nik191 Вторник, 28.09.2021, 16:54
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [945]
Как это было [663]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [234]
Разное [21]
Политика и политики [243]
Старые фото [38]
Разные старости [71]
Мода [316]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [564]
Гражданская война [1145]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [258]
Восстание боксеров в Китае [82]
Франко-прусская война [119]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2020 » Август » 18 » Новейшие известия с театра войны. Осада и падение Туля
05:14
Новейшие известия с театра войны. Осада и падение Туля

Война. Туле. Парламентер германского войска предлагает коменданту Туле сдать крепость

 

 

 

Новейшие известия с театра войны

 

 

 

— Из Экруа, деревни в 600 жителей, сообщают следующие подробности об осаде Туля, от 10 (22) и 11 (23) августа:

 

«На востоке от Туля тянется ряд холмов, с вершин которых видна равнина и лежащая в ней крепость. В 2000 шагах от Туля возвышаются две горы, Мон-Борен и Мон-Мишель. С этой местности как нельзя более удобно обстреливать крепость, которая со всех сторон окружена валами и стенами, защищаемыми отчасти каналом, отчасти рекою Мозелем, а отчасти и искусственными рвами. Ежедневно перед Тулем происходят форпостные стычки. Французские патрули являются в сопровождении вооруженных граждан, которые служат им проводниками. Говорят, что все мужское население Туля вооружено с ног до головы и будет участвовать в защите города в случае, если будут штурмовать крепость.

Ночью с 10 на 11 (22 на 23) августа, к немецким войскам, осаждающим Туль, прибыло много орудий и немедленно, 11 (23) августа, было начато обстреливание города. С Мон-Мишеля раздался первый выстрел утром в 9 часов. На юго-восточном берегу реки Мозеля поставлены шесть прусских походных батарей, которые поддерживали энергический и меткий огонь; насупротив, на Мон-Мишеле, выставлены две баварския батареи, каждая из шести орудий шести и четырех фунтовых, которые были уже в деле при штурме Вейссенбурга. Брошенные в город гранаты произвели пожар в нескольких местах; впрочем, проливной дождь вскоре потушил его.

Около полудня, после прекращения дождя, город опять загорелся и пылал в сильном огне. От немецких батарей до передовой линии крепостного вала расстояние было не более 1400 шагов, до центра—не более 1900 шагов. Терпеть огонь после дождя было невозможно. На юго-восточном конце города горел большой фуражный магазин, наполненый сеном и соломой; в северной части города казармы были объяты пламенем, среди которых подымался густой желтоватый дым. Вероятно, там были сложены табак и суконные вещи, принадлежащия к экипировке солдат.

Старинный дворец архиепископа устоял против бомбардировки, только перебиты окна. В башню кафедрального собора немцы направили три выстрела, заметив, что французы оттуда наблюдали за немецкими позициями; когда же наблюдатели удалились с обсерватории, артиллеристы прекратили пальбу по собору, чтобы не нанести большого вреда памятнику средневековой архитектуры. От трех гранат пострадали только украшения.

Французы сначала энергически отвечали на выстрелы: они стреляли из 24-х фунт. орудий гранатами и шрапнелевскими снарядами, и даже из ружей Шаспо, пули которых долетали почти до немецких батарей. Ни один из французских снарядов не нанес вреда осаждавшим: снаряды попадали в каменные склоны холмов или разрывались на лету. Крепость, построенная по системе Вобана, лежит в равнине, а над нею совершенно господствуют окружающие ее холмы; но ни на одном из них не построено ни форта, ни бастиона. Вследствие этого, французам не приносила никакой пользы меткая стрельба, в особенности из одного орудия. Не прошло часу, как это орудие было сбито, и вслед за тем замолкли еще две пушки. После этого, французы совсем прекратили пальбу.

Несмотря на разрушение, произведенное прусскими орудиями, комендант Туля не согласился сдавать крепость. В надежде побудить его к сдаче усиленною бомбардировкой, обстреливание было возобновлено, после короткого перерыва, но, по прошествии часа, пруссаки и баварцы прекратили пальбу, убедившись, что легкими походными орудиями невозможно пробить брешь для штурмования крепости. По прибытии тяжелых осадных орудий обстреливание возобновится».

***

Из Паньи, близ Туля, пишут, от 12 (24) августа, в венскую газету «Nеuе Frеiе Рresse»:

«Туль обложен немецкими войсками в продолжение десяти дней. Гарнизон Туля состоит из 6,000 человек, т. е. 2,000 человек линейной пехоты и 4,000 национальной гвардии. Город обложили 12,000 немцев; на юге и западе от города расположились пруссаки, на севере и востоке—баварцы. Бивуаки их расположены на три мили в окрестностях города».


Всемирная иллюстрация, № 90 (19 сентября 1870 г.)

 

***

Ферьер, 12 (24) сентября. Гарнизон Туля сдался военнопленным, на основании условий седанской капитуляции.

 

***

Шверин, 12 (24) сентября. На основании телеграммы великого герцога, при взятии Туля, со здешней стороны раненых почти не было.

***

Берлин, 13 (25) сентября, воскресенье. Из Экруа извещают официально от 12 (24) сентября:

«По капитуляции Туля, в наши руки достались: 109 офицеров, 2,240 солдат, 120 лошадей, один орел подвижной гвардии, 197 бронзовых орудий, в их числе 48 нарезных, 3,000 ружей, 3,000 сабель, 500 кирас, много снарядов и боевых принадлежностей, 143,025 дневных порций, 51,949 дневных пайков.

***

— «Государственный указатель» сообщает, что, после сдачи крепостей Лаона, Туля и Страсбурга, число не раненных французских пленных, перевезенных в Германию, простирается до 3,577 офицеров и 123,770 солдат. Около 1,900 офицеров и 93,000 солдат размещены в разных северо-германских крепостях. Не более 1,200 офицеров и весьма немного солдат распределены по простым городам. 56 офицеров и около 10,000 солдат водворены в других германских государствах, и в южных Баварии и Виртемберге до 400 офицеров и 20,000 нижних чинов всех родов оружия.

***

— Великая герцогиня мекленбург-шверинская получила следующую телеграму от великого герцога:

«Экрув, 23 сентября: Сегодня, в 5 1/2 часов, крепость Туль сдалась на капитуляцию. Гарнизон положил оружие и вышел на гласис. Я очень доволен. Раненых почти нет».

Оказывается, что крепость взята не приступом, как полагали в начале, а что достаточно было бомбардирования из нарезных орудий, чтоб заставить ее сдаться. Взятие Туля имеет для немцев важное значение, так как оно открыло прямое железнодорожное сообщение от немецкой границы до лагеря под Парижем. Гарнизон Туля состоял большей частью из подвижной гвардии.

 

***


—    Наследный принц прусский издал прокламацию к французскому населению, которой объявляет, что в каждом городе или деревне, куда вступают немецкие войска, все жители поголовно отвечают своим имуществом и жизнью за всякое зло, причиненное кому-либо из немецкой армии. Командирам отдельных корпусов немецкой армии предписывается поступать самым строгим образом, в случае малейшего нарушения международного права со стороны французского населения.

Прокламация эта прибита на французском языке на всех углах, и священникам предписано читать ее в церквах.

***

Лондон, 14 (26) сентября, понедельник. Здешние газеты «Тimеs», «Stаndard», «Моrning Роst» и «Dailу Nеws» обсуждают предложенные графом Бисмарком условия для заключения перемирия, и находят их умеренными и согласными с обстоятельствами.

***

Амиен, 14 (26) сентября, понедельник (чрез Лондон). Префекту Сомского департамента предписано призвать народ к борьбе хотя бы на ножах так как все надежды на мир исчезли.

Депеша из Тура сообщает, что префекты западных депертаментов образовали конфедерацию с целью организовать защиту; соединятся ли они с правительством, или будут действовать независимо от него—в депеше не сказано.

 

***


— О взятии Туля мы находим в «Везерской Газете» следующие подробности:

«Поспешная капитуляция крепости была результатом вчерашней бомбардировки (23-го сентября), бывшей только предвкусием того, что предстояло ночью. Мы намеревались пустить в ход всю нашу артиллерию, сделать решительный приступ. Предстояло только провести еще одну паралель в 900 шагах от крепости. Но на таком близком расстоянии саперы наши должны были неминуемо подвергуться сильному ружейному огню, и поэтому артиллерии было предписано усиленно обстреливать неприятельские верки, дабы занимать их артиллерию и прикрывать, по возможности, сапер.

С нашей стороны действовали 9 батарей; сильный огонь их был только вступлением к ночному бомбардированию с возводимой батареи; но комендант Гюк предупредил его, объявив нам, что он готов сдаться. У нас было собрано вокруг Туля огромное количество артиллерии.

Мы взяли в плен 2,600 человек, в том числе 300 подвижных гвардейцев и 400 артиллеристов. Пленные произвели на нас хорошее впечатление своей наружностью и обращением. Нельзя относиться с пренебрежением к французской подвижной гвардии, если только взятые нами 300 человек действительно подвижные гвардейцы.

Здесь и по дороге сюда я встретил такое множество бывших в плену офицеров, что, вопреки всем уверениям в противном, мне кажется, что едва ли хотя один из французских офицеров не воспользовался случаем — получить свободу, обещав не поднимать оружия против немцев.

«Почему им и не предпочитать освобождения?» говорили мне немецкие офицеры, с не совсем доброжелательными замечаниями. Они, кажется, находят условия капитуляций слишком мягкими и не совсем довольны надменностью пленных французских офицеров. Действительно, путь их отсюда в Нанси скорее походил на триумфальное шествие, чем на отправление в плен. Рядовые прошли пешком самое небольшое пространство, и были довезены в Нанси по железной дороге.

 

Война. Французские пленные на станции железной дороги в Мюнхене

 

Вступив в Туль, я не нашел в нем ни одного дома, который был бы разрушен бомбами до основания, хотя на многих кровли были повреждены и некоторые улицы были совсем загромождены кирпичами, обломками, штукатуркой и стеклами. Особенно сильно пострадали красивые готические башни собора, потому что устроенные на них обсерватории вынуждали нас направлять на них наши выстрелы.

Великолепный фасад изрыт бомбами и лишился своих расписных стекол, придававших внутренности собора таинственный полумрак. Высокие готические окна лежали разбитые внутри храма. По открывшемуся теперь железнодорожному пути уже отправлен к Парижу транспорт с 24-фунтовыми нарезными орудиями, для перевозки которых были заготовлены 1,000 крестьянских лошадей, в настоящее время излишних. Орудия достигнут теперь Парижа в одни сутки, вместо потребных прежде восьми суток».

 

Всемирная иллюстрация, № 91 (26 сентября 1870 г.)

 

 

 

Еще по теме:

 

Вести о войне между Францией и Пруссией

Вести о войне между Францией и Пруссией. Войска сторон

.............................

Новейшие известия с театра войны. Оборона Парижа. Часть 1

Новейшие известия с театра войны. Осада и падение Туля

Вести о войне между Германией и Францией. Город и крепость Монмеди

 

 

 

Категория: Франко-прусская война | Просмотров: 94 | Добавил: nik191 | Теги: война, Пруссия, 1870 г., Франция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz