nik191 Среда, 23.10.2019, 07:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [484]
Как это было [496]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [88]
Разное [19]
Политика и политики [130]
Старые фото [36]
Разные старости [42]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [758]
Украинизация [490]
Гражданская война [646]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2019 » Октябрь » 10 » Генерал Алексеев. Часть 3
05:13
Генерал Алексеев. Часть 3

 

 

 

Генерал Алексеев

Часть 3

 

Два с половиной месяца, почти ежедневно, во время 1-го Кубанского похода встречался я с М. В. Не один раз видел его и под огнем во время беспрерывных наших боев, и темной ночью у Корнилова на совещаниях старших начальников о том, куда идти и что делать дальше. Много раз на походе обгонял он мою колонну, приветливо здороваясь с нами. Больной старик уже не в силах был ехать верхом; сидя в экипаже, грустным взором следил он за рядами бойцов, уходивших в неведомую даль, быть может, на муки и смерть...

Кончился бой; неизменно бежали от нас большевики мы занимали станицу, приводили в известность трофеи и потери; и как часто первые не стоили вторых.

Смертельно уставшие, крепко засыпали мы до утра, а с ним—и нового боя... А там, где то в скромном домике за огарком свечи, седая голова склонялась над маленькой записной книжкой, подводя итоги боя, и тяжкие думы о том как спасти горсть оставшихся храбрецов—не давали ей сна и покоя.
    
Но на военных советах—я ни разу не слышал от М. В. слов уныния и отчаяния, как бы ни были плохи наши дела... Напротив бодростью и надеждой, решимостью бороться до конца веяло от его энергичной речи. Не вмешиваясь в чисто боевые распоряжения Корнилова, он оставался высшим руководителем деятельностью добровольческой армии, ее вдохновителем - и мы свято верили его разуму и опыту, как верили доблести и военному таланту Корнилова и Деникина...

Наступила прекрасная южная весна, а с ней вместе прилетела к нам радостная весть о том, что тихий Дон проснулся и вступил в решительную борьбу с насильниками и грабителями большевиками. С какой радостью встретили мы, добровольцы и кубанцы, донцов-егорлычан, которые привезли нам эту добрую весть!

Не в силах сами справиться с красной нечистью, донцы южных станиц призывали на помощь добровольцев, и последние немедленно двинулись им на выручку. Несколько решительных боев—и надолго притихли большевики в юго-западном углу Донской области, пока летом их окончательно не выгнали оттуда вполне уже справившиеся донские казаки.

В начале мая я вернулся на службу родному Дону и уже сравнительно редко встречался с М. В. Помню историческое свидание с Донским атаманом 15 мая в Манычской станице, на которое приезжали ген. Алексеев, Деникин, Романовский и кубанский атаман полк. Филимонов. Много очень важных вопросов нужно было разрешить, и наше совещание затянулись часа на четыре. М. В., совсем больной, чувствовал себя очень плохо.

Видимо, жестоко страдая, он все же принимал в нем деятельное участие, обсуждая общее положение; не один раз склонялся он головой на стол и затихал; нам казалось, что старик заснул, и мы начинали говорить тише; но он снова открывал глаза и, пересиливая страдания, продолжал прерванную речь.

Невольно глубокое чувство уважения охватывало душу перед этой мощью духа в слабом, почти умирающем теле!

В последний раз я видел Михаила Васильевича 26 июня. Прожив лето в Новочеркасске, он сравнительно поправился, поспешил вернуться в добровольческую армию, которая незадолго перед этим—блестящим ударом овладела крупным гнездом большевизма—станцией Тихорецкой. Там расположился в это время штаб добровольческой армии.

Зная, как рано встает М. В.,—я пришел к нему около 7 час. утра, прямо с поезда. Было тихое прекрасное утро: пройдя через две комнаты, где сладким сном спало несколько молодых офицеров, я нашел его—бодрого и живого за чаем, которым он радушно стал угощать меня, стараясь не говорить громко, чтобы не разбудить спящих. Покончив с служебными вопросами, ради которых я приехал, мы перешли к политике и недавнему прошлому, такому бурному и печальному...

Много интересного, исторически важного, пришлось мне услышать в этот памятный день! Какая огромная потеря для истории, если не сохранилось записок и заметок М. В.! Он говорил, что собирается после гражданской войны привести их в порядок...

Пошли в сад. По пути, на повороте аллеи, увидели нежную парочку—одного из офицеров свиты М. В. и хорошенькую барышню, вероятно, дочь хозяйки. Не замечая нас, молодежь весело флиртовала и очень сконфузилась, когда мы подошли к молодым людям. М. В., добродушно улыбаясь, поздоровался с ними и, весело сказал им; „продолжайте" стал рассказывать мне о последних днях царской Ставки.

И мне невольно вспомнились—мои далекие юнкерские годы... В обращении к девушке и словах М. В. чувствовалась все та же любовь к молодежи, то же сердечное отношение к ней, как и много лет тому назад.

Я пробыл у него почти целый день, точно предчувствуя, что вижу М. В. в последний раз в жизни...

***


Его уже нет в живых.

Вечная память великому патриоту русскому, лучшему сыну несчастной России! Среди всеобщего унижения и позора он, больной старик, одним из первых смело стал на защиту ее поруганной чести и достоинства и почти из ничего сумел создать могучую организацию, с которой уже год не в силах сражаться враги нашей Родины, проклятые большевики!

Ему не суждено было дожить до полного, еще пока, м. б. отдаленного, торжества своей великой идеи во имя которой так доблестно в общем единении борются теперь многие тысячи верных сынов России, убежденных в своей грядущей победе.
    
В столице свободной, ласковой Кубани покоится прах славного вождя, всей своей чистой, преданной долгу жизнью показавшего пример безграничной преданности и любви к Родине...

И когда восстанет она вновь, Великая и Единая - да будет лучшим памятником ему в сердце всех тех, кто ее любит, - слова детей, начертанные на одном из бесчисленных венков на его могиле:

„Не видев—знали и любили!"

 

Л. Богаевский.

Донская волна 1919 №02(30), 6 января


 

 

Еще по теме:

 

Генерал Алексеев. Часть 1

Генерал Алексеев. Часть 2

Генерал Алексеев. Часть 3

Генерал Алексеев Часть 4

 

 

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 38 | Добавил: nik191 | Теги: Генерал Алексеев | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Октябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz