nik191 Четверг, 06.05.2021, 12:00
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [913]
Как это было [638]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [231]
Разное [20]
Политика и политики [226]
Старые фото [38]
Разные старости [66]
Мода [315]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1578]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [556]
Гражданская война [1129]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [189]
Восстание боксеров в Китае [28]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2021 » Май » 4 » Москва в XIX веке (Исторический очерк). Император Николай Павлович в Москве во время холеры 1830 г.
05:07
Москва в XIX веке (Исторический очерк). Император Николай Павлович в Москве во время холеры 1830 г.

Прибытие Государя Императора Николая Павловича в Москву во время холеры

 

 

Москва в XIX столетии

(Продолжение)

 

XXI.

 

Император Николай Павлович в Москве

во время эпидемии холеры

 

После всех празднеств и торжеств, с благословениями проводив своих дорогих Гостей в Северную столицу, Москва наша принялась за свои обычные дела, совсем не чуя, что над нею снова готова разразиться страшная беда.

Еще в 1817 г. обнаружились в Астрахани признаки повальной, дотоле неизвестной нам болезни, которая тогда с неимоверной лютостью свирепствовала в Индии. То была холера, столь же губительная, как и чума. Похитив несколько сот жертв в низовьях Волги и не проникнув во внутрь России, она исчезла. Все думали, что Божья гроза пронеслась мимо. Но вот чрез двенадцать лет она снова показалась на Оренбургской линии, за Кавказом, откуда перебросилась в Астрахань. Правительство не замедлило принять решительные меры к пресечению зла в самом начале; но ни строгие карантины, ни усилия врачей не могли спасти империю от бедствия.

Широким потоком разлившись по полуденному и восточному краю, болезнь гигантскими шагами приближалась к сердцу России. Здесь заблаговременно приняли все меры предосторожности, как для спасения столицы от заразы, так и для ослабления действий ее, если бы она появилась.

Знойное лето 1830 года миновало благополучно. Вдруг в половине сентября Москву поразила роковая весть: в стенах ее обнаружилась холера. Невыразимый ужас объял народ. Все знали, что болезнь не щадила людей самого крепкого здоровья, что поражаемые ею чрез несколько же часов испускали дух среди нестерпимых страданий. Жители столицы заперлись в домах, постоянно и с трепетом поджидая своего смертного часа; кто же мог и имел средства, спешил покинуть Москву.

По первому донесению о бедствии, постигшем первопрестольный град России, Император Николай Павлович немедленно отправил приказ нашему военному генерал-губернатору, князю Дм. Вл. Голицину.

„С сердечным соболезнованием получил Я ваше печальное известие,—писал Государь.—Уведомляйте Меня эстафетами о ходе болезни. От ваших известий будет зависеть Мой отъезд.

Я сам приеду делить с вами опасности и труды. Предадимся воле Божией!".

Едва успел получить князь Голицын этот рескрипт, как радостная Москва, а вместе с нею и вся Россия со страхом и благоговейной благодарностью узнали, что Император Николай Павлович уже на пути в свою древнюю столицу...

Презирать смерть на поле битвы составляет долг каждого верного гражданина; но идти на сомнительную борьбу с грозной эпидемией, которой свойства и действия были так ужасны, а верных средств к прекращению которой тогда почти не знали, — это мог сделать только русский Царь, на коего Провидение, кроме власти самодержавия, возложило еще более великий и святой долг — Отца своего народа. Быть может, сердцу Императора Николая I черта этого геройского самоотвержения и казалась весьма обыкновенной и естественной; но русский народ тем выше оценил ее, а история тогда же золотыми буквами отметила ее на своих скрижалях.

Потому-то трудно описать чувство московских жителей при встрече своего Отца-Монарха. Радостными слезами и сердечным восторгом старались они доказать, что стоят такой высокой жертвы. Въезжая в Кремль, Государь остановился у часовни Иверской Божией Матери, чтобы приложиться к св. иконе. Народ сплошною стеною окружил своего самоотверженного Царя, пал ниц и громогласно молился об его здравии.

— Отец Ты наш!--кричал он со всех сторон.

—Мы знали, что Ты будешь. Где беда, там и Ты!...    

Императорский штандарт вскоре взвился над дворцом; раздался обычный благовест в соборах; несметные толпы народа в трепетном ожидания наполнили Кремль и с умилением увидели общего Отца, шествующего из царских чертогов в Дом Пресвятые Богоматери, чтобы вознести там к престолу Всевышнего горячие молитвы о спасении детей своих. Во вратах храма, в полном облачении и с крестом в руках, стоял митрополит московский Филарет. Он обратился к Государю с приветствием:

„Благочестивейший Государь!—говорил знаменитый духовный вития. —Цари обыкновенно любят являться царями славы, чтобы окружать себя блеском торжественности, чтобы принимать почести. Ты являешься ныне среди нас, как царь подвигов, чтобы опасности с народом Твоим разделять, чтобы трудности побеждать. Такое царское дело выше славы человеческой, поелику основано на добродетели христианской. Царь Небесный провидит сию жертву сердца Твоего и милосердно хранит Тебя, и долготерпеливо щадит нас. С крестом сретаем Тебя, Государь; да идет с Тобою воскресение и жизнь!“...

Успокоенная присутствием Императора, Москва воспрянула духом; с упованием на благость Провидения и с безусловной доверенностью к правительству, покорилась она всем мерам, какие были признаны необходимыми для прекращения заразы. В этой покорности и доверенности многие именно и обрели «воскресение и жизнь».

Присутствие Государя имело также другое благодетельное следствие. Во всех сословиях обнаружилось живейшее стремление к добру, соревнование в помощи страждущему человечеству.

Больницы для пользования зараженных, временные богадельни для призрения бедного класса, наиболее подверженного эпидемии, возникли и устроились в самое короткое время, как будто волшебством. Владельцы охотно уступали свои дома под лазареты, даже Пашков не пожалел для этой цели своего великолепного дома; люди богатые и с средним достатком жертвовали деньгами и вещами; сыновья вельмож искали чести быть помощниками попечителей и разделяли их многотрудные обязанности; студенты университета и академии напрашивались в больницы служить и помогать зараженным.

Государь провел в нашей столице более недели. За это время он безбоязненно и неустанно посещал больницы и госпитали, ободрял больных, утешал в скорби здоровых, протягивал всем нуждающимся щедрую руку помощи. Успокоив умы, учредив все необходимое к прекращению заразы, которая теперь в значительной степени ослабела, сопровождаемый горячими слезами благодарности и благословениями всего московского народа, Император Николай Павлович выехал в Петербург, к так нетерпеливо ожидавшему его семейству.

 

С. Знаменский.


Московский листок, Иллюстрированное приложение № 52, 8 июля 1901 г.

 

Еще по теме:

Москва в XIX веке (Исторический очерк) Введение

...............................

Москва в XIX веке (Исторический очерк). Св. миропомазание на царство и коронование Императора Николая Павловича

Москва в XIX веке (Исторический очерк). Император Николай Павлович в Москве во время холеры 1830 г.

Москва в XIX веке (Исторический очерк). Император Николай Павлович и первопрестольная столица

 

 

 

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 28 | Добавил: nik191 | Теги: москва, 19 век | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz