nik191 Четверг, 19.09.2019, 11:25
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [469]
Как это было [493]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [88]
Разное [19]
Политика и политики [128]
Старые фото [36]
Разные старости [42]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [757]
Украинизация [477]
Гражданская война [593]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2019 » Апрель » 14 » Памяти генерала Корнилова. Часть 3
05:14
Памяти генерала Корнилова. Часть 3

 

 

 

 

Вся правда о генерале Корнилове должна быть, наконец, сказана его врагами

 

Статья В. Бурцева

 

Приводимая статья В. Л. Бурцева, имя которого известно всем, была напечатана на французском языке в газете В. Л. Бурцева „Общее дело" в № 24 от 17 сентября 1918 года в Париже в то время, когда там распространился слух о том, что Л. Г. Корнилов якобы жив.    

Как известно, В. Л. Бурцев—один из немногих старых русских революционеров, ставший сразу на защиту Корнилова еще в августе 1917 года.

Из России дошла сюда радостная для нас и для наших союзников весть:

Генерал Корнилов, которого давно уже считали умершим— будто бы жив! Я так хочу этому верить.

Генерал Корнилов, так же как его друг генерал Алексеев,— горячий и искренний русский патриот, демократ и республиканец и, следовательно,—заклятый враг Германии и большевиков.

Имя Корнилова для всех нас символ—чистый и дорогой. И если он действительно жив, ему,—так же, как и Алексееву, можно в первую очередь доверить возрождение свободной России.

Наши союзники найдут в обоих генералах искренних друзей и верных сотрудников.

Но правда о Корнилове должна быть сказана во всяком случае: умер он или остался жив и вновь примет участие в национальной жизни России.

Друзья Корнилова давно сказали эту правду. Теперь очередь за теми, чьей жертвой явился Корнилов...

В продолжение последнего года имя генерала Корнилова фигурировало на страницах газет, окруженное каким-то туманом, сколько лжи и несправедливости было в этих статьях!

Неуспех Корниловского выступления в августе 1917 года тесно связан с именем Керенского и кто хочет говорить о генерале Корнилове и его поражении не может не коснуться Керенского.
С начала революции в марте 1917 года Корнилов и Керенский знали друг друга и были друзьями. И только в августе того же года оказались противниками.

Я был свидетелем постепенного развития их конфликта и должен сказать, что это одна из самых грустных и темных страниц в истории молодой русской республики.


***


Здесь заграницей нет журналиста, который не спрашивал бы меня об этих отношениях. Многочисленные русские эмигранты требуют разъяснений еще более настойчиво. Они полагают также, что с корниловской историей следовало 6ы познакомить читателей. И не русских.

Само собой разумеется, что некоторые подробности будут вполне понятны только русским, но с сущностью происходившего следует ознакомить всех наших союзников.

Личность генерала Корнилова слишком заметна и привлекает всеобщее внимание, а дело его сыграло и продолжает играть слишком большую роль в русских событиях.

В августе 1917 года генерал Корнилов окрылял нас надеждой на победу над немцами и большевиками. Гроза, разразившаяся в конце августа, не прошла бесследно.

— Корнилов был внезапно смещен с поста верховного главнокомандующего, арестован, обвинен в монархическом заговоре и объявлен „изменником“ родины и республики. Ему угрожала смерть. И только благодаря энергии членов следственной комиссии он избжал участи Духонина. Затем ему помогли бежать из тюрьмы.

Для многих, в том числе и для меня, было очевидно с самого начала, что  преследование Корнилова основано исключительно на заблуждении.

Когда он был арестован, я начал печатать в своей газет „Общее дело“ ряд секретных документов высокой важности, касающихся этого дела. Вся большая русская пресса перепечатала их. Их цитировали заграницей. Документы эти часто занимали целые номера моей газеты.

Когда генерал Корнилов сидел арестованный в Быхове я написал в „Общем Деле“ статью (2 окт. 1917 г.), в которой между прочим говорил:   


„Необходимо, чтобы нынешнее Временное Правительство не походило на прежние, приводили молодую республику на край бездны и бесчестия.

Временное Правительство теперь, как прежде, имеет перед собой только два пути: путь Керенского и путь Корнилова.

Все составы Врем. Правительства, бывшие до сих пор, действовали исключительно на основах принципов Керенского, и этот путь привел их к Тарнополю, к Риге, к Эзелю, и в будущем несомненно обречет на нечто еще 6олее страшное, чем все Тарнополи, Риги и Эзели вместе взятые.

Ни один из составов Врем. Правительства не решился встать на тот путь, который единственно способен был бы спасти Россию,—на путь генерала Корнилова.

Не того Корнилова, каким нам представляют этого генерала его враги, клеветники и одурманенные демагогией невежды,—Корнилова такого, каков он в действительности,—вдохновенного и пламенного патриота, подлинного демократа, человека, который знал в совершенстве, что нужно его родине; того генерала Корнилова, который никогда не участвовал ни в каком восстании, который не может быть обвинен даже в самом малейшем проявлении непокорности Врем. Правительству.

Чтобы вступить на этот путь Керенскому следует поехать в Быхов и сказать Корнилову:    

— Я жестоко ошибся.

Он должен сделать это, как ни труден такой шаг для его честолюбия. Он должен это исполнить тем более, что проделанное им 26— 27 августа было не только самым значительным поступком всей его жизни, но является одним из самых больших 6едствий нынешней войны и непоправимой катастрофой для России.

Если Керенский обнаружит себя достаточно углубленным и искренним патриотом, чтобы протянуть руку примирения генералу Корнилову, Корнилов должен ответить на рукопожатие, забыв все свои личные обиды.

Если же тем не менее ни Керенский, ни Корнилов не сделают этого, придется сказать, что оба они родину свою недостаточно любят.

Если Временное Правительство выберет путь, о котором мы говорим, путь действительного согласия всех истинных патриотов, путь который ведет ко всеобщему единению, Россия будет жить, ее легко будет спасти.

Но если, как и до сих пор, все будет исчерпываться принципиальными разговорами и речами—воззваниями Керенского, Россия неизбежно погибнет, и будущие поколения проклянут память тех, кого история поставила у власти в первые месяцы существования юной республики.

Да не будет так!

***

Когда я перечитываю теперь этот отрывок, писанный почти год тому назад, я не нахожу в нем ни одного слова, которое следовало бы изменить. Мои мрачные предвидения осуществились полностью. Все, свершившееся с тех порт, гораздо страшнее и Тарнополя, и Риги, и Эзеля.

Десятки тысяч подписей присоединились к моей под призывом прекратить преследование и травлю генерала Корнилова. Все было напрасно: правительство Керенского отказалось освободить Корнилова и вернуть его на пост главнокомандующего.

Ни Временное Правительство, ни комиссары—большевики не подумали восстановить историческую правду о деле Корнилова.

Теперь это станете обязанностью будущего правительства России, основной задачей которого будет борьба против немцев и против большевиков, и которое ради этой борьбы вызовет к жизни все силы страны.

Необходимо покончить со всеми лживыми измышлениями, со всей клеветой о генерале Корнилове.

Первым обязан приняться за это Керенский.

После побега генерала Корнилова мне не случалось говорить о нем в печати. Даже после приезда теперь вновь заграницу я почти ничего не писал о нем.

Мне казалось, что ликвидация дела Корнилова и разъяснение правды о нем перед всем миром—долг Керенского. И в ожидании, что Керенский свой долг выполнит, я не выступал с этим требованием публично, но говорил о нем так, что те, кому надлежало о нем узнать, не могли моих слов не услышать.

Керенский с момента своего появления в Париже в своих многочисленных выступлениях и интервью обходит самое имя Корнилова, как будто все связанное с этим именем теперь уже не имеет никакого значения.

Говорят, между тем, что Керенский выпустил в Россию книжку о деле Корнилова, которая вызвала возмущенную отповедь со стороны группы офицеров, друзей Корнилова.

Мне не случалось видеть брошюр Керенского, но я надеюсь, что он не решится выступить с нею перед общественным мнением Европы.

Нельзя, немыслимо оставить дело Корнилова в том положении, в каком оно находится сейчас.
Наша родина может быть спасена только священным союзом всех без исключения национальных сил, которые вступят в нещадную борьбу с большевиками и немцами.

***

Всему, что говорят немцы в России, должен быть положен предел. Все, что распыляет национальную мощь, должно быть устранено.

Вот почему несчастье, которое в данный момент называется делом Корнилова, источник раздробления мощи нашей родины—должно быть ликвидировано.

Я хочу верить, что мне удастся получить достоверные сведения, что Корнилов жив и находится на свободе.

И так как мы находимся накануне решительной схватки с большевиками и немцами, Корнилов, если только он жив, примет в ней активное и почетное участие.

Но жив Корнилов или нет,—необходимо сплотить воедино всех русских патриотов и демократов, покончить с «делом Корнилова», покончить с вымыслами, с клеветой, с лживыми обвинениями.
Если же на нашу беду умер Корнилов, то живы «Корниловцы».

Ныне они преследуются, на них охотятся как на диких зверей, но они все горячо любят родину и не желают ничего кроме того, чтобы быть полезными возрожденной России, чтобы пожертвовать ей всем, отдать ей свою жизнь.

В то время, когда генерал Корнилов находился в тюрьме в Быхове и ему грозил расстрел, в своей газете «О6щее дело» я предлагал Керенскому во имя справедливости, ради спасения родины протянуть руку Корнилову.

Керенский этого не исполнил.

 

 

 

 

 

 

 

 

„Корниловцам"

 

Родина, Честь и Свобода
Выше и прежде всего,
Дети родного народа
Братья полка одного.

Мы ли не слуги отчизне,
Мы ли еще не бойцы?
Мы ль пожалеем ей жизни
Наши отдать, храбрецы?

С нами России молитвы,
Мы ль нашу Мать предадим?
В страхе от ужасов битвы
Шефа полка пристыдим?

Вспомним, как билися деды,
Так ли страдали они?
Братья, вперед до победы
С Богом—за лучшие дни!

Дети родного народа,
Братья полка одного:
Родина, Честь и Свобода
Выше и прежде всего.

 

А. Кривошеев.

 

 

Донская волна 1919 №15(43), 7 апреля

 

 

 

 

 

Еще по теме:

Подробности мятежа ген. Корнилова (август 1917 г.)

Мятеж генерала Корнилова (август 1917 г.)

Заговор буржуазии и Корнилова (август 1917 г.)

Мятеж генерала Корнилова. События 27 августа 1917 г.

Мятеж генерала Корнилова. События 28-29 августа 1917 г.

Корнилову грозит смертная казнь (август 1917 г.)

Конец аферы генерала Корнилова

Памяти генерала Корнилова. Часть 1

Памяти генерала Корнилова. Часть 2

Памяти генерала Корнилова. Часть 3

 

 

 

Категория: Гражданская война | Просмотров: 78 | Добавил: nik191 | Теги: Корнилов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz