nik191 Четверг, 15.04.2021, 20:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [896]
Как это было [632]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [221]
Разное [20]
Политика и политики [216]
Старые фото [38]
Разные старости [66]
Мода [315]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1578]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [553]
Гражданская война [1121]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [169]
Восстание боксеров в Китае [25]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2021 » Март » 13 » Исход лондонской конференции 1871 года
05:00
Исход лондонской конференции 1871 года

 

 

 

Исход лондонской конференции

 

9 марта 1871 г.

Исход лондонской конференции сделался известен официальным путем на прошлой неделе и оказался вполне согласным с ожиданиями, который возбуждали, в последнее время, труды этого международного собрания.

Нейтрализация Черного моря, установленная некоторыми статьями парижского трактата 1856 года, отменена совершенно и обеим прибрежным державам, т. е. России и Турции, возвращены их верховные права на этом море без всяких ограничений. Кроме того, ограничение, возлагавшееся на султана парижским трактатом, по вопросу о закрытии Дарданелл и Босфора, изменено, в том смысле, что Порта, даже в мирное время, может открыть упомянутые воды военным кораблям дружественных держав, если она найдет это необходимым для применении условий упомянутого договора.

Таким  образом, совершенно мирным путем и при помощи одних дипломатических переговоров, добыто согласие Европы на отмену тех статей, которые в октябре месяце прошлого года были объявлены Россией несовместными далее с ее правами великой европейской державы и не согласными с изменившимися условиями международной политической жизни.

Когда это, исполненное благородной откровенности и доблестной смелости, заявление было сделано в первый раз с.-петербургским кабинетом, оно вызвало на Западе целую бурю угроз и преувеличенных опасений. На Россию посыпались со всех сторон обвинения в честолюбивых замыслах и в каких-то таинственных видах по отношению к восточному вопросу.

В этих френетических криках наших западных недоброжелателей была, как и всегда, огромная доза преувеличения и напускного азарта, что на этот раз и не замедлило сказаться самым рельефным образом. Как только дела дошли до обсуждения на международной конференции вопроса, поднятого Россией, все члены конференции тотчас же согласились, в принципе, с справедливостью русских требований и им осталось затем определить только обстановку, при которой эти требования могли быть удовлетворены.

Подробности занятий конференции нам, покамест, еще неизвестны; но, судя по небольшому числу ее заседаний, из которых некоторые были еще посвящены одним формальностям, следует предположить, что и в этом отношении дело обошлось без особенных затруднений, что, впрочем, и совершенно понятно, так как самый вопрос, о котором шла речь, не допускал слишком сложных комбинаций.

Сколько известно, главным предметом совещаний был пункт, касающийся прохода военных судов через Дарданеллы и Босфор. В этом отношении Черное море стоит совершенно в особом положении. Доступ в него возможен только через воды, окаймленные с обеих сторон владениями султана и имеющими при этом такую незначительную ширину, что, по морскому международному праву, их нельзя не признать территориальными водами Турции.

Вследствие этой географической особенности, доступ в Черное море зависит вполне dе jurе от согласия или несогласия Порты Оттоманской.

Парижский трактат, нейтрализировав воды Черного мори, этим самым ограничил верховные права Султана в вопросе о свободном пропуске судов через Дарданеллы и Босфор. Ныне лондонская конференция восстановила эти права; но, однако ж, с известными ограничениями, смысл которых, по правде сказать, не совсем удобопонятен. Порте предоставлено право пропускать через свои территориальные воды и в мирное время военные суда дружественных держав, если она найдет это необходимым для применения условии парижского трактата.

В этой редакции, есть, очевидно, какой-то, по-видимому, совершенно ненужный плеоназм. В мирное время все державы считаются дружественными между собой и, следовательно, это прилагательное оказывается вовсе излишним.

Затем рождается вопрос, в чем именно может состоять необходимость впуска иностранных судов в Черное море, в смысле применения статей парижского трактата? Этот трактат, как известно, помимо нейтрализации Черного моря, гарантировал неприкосновенность турецкой империи. Только в смысле охранения этой гарантии и может оказаться необходимым появление иностранных военных судов в Черном море; но, спрашивается, что же может угрожать неприкосновенности Турции в мирное время?

Все это заставляет предполагать какую-то заднюю мысль в занимающей нас статье протокола лондонской конференции и не трудно догадаться, что в основании этой мысли лежит опять-таки, все еще не совсем исчезнувшее, недоверие к России. Коли такая догадка справедлива, то остается только пожалеть, что опыт стольких лет не научил еще Европу понимать того простого факта, что России нет вовсе никакой нужды питать какие-либо честолюбивые замыслы на Востоке. Ее будущая роль в этих странах подготовляется историей с той роковой неизбежностью, которая делает совершенно излишними всякие преждевременные попытки.

При нынешнем положении дел на Западе для нас, пожалуй, гораздо выгоднее сохранение турецкого владычества над греко-славянским востоком, под условием искренно дружеских отношений между Россией и блистательной Портой, чем всякая политическая комбинация, которая даст Австрии предлог и возможность вознаградить себя, на Востоке, за те потери, которыми грозит ей в недалеком будущем полное объединение Германии.

Так или иначе, но признание за нами вновь Европой наших верховных прав на Черном море — исторический факт огромной важности. В настоящую минуту все его значение еще не выяснилось. Оно скажется тогда, когда результатом этого признания явится возродившийся из пепла русский черноморский военный флот и когда на нашем черноморском прибрежье закипит та деятельность, возможность которой создавалась постепенно за последние годы сетью наших южных железных дорог.

Западные политики, по-видимому, хорошо предвидят будущее. Так надо, по крайней мере, заключить из того, что не только в Австрии, но и в Англии результат лондонской конференции вызвал сильное неудовольствие в политических кружках, враждебных России.

В Англии, против министерства Гладстона ведется даже по этому поводу партией консерваторов правильная компания; но надо надеяться. что усилия ториев не поколеблют либерального кабинета, во главе которого стоит человек, столь много сделавший для благосостояния Англии и для расширения в ней гражданских прав путем избирательной реформы.

 

Всемирная иллюстрация : Еженед. илл. журнал, № 11 (115) - 13 марта - 1871.

 

 

Еще по теме

 

Циркулярная депеша князя Горчакова об отмене парижского трактата от 18/30 марта 1856 г.

Панорама бассейна Черного моря (К лондонской конференции)

Лондонская конференция 1871 года

Исход лондонской конференции 1871 года

 

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 24 | Добавил: nik191 | Теги: лондон, Конференция, Черное море, 1871 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz