nik191 Воскресенье, 22.10.2017, 07:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [230]
Как это было [364]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [12]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [239]
Полезные советы от наших прапрабабушек [228]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1453]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [282]
Революция. 1917 год [373]
Украинизация [68]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Октябрь » 6 » Всероссийское Демократическое совещание (Четвертый день—18 сентября)
05:42
Всероссийское Демократическое совещание (Четвертый день—18 сентября)

По материалам периодической печати за сентябрь 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ СОВЕЩАНИЕ

(18 сентября)

 

Совещание Советских групп


Утром, 18 сентября, состоялось собрание советских групп, представленных на демократическом совещании. Собрание обсуждало вопрос о выступлении советских групп на демократическом совещании.

Федор Ильич Дан

От имени Центрального Исполнительного Комитета Дан, ознакомил собрание с целями созыва демократического совещания, заявил протест против тех, которые упрекали Цент. Ис. Ком-т в неправильности действий, в созыве совещания, а не съезда советов.

Затем собрание перешло к обсуждению вопроса об организации власти. Троцкий предлагал отвергнуть коалицию и голосовать за передачу всей власти, как в центре, так и на местах, совету рабочих и солдатских депутатов.

Борис Давидович Камков

Представитель крайнего левого течения с.-р Камков, соглашаясь с первой частью предложения Троцкого, возражал против второй.

Дан, заявив себя сторонником коалиции, протестует против приписывания коалиции всех недочетов в управлении страной. По его мнению единственная общедемократическая программа—это программа 14 августа. Только власть, выполняющая эту программу и опирающаяся на предстательный орган, который будет избран, может рассчитывать на поддержку всех слоев населения. Власть не избранная советами, будет несомненно подвергаться нападкам, даже со стороны демократии, как справа, так и слева.

Богданов в своей речи выдвигает три положения: невозможность коалиции, ответственность власти перед организованной демократией и необходимость организации власти настоящим демократическим совещанием.

После продолжительных и бесконечных прений, производится предварительное голосование. За передачу всей власти в руки советов высказывается 80 человек, против тоже 80, воздержалось 3. Собрание постановляет избрать комиссию для окончательной редакции декларации. Сторонники коалиции решили выступить с отдельной декларацией в виду того, что большинство высказалось против.

После новых прений, совещание решило произвести поименное голосование. За передачу власти в руки советов высказываются 85 человек, против 87 человек. Члены группы с совещательным голосом голосуют отдельно, причем за передачу власти советам высказываются 20 человек, за коалицию 2.


18 сентября-4 день—утреннее заседание

В 12 час. Н. С. Чхеидзе объявляет заседание открытым.

От имени экономических организаций, в который входят комитет снабжения, топлива, металла и продовольственные комитеты, выступает Громан.

Речь Введенского

 

Александр Иванович Введенский

От союза Демократическаго Православнаго духовенства выступает Введенский.

— Я один в этом собрании ношу крест и рясу—символы Церкви. Но я выступаю здесь, не как представитель Церкви, а как представитель церковных демократов, из которых большинство миряне.

Далее, переходя к вопросу о власти, оратор говорит:

Я уполномочен союзом заявить по вопросу о реконструкции власти, что мы стоим против коалиции. (Продолжительные рукоплескания, голоса: „.браво").... потому, что 6 месяцев нам показали результат коалиции. Мы считаем что исполнительный государственный аппарат, без единаго принципа здесь немыслимая вещь. Поэтому мы стоим за то, что власть должна принадлежать огромному большинству демократии. (Продолж. рукоплескания, голоса „правильно“).

Но помните, дорогие товарищи—мы с вами не братья.

Речь Трахтенберга

Трибуну занимает инж. Трахтенберг, представитель союза мастеров и техников.

В наш союз, заявляет он, входят все, кто на своих плечах выносит самую тяжелую работу на фабриках и заводах. Я говорю от имени пролетариев инженеров, техников, непосредственно соприкасающихся с рабочими на заводах, фабриках, шахтах и т. д. Я могу дать факты, опровергающие указания на неуважение к труду рабочих, которые здесь делались.

Никакая машина не возвращает более того, что она получает. С точки зрения сохранения энергии мы не можем требовать сейчас от рабочих, чтобы они дали большую трудоспособность, чем та, которая связана минимальным количеством поглощаемого им топлива, в виде хлеба. Мы работая в мастерских часто видим, что наш рабочий шатается усталый и измученный, ибо уходя из мастерской, он должен еще несколько часов стоять в очередях, дожидаясь хлеба. Вы должны сугубое внимание обратить на питание рабочих масс.

Далее причины падения производительности заключаются еще в злоупотреблении терпением рабочих, которое наблюдается сейчас. Шесть месяцев приходится ждать рабочим, пока удовлетворяется требование рабочих, предъявленное ими и все это время они не знают на каких условиях они работают. Так было на Путиловском заводе. Мало того, рабочий может интенсивно работать, когда видит груды заготовленного сырья. Сейчас же рабочий переживает такое тяжелое психологическое состояние, что если он сейчас больше выработает, то завтра он останется без материала.

Есть много способов повысить производительность труда, но прежде всего надо сломить тот предрассудок, который сидит у рабочих, будто все желания технического персонала и инженеров сблизиться с ними, есть натиск на них со стороны буржуазии. Это большое заблуждение. Я обращаюсь к представителям заводских комитетов и говорю, ищите сближения с техническим персоналом: мы ваши друзья и страдаем также как и вы.

Теперь о власти. Самое ужасное, что революция, ведомая революционной демократией не может опереться на весь пролетариат. Пролетариат идет за большевистским течением и в этом колоссальная опасность. Товарищи большевики, которые здесь говорили, как товарищ Каменев— люди абстракции. У них политика четвертого измерения, а тактика, я бы сказал, первого измерения - хочешь хватай, хочешь братайся и т. д. Мы обязаны указать на опасность этой тактики. Не гордитесь тем, что пролетариат идет с вами: вы ему много наобещали, а он голоден и истощен. Давайте вместе поддержим его, потому что он не просит потому, что мы его обманули (апл.).

Самое ужасное, что большие большевики, здесь выступающие, применяют тот принцип спора, который мы, социалисты, признаем и одобряем. Но маленькие большевики, которые приходят на заводы не стесняются никакими приемами и пускают в ход демагогию. Мы с рабочими все время соприкасаемся и нам инженерам приходится бороться с этой ложью потому, что у рабочих создается полная каша в голове, вместо ясного пролетарского мировоззрения. Вы говорите о необходимости спасать производительность, промышленность и разгрузить Петроград и т. д., а к нам приходят и говорят рабочим, что буржуазия наводит панику, никакой разгрузки не требуется, что товарищ Церетелли продался за миллион руб. буржуазии...

На скамьях большевиков шум и крики ложь.

— Я правду говорю и совестью клянусь перед всей Россией, заявляет оратор, вызывая новый шум. Перед нами сейчас ограниченная задача и мы, инженеры, когда строим машину, то думаем о том, что она должна иметь регулятор скорости. Когда развивается слишком большая скорость, центробежная сила разрывает клапан и делает осечку, чтобы машина умерила ход. Нам нужен тоже регулятор и этот регулятор есть кадетское лицо, в составе министерства. Если там его не будет, то произойдет взрыв машины. (Аплод.).

Вечернее заседание 18 сентября

 

Чхенкели

Слово предоставляется члену 4-й Гос. Думы Чхенкели.

 

Акакий Иванович Чхенкели

Товарищи. Я выступаю здесь от имени грузинской нации и всех политических партий, имеющихся в этой нации. Вся нация—к услугам великой Российской революции (Апл.). Вчера грузинский воин уже предвосхитил ту мысль, которую я должен был высказать, а именно — что мы национальный вопрос во всей его полноте и широте поставим в Учредительном Собрании.

Товарищи. Вчера я был свидетелем выступления здесь национальных делегаций, был свидетелем отношения к этим выступлениям данного Демократического Совещания и должен сказать, что я почувствовал в этом процессе, быть может, один из самих нежелательных актов российской трагедии. Я почувствовал существование какого-то разномыслия и разногласия между демократиями различных национальностей России. Между тем, товарищи, Россия есть интернациональное государство и разрешение всех вопросов стоящих перед Россией немыслимо без согласованных действий представителей демократии всех национальностей (Рукоплескания. Голоса „браво").

Вчера я слушал представителей национальностей; я хотел бы послушать еще и представителей русской нации. (Продолжительные апл. почти всего зала).

Я бы хотел,— продолжает оратор, чтобы представители русской нации высказали свое мнение по русскому национальному вопросу. Теперь, товарищи, перед вами стоит не только старый национальный вопрос о так наз. инородцах, теперь перед нами стоит также вопрос о русской нации, вопрос из-за которого все мы здесь сошлись— вопрос роковой для всей страны и для русской нации. В нас грузинах, живет национальное чувство и это национальное чувство очень трудно отличить от общегосударственного российского чувства. (Продолжительные аплод., голоса: „браво").

Я бы хотел, чтобы и русские сказали, что их государственное чувство очень мало отличается от национального чувства Грузии. Мы говорим здесь о разных планах: экономических, социальных, политических; нам говорят о власти, о комбинации этой власти и т. д. Но при всем этом, как будто бы отсутствует самое основное — это тревога и это национальное самочувствие,—национальное, как будто бы отсутствует в России, как будто бы оно не ощущается.

Мы желаем, во что бы то ни стало, достигнуть победы великой революции. Мы желаем во что бы то ни стало достигнуть приемлемого для нас мира, демократического мира, провозглашенного Российской революцией, но в основе всего этого лежит  защита страны. (Продолжительные апл.).

Я не боюсь никакой программы, даже самой крайней, но когда я читаю программу большевиков, то там я не нахожу защиты страны. (Последния слова Чхенкели вызывают продолжительные апл. на скамьях большинства и иронические возгласы по адресу большевиков. Большевики протестуют. Шум).

К сожалению у меня нет времени, но я хотел бы рассказать вам из прошлого нашей работы. До революции мы воевали почти три года и в течение этого времени спорили о том: нужно ли защищать отечество или нет: были оборонцы, антиоборонцы, условно-оборонцы и т. д., и т. д.

Я, будучи членом социал-демократической фракции, думал, что я был оборонцем, но был антиоборонцем во имя обороны, т. е. я оборонял страну от режима и говорил: что если этого режима не будет, если он будет сравнен с землей, то мы этим самым сумеем защитить страну. (Рукоплескания).

Здесь много говорят о к. - д. Я вспоминаю свои выступления, направленные против к.-д. Тогда они нас спрашивали с места: чем вы хотите спасти страну; и мы отвечали— революцией. Я глубоко верю, что именно революция спасет Россию. Вот уже прошло 6 месяцев с начала революции и у меня начинает колебаться моя вера: спасет ли Россию революция.

Я вспоминаю знаменитое заседание Петроградскаю Совета Р. и С. Д. 14 марта, где была принята 1-я декларация ко всем народам мира. Российский революционный народ сказал всему миру: я свободен и я готов заключить мир, но мир, приемлемый для человечества, и тем самым и для России, но одновременно с нашим стремлением к миру, я, народ русский, энергично стою на своем посту и защищаю страну. Вот, что было сказано тогда. Эти священные слова имеют силу и значение и теперь. Но дела то за этими словами почти и не видно. На фронте мы становимся слабее, чем раньше; в тылу разруха еще более углубляется и расширяется.

Наш вес в международном концерте становится ничтожнее и ничтожнее и сегодня утром, когда я выслушал доклады представителей экономической группы я пришел в ужас. И перед мною встал вопрос: можем ли мы встать на высоту тех величайших задач, которые стоят перед нами— это вопрос, который для меня не являлся раньше вопросом, а сейчас он является для меня роковым вопросом.

Мне кажется, товарищи, если у нас есть то чувство, о котором я говорил, чувство национального самосохранения, если у нас есть тревога, если у нас есть энтузиазм, то я думаю, что при всех этих условиях мы можем преодолеть все препятствия. Но если в нас этих чувств нет, если нет этого стремления, этой действенной воли—все наши пожелания, все наши комбинации и власть, какая бы она ни была—никакого значения не имеют. (Общие рукоплескания).

Кончая свою речь я скажу. Товарищи. Если суждено нам в этой величайшей борьбе, в мировой борьбе и в борьбе внутри страны где уже контрреволюционные силы поднимают свою голову, если нам суждено понести поражение, я скажу от имени грузинской нации—в одном месте я сказал: не ждите никаких сепаратных выступлений от грузинской нации. Сейчас я скажу—может быть мы сделаем одно сепаратное выступление; если нам будет суждено поражение тогда быть может мы поставим перед собою вопрос: а не следует ли нам быть Тавризом для великой и Российской революции?

Речь Чхенкели покрывается бурными аплодисментами всего собрания и постепенно переходит в овацию.


Речь Сандомирского

— Мы полагаем, что пора наконец в России установить тот источник власти, который один может точно и определенно определить власть и его полномочия. Должен быть создан именно этим демократическим совещанием определенный предпарламент в котором цензовых элементов быть не должно.

Представитель украинского совета Кр. Деп. Осадчий протестует против обвинения украинцев в сепаратических движениях. На крестьянском съезде 1 июня из 2.000 участников только 19 человек высказалось за отделение Украйны.

 

Речь П. А. Сорокина

 

Питирим Александрович Сорокин

Слово предоставляется представителю советов кр. деп. П. А. Сорокину. Сорокин произносит большую речь полную едкой критики позиции большевиков в вопросе о власти.

Здесь было сказало много слов и много красивых фраз, но никем не выявлена подлинная действительность русская. Говорились красивые слова о демократии. Как демократ и социалист, я имею право говорить демократии правду.

Все называют демократию организованной, но никто не говорит о демократии дезорганизованной, которая сейчас совершает погромы. Не говоря о демократии, которая не желала воспользоваться прекраснейшим избирательным законом и идет на выборы лишь при 60 проц. (эти слова оратора вызывают шумные протесты на скамьях большевиков и аплод. на остальных местах).

Протестовали здесь против смертной казни, но я не слышал протестов против самосудов, которых уже сейчас насчитывается более 10.000 (бурные рукоплескания большей части зала, сопровождаемые криками: "стыд“).

Я боюсь, — продолжает оратор, что подлинную Россию вы превращаете в Россию театральную, и в то время, когда в стране голод, когда преступления выросли до такой цифры, какой человечество еще не знало, когда погромы увеличились, что предлагается вам для спасения. Предлагают взять в свои руки, создав однородное правительство или дать власть исключительно советам. Прекрасный совет, но я спрашиваю: предложен ли какой-нибудь реальный план, сказано ли где и как добыть те 15 миллиардов, которые нужны государству до конца года? (сильный шум и возгласы из лож большевиков: „из кармана буржуазии").

Из кармана буржуазии, — отвечает оратор вы не добудете более миллиарда. (Сильный шум и крики: „мешают оратору говорить")

—Я всех спокойно слушал имейте терпение и вы выслушать меня. Те, которые предлагали вам свои проекты создания однородной власти дали ли хотя бы ту гарантию, что они будут подчиняться этому правительству? Нет. (Шум).

В тот момент, когда вы здесь собираете создать однородную власть, большевики, за вашими спинами, в своих органах уже агитируют против Демократического Совещания. (Бурные рукоплескания. Сильный шум).

В тот момент, когда вы здесь обсуждаете серьезнейший вопрос, когда они говорят, что вся власть должна быть передана советам, вы должны припомнить как 3—5 июля они признавали власть советов. Вспомните, кто привел к Таврическому Дворцу полки (Сильный шум - большевики. Крики на всех скамьях. Рукоплескания).

Тех, которые стоят за однородную власть я предупреждаю: помните уроки истории. (Сильный шум не дающий оратору возможности продолжать свою речь).

Председатель обращается к собранию с просьбой успокоиться и уважать свободу слова.

— Товарищи, я снова напоминаю вам о старых уроках и предлагаю беречь их. Когда вы создадите власть, большевики пойдут против этой власти. И если вы отказываетесь от коалиции, дайте власть не советам, не совещаниям, а самим большевикам. Я знаю, если мы дадим им эту власть, они же через два дня будут ее отвергать. (Шум из лож большевиков крики: „ложь").

Я скажу, что та критика, которую они бросали нам и даже больше—Временному Правительству, карты, которыми они козыряли—были картами краплеными, краплеными человеческой кровью 3 —5 июля, в тот момент, когда они протестовали против смертной казни они сами ее создавали своей пропагандой и развратом армии. (Крики „ложь", шум, рукоплескания). (Оратор обращается в сторону большевиков и говорит „У меня несколько минут осталось, я не могу развить" ...шум мешает оратору закончить).

В заключение Сорокин говорит:

— Прежде чем решить взять власть в свои руки, товарищи, взвесьте свои силы. Я говорю вам, что при тех громадных задачах, которые стоят перед страной сил не хватит. (Голос: „Милюкова на помощь").

Не в Милюкове дело. Каждый из вас обременен 10—20 профессиями и занятиями, потому что людей не хватает. Я кончаю и кончая прошу всех, кому дорога страна, кому дорога ее судьба и судьба революции, не поддаваться демагогии и не преувеличивать своих сил (Бурн. рук.). По приведенным соображениями мы, представители меньшинства советов губернских депутатов крестьян высказываемся за коалицию со всеми живыми силами страны.

Речь Спиридоновой

 

Мария Александровна Спиридонова


Спиридонова выступает с демагогической речью, направленной против коалиции и полной большевистских выкриков.

Речь Троцкого

 

Лев Давидович Троцкий

На трибуне встречаемый рукоплескания, большевик Троцкий.

— У нас есть большие разногласиями относительно прошлого и будущего. Но есть ли у нас разногласия относительно нынешнего Правительства. Я здесь не слышал ни одного оратора, который взял бы на себя мало завидную честь защищать пятерку, директорию или ее председателя Керенского. (В аудитории раздается сильный шум, при упоминании имени Керенскаго, часть собрания аплодирует, во многих местах слышны голоса,—да здравствуем Керенский).

И я вам скажу, продолжает Троцкий, что та речь, которую произнес (на этом месте речь Троцкого вновь прерывается сильным шумом, сквозь которую выделяются голоса, "вон, довольно").

Троцкий не заканчивает фразы и продолжает:

Я спрашиваю вас, что сказать об одном лице, который ничем не выявил гениальных талантов полководца и законодателя (раздается сильный шум, голоса "довольно").

Я жалею, говорит Троцкий что точка зрения, которая находит сейчас выражение в крике и протестах не нашла своего выражении в членораздельных звуках на этой трибуне (рукоплескания, сильный шум).

Чхеидзе призывает к порядку, угрожая объявить перерыв.

Прежде чем Керенский занял то место, которое он занимает, вакансия на Керенского была открыта слабостью революционной демократии (рукоплескания). Если вы повторите свой опыт коалиции теперь, новое обращение к кадетам не будет повторением старого опыта.

Нам говорят, что нельзя обвинять всю кадетскую партию в соучастии в Корниловском мятеже. Тов. Знаменский нам говорил: вы протестовали когда мы делали ответственной всю большевистскую партию за 3 и 5 июля, не делайте же ответственными всех кадетов за Корнилова. В этом сравнении есть маленький недочет.

Когда обвиняли большевиков речь шла не о том, чтобы приглашать их в министерство, а о том чтобы приглашать их в „Кресты" (смех). Тут есть некоторая разница. И мы скажем министру юстиции, если вы желаете кадет тащить в тюрьму оптом, то не делайте этого, а расследуйте каждого в отдельности (смех, голоса "браво").

Затем Троцкий от имени партии с.-д. большевиков читает резолюцию.

— Мы с величайшим уважением, заканчивает свою речь Троцкий, относимся к городским думам и земствам, но та опора, которая нужна, эта опора—Советы, за которыми стоят организованные рабочие и солдаты и вот почему, какую бы власть вы не создали аппелируйте к советам, а не к думам. (Бурные апл. и сильный шум в зале).

Троцкий покидает трибуну под непрерывные апл. большевиков. Неоднократно раздаются возгласы, да здравствует революционер Троцкий, покрывающиеся бурными апл.

Речь Г. В. Плеханова

Г. В. Плеханов в заседание по болезни не явился. Вместо него его речь читает представитель „Единства".

„Вопрос о коалиции со включением партии народной свободы необходимо решить в положительном смысле, и ради этого не стоило бы созывать совещания. Нельзя при решении политических вопросов руководствоваться внушением того или другого чувства, политический расчет должен основываться на возможно более правильном понимании существующего в стране соотношения сил.

Надо признать, что революционная демократия не будет в состоянии защитить свое собственное дело и отстоять завоевания революции, если не войдет в соглашение с торгово-промышленным классом, включая в него и партию народной свободы.

Можно с уверенностью сказать, что кадетская партия не будет уличена в преступном содействии корниловскому мятежу. Отвергнув идею коалиции революционная демократия поставит себя в изолированное положение, а это крайне опасно для нее и для революции.

Особенно опасно в тот момент, когда широкие обывательские слои отходят от линии поведения, намеченной советами. Демократия, изолировав себя от торгово-промышленного класса, роковым образом изолировали бы себя и от народной массы, от которой она только и может получить силу. Результатом крушения революции явится торжество германского империализма.

Председатель сообщает, что представители рабочих Петрограда и солдат обратились в президиум с просьбой, чтобы их представителям было предоставлено слово. Президиум нашел возможность пойти навстречу этому желанию и предоставил слово трем товарищам по 10 минут каждому.

Речь Назарова

Первым говорит рабочий Назаров.

Нас послали сюда, говорит он, заявить вам, что только благодаря нашим усилиям, петроградского пролетариата, вы находитесь здесь. Только благодаря жертвам пролетариата и гарнизона Петрограда был свергнут самодержавные режим. Корнилов также смещен нами. Поэтому мы требуем здесь голоса.

Три дня мы ходили к Александринскому театру и только сегодня президиум соблаговолил дать нам слово. На Совещании доминирующее большинство составляется из представителей городов, земств и коопераций—органов деловых— но совершенно другой области — органов демократии здесь меньшинство.

Таким способом центральный комитет предрешил вопрос о возможности коалиции и мы, пролетариат и революционная армия Петрограда заявляем вам, что принятие коалиции равносильно возобновлению Корнилова и такую штуку мы исполнять не позволим. Мы против помещиков, против коалиции и стоим за переход власти к советам солдатских и рабочих депутатов. Как бы вы не ставили этот вопрос я расскажу о том, как встретило Демократическое Совещание представителя революционной демократии. (Голос: кто Вас уполномочил). Здесь у меня список 83 заводов.

Конец речи Назарова проходит при страшном шуме.

Назаров заканчивает свою речь протестом против президиума Совещания, который в течение трех дней не допускал делегатов на Совещание и только теперь дал им полчаса времени.

Говорит солдат Шалаев. Он начинает с протеста против действий президиума, который лишил права голоса большинство революционной армии. Затем Шалаев при шуме и смехе одной части собрания и при шумных аплодисментах другой части выкрикивают протесты против смертной казни, требует перехода власти к советам, демократизации армии, права выборов офицеров и т. п. Шалаев указывает, что президиум все время говорил, что места в театре нет, а вон, ложа, в ней три человека сидит, а там может поместиться сто человек, и Шалаев показывает на ложу Временного Правительства.

Третьим говорит солдат Евдокимов, делегат юго-западного фронта, финляндской стрелковой дивизии. В короткой речи Евдокимов повторяет те же протесты и указывает на тяжелое положение армии.

 

 

 

Еще по теме:

Всероссийское Демократическое совещание (Первый день—14 сентября 1917 г.)

Всероссийское Демократическое совещание (Первый день—14 сентября 1917 г.) - продолжение

Всероссийское Демократическое совещание - отклики печати

Всероссийское Демократическое совещание (Второй день—16 сентября)

Всероссийское Демократическое совещание (Третий день—17 сентября)

Всероссийское Демократическое совещание (Четвертый день—18 сентября)

Всероссийское Демократическое совещание (20 сентября)

Всероссийское Демократическое совещание и армия

Всероссийское Демократическое совещание. Закрытие (21 сентября 1917 г.)

Всероссийское Демократическое совещание. Итоги

 

 

Просмотров: 40 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., демократическое совещание, сентябрь, революция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz