nik191 Четверг, 04.03.2021, 10:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [882]
Как это было [626]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [211]
Разное [19]
Политика и политики [181]
Старые фото [38]
Разные старости [65]
Мода [313]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1578]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [549]
Гражданская война [1050]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [163]
Восстание боксеров в Китае [25]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2021 » Февраль » 20 » Лондонская конференция 1871 года
05:00
Лондонская конференция 1871 года

Лондонская конференция по черноморскому вопросу

В. Стюард, секретарь;  граф Гренвиль (Англия);   граф Аппони (Австрия);  граф Бернсторф (Германия);  Музурус-Паша (Турция);   кавалер Кадорна (Италия);  барон Бруннов (Россия) 

 

 


Лондонская конференция 1871 года

 

Международное собрание, заседающее в настоящее время в Лондоне, созвано для окончательного разрешения политического вопроса огромной важности. Положение, в которое была поставлена Россия ограничением ее естественных прав на прибрежье в водах Черного моря, было до того фальшиво и оскорбительно для национального самолюбия русского народа, что оно рано или поздно должно было повести к грозному столкновению на Востоке.

Знаменитая циркулярная депеша русского государственного канцлера, объявлявшая о невозможности дальнейшего признания со стороны нашего правительства ограничений, установленных парижским трактатом 1856 года, положила конец порядку вещей, который не мог продолжаться в виду событий, совершающихся в Западной Европе.

Это откровенное заявление русской дипломатии не было однако ж оценено по достоинству западными кабинетами. Они не поняли или не захотели понять, какую услугу оказывает русский кабинет европейскому миру, делая первый шаг к уничтожению порядка вещей, существование которого могло в данную минуту доставить России столь удобный предлог для энергического вмешательства в дела Востока.

Депеша князя Горчакова, уничтожившая одним почерком пера этот драгоценный предлог, давала самое лучшее ручательство Европе в том, что Россия искренно не желает никаких приобретений на Востоке. Несмотря на это, она вызвала целую бурю. Поднялись вопли о неуважении международных договоров и принципов, об опасности прецедента, создаваемого таким образом действия и пр. и пр.

Замечательно, однако ж, что все кабинеты, нашедшие нужным отвечать протестами против русской дипломатической ноты, не отрицали крайней стеснительности для России статей парижского трактата, объявленных ею недействительными. Весь поднявшийся шум был вызван формой, а не сущностью русского заявления.

Уступая настояниям западных кабинетов и твердо уверенное в правоте своего дела, русское правительство согласилось отдать на обсуждение международной конференции, поднятый им вопрос. Решено было, что это собрание состоится в Лондоне и что представителями заинтересованных держав явятся в нем дипломатические агенты этих держав при лондонском дворе. Англия, с своей стороны, назначила своим представителем на конференции министра иностранных дел королевы Виктории, лорда Гренвиля, который и был избран председателем собрания.

Занятия конференции долго не начинались, вследствие затруднения, возникшего от отсутствия представителя Франции. Читателям нашим уже известна история не состоявшейся поездки в Лондон Жюля Фавра, министра иностранных дел правительства французской республики. Когда, после долгих переговоров с графом Бисмарком, поездка эта сделалась наконец возможной, капитуляция Парижа и перемирие, последовавшее за нею, помешали Жюлю Фавру явиться своевременно в Лондон.

Заседания конференции открылись без участия французского министра, т. е. при условиях, значительно ослабляющих силу тех решений, которые может принять это собрание. Чтоб хоть немного ослабить этот органический недостаток, было решено, что обо всех решениях конференции будет сообщаемо французскому поверенному в делах в Лондоне.

До сих пор конференция имела еще весьма немного заседаний, которые беспрестанно откладывались и отсрочивались. О результатах, уже полученных на состоявшихся заседаниях, неизвестно ничего положительного, так как на этот счет соблюдается величайшая тайна. Тем не менее, ныне все уже уверены, что труды конференции приведут к полному и безусловному уничтожению тех статей парижского трактата, которые ограничивали права России на Черном море.

Лондонская конференция, под председательством английского министра иностранных дел лорда Гренвиля, состоит из следующих дипломатов.

За Россию—барон Бруннов, русский посол при Сент-Джемском дворе, за Пруссию — граф Бернсторф, за Австрию—граф Аппони, за Турцию — Музурус-Паша, и за Италию — кавалер Кадорна.

Представителями Франции номинально считаются до сих пор Жюль-Фавр, и в последнее время А. Бод и герцог Брогла.

 

Всемирная иллюстрация : Еженед. илл. журнал. Т.5, № 8 (112) - 20 февраля - 1871.

 

 

Еще по теме

 

Циркулярная депеша князя Горчакова об отмене парижского трактата от 18/30 марта 1856 г.

Панорама бассейна Черного моря (К лондонской конференции)

Лондонская конференция 1871 года

Исход лондонской конференции 1871 года

 

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 25 | Добавил: nik191 | Теги: лондон, 1871 г., Конференция, Черное море | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz