nik191 Четверг, 22.08.2019, 12:58
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [458]
Как это было [486]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [87]
Разное [19]
Политика и политики [125]
Старые фото [36]
Разные старости [42]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [757]
Украинизация [468]
Гражданская война [556]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [138]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2019 » Июль » 13 » Красный Царицын. Часть 4.
05:15
Красный Царицын. Часть 4.

 

Красный Царицын

 

Политика царицынских главковерхов по отношению к казакам всегда отличалась какой-то двойственностью: с одной стороны они как будто старались привлечь казаков на свою сторону, и, льстя самолюбию станичников, образовали при исполкоме казачью секцию, открыв таким образом доступ казакам к управлению, формировали конные казачьи полки, в которых рядовой казак получал большее жалованье, чем красноармеец; с другой стороны, они втайне стремились покончить раз навсегда с казаками и забрать их в свои руки.

 

Из прошлого Царицына

Группа большевистских военных деятелей в Царицыне:

1) командующий 9-1 армией Ворошилов;
2) заведующий политическими курсами, военный комиссар Магидов:
3) Щаденко, член военного совета;
4) комендант Царицына Якимович;
5) Алябьев;
6) начальник чрезвычайки и палач-студент Червяков;
7) его помощник Николаенко;
8) начальник военных снабжений Данилович;
9) начальник по передвижению войск Котов;
10) инспектор артиллерии;
11) женщина врач, мединспектор;
12) жена Ворошилова.

 

В проекте у царицынских властителей было образование царицынской губернии из царицынского уезда и нескольких округов Донской области, которую они хотели населить выходцами из поволжских губерний.

Но всем этим планам не суждено было осуществиться; судьба сулила иное.

В 1918 году после одного митинга был убит неизвестно кем Ерман, похороны которого отличались особой торжественностью и помпезностью. Еврей Ерман был похоронен в центре города, в тенистом сквере, рядом с одной православной церковью. Над его склепом было произнесено множество речей, палили пушки, пелись революционные песни, давались клятвы до последней капли крови стоять за советскую власть и отомстить за убитого товарища. Недалеко от могилы Ермана построили будку, в которой день и ночь дежурил часовой, охраняющий прах «народника», как любил себя величать Герман при жизни.

Минину тоже не пришлось долго пожить в своем любимом Царицыне. В 1919 году он, как опытный делец, увидел заранее, что дни Царицына сочтены, и, не дожидаясь окончательной развязки, покинул свою резиденцию и отправился в Москву.

Минин и Герман были наиболее колоритными и выдающимися фигурами в среде царицынских главковерхов. Остальные правители и деятели ничего особенно интересного из себя не представляют, за исключением нескольких членов чрезвычайки. В большинстве это были люди с темным, даже уголовным прошлым, для которых не было ничего святого и дорогого.

 

Александра Савилова,

«Сашка Трубка»

 

Среди них выделялась правда, до некоторой степени, одна «революционная деятельница» «Сашка Трубка», бывшая работница одного завода, малограмотная и невежественная, сделавшая однако себе карьеру благодаря горячей приверженности к революции и жестокости по отношению к буржуям.

Ставши членом исполкома, Сашка присутствовала на всех советских торжествах и произносила довольно бессмысленные речи. По временам она объезжала фронт для укрепления воинственного духа красноармейцев, иногда в хорошую минуту, потехи ради мастерски расправлялась с отданными чрезвычайкой в ее руки буржуями.

Жили главховерки на широкую ногу: карты, вино, женщины, автомобили и другие прелести жизни,—все это было к их услугам, все это им было доступно. В то время, как многие жители голодали, главковерхи ели всевозможные деликатесы с тонкими приправами. Только для них, по их особым требованиям, отпускались из продовольственных магазинов балык и паюсная икра.

Почти два года царицынские большевики были полными хозяевами города, полными его господами. За этот довольно продолжительный промежуток времени они могли бы на этом городе показать все преимущества коммунистического строя, могли бы проявить всю красоту и мощность пролетарской культуры, о которой они так любили трубить. Могли бы многое сделать из того, что они обещали.

Но, ведь, рожденный ползать летать не может. Как и везде, в Царицыне большевики только разрушали, а не созидали. Жизнь Царицына не стала при них интересней ни с внешней, ни с внутренней стороны. Грязный город стал еще грязнее; общественные здания, как, например, вокзал и др., превратились в какие-то сараи; скверы и бульвары не подметались и не поливались.

Из прошлого Царицына

Царицынские жители на окопных работах.

 

Внешний вид жителей, особенно в последние месяцы большевистского владычества, поражал своим убожеством и неопрятностью. Все старались походить, по местному выражению, на «галахов», ходили небритые, немытые, в старом платье.

Всякий обыватель, одетый мало-мальски прилично, считался буржуем и попадал иногда в очень скверную историю. Только комиссарам, только коммунистам разрешалось носить шикарные френчи, шелковые галстуки, бриллиантовые запонки, а обыватели рядились чуть ли не в рогожи. Не до нарядов было гражданам советской республики, постоянно трясущимся за свое существование, всегда занятым поисками куска хлеба.

Вся частная торговля была при большевиках прекращена, все магазины заколочены и конфискованы, за исключением специально устроенных продовольственных лавок. Но чтобы купить что-нибудь в подобной лавке, обывателю приходились стоять часами в очереди.

Все жители, по выдаваемому им количеству хлеба, были разделены на четыре категории, в зависимости от пользы, приносимой ими советской власти. Принадлежащие к первой категории получали 3/4 фунта хлеба в день, а к последней—1/8 ф. Голодающим обывателям досаднее всего было то, что их голодовка происходила не из-за недостатка продуктов, которого на складе было множество, а благодаря какому-то необъяснимому произволу властителей, держащих их в черном теле.

Не было хлеба, мяса, зато митинги и собрания происходили чуть ли не ежедневно, в дурную погоду в закрытом помещении, а в хорошую—на площадях, где для ораторов были построены специальный будочки. Голодному обывателю цитировали Маркса и Энгельса, кричали ему о надвигающейся контрреволюции, призывали сомкнуться теснее на защиту всемирного пролетариата. О том же проповедовали и царицынские газеты: «Борьба», «Деревенская беднота» и «Солдат революции».

На митингах, на собраниях, повсюду присутствовали советские шпионы; баржа, Голдобинский дом, расстрел или виселица грозили всякому, неодобрительно отозвавшемуся о советской власти.


М. Чунихин

(Окончание будет)

Донская волна 1919 №27(55), 21 июля

 

 

Еще по теме

Красный Царицын. Часть 1. Сталин

Красный Царицын. Часть 2. Ерман, Минин,Тулак и Ворошилов

Красный Царицын. Часть 3.

Красный Царицын. Часть 4.

Красный Царицын. Часть 5.

 

 

Категория: Гражданская война | Просмотров: 20 | Добавил: nik191 | Теги: Царицын, 1919 г., гражданская война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz