты... Крылья наши разбились о суровую действительность, и мы упали на землю — на родную землю, с единственной заботой защитить ее, подобно нашим предкам, против грубаго насилия нашествия»!

В "Веч. Вр.“ напечатано: Южно-африканские и канадские газеты сообщают, что вызов австрийских резервистов был сделан оттуда до сараевского убийства. Это подтверждает, что нападение на Сербию было решено гораздо раньше.

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 8 августа (26 июля) 1914 года

Первая мировая война. 9 августа (27 июля) 1914 года

Первая мировая война. 10 августа (28 июля) 1914 года

Первая мировая война. 11 августа (29 июля) 1914 года

Первая мировая война. 12 августа (30 июля) 1914 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 1518 | Добавил: nik191 | Теги: июль, 1914 г. война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz