nik191 Вторник, 25.04.2017, 09:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [203]
Как это было [333]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [52]
Разное [12]
Политика и политики [25]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [224]
Полезные советы от наших прапрабабушек [226]
Рецепты от наших прапрабабушек [176]
1-я мировая война [1263]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [269]
Революция. 1917 год [105]
Украинизация [10]

» Друзья сайта
  • Хочу квартиру
  • Наши таланты
  • История и современность

  • » Архив записей

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    Главная » 2017 » Март » 24 » Русская революция (Записки - часть 3)
    08:27
    Русская революция (Записки - часть 3)

     

    По материалам периодической печати за 1917 год.

     

    Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

    Все даты по старому стилю.

     

     

    Русская революция


    (Записки)


    „Революция—скрижаль новаго закона, водворившаго право во имя человечества”.
    Минье.

     

    V


    ЗНАМЕНА СВОБОДЫ


    Сон... Иногда, минутами казалось, что это — сон.

     

     

    Литейный проспект, типичный петербургский проспект, чинный всегда, очень корректный, как молящиеся старички из привиллегированных канцелярий, элегантно одетые, с изящными портфелями, в уголке которых матово сияет изысканная серебряная монограмма, Литейный проспект весь, куда ни взглянешь, занят войсками.

    Идут ряды за рядами, оттуда, из морозной дали, от Невскаго, идут с музыкой, идут с красными знаменами. У офицеров — алые бантики. У солдат — тоже.
    На играющем, горячем коне гарцует затянутый в рюмочку красивый генерал. Левый рукав его пальто перевязан пышным красным бантом.

    Сон! Сон!..

     

     

    На знаменах — белыя буквы, на знаменах написано все: „Земля и воля”. Ряды за рядами, под звуки пламенной Марсельезы, идут, неся знамена Свободы, знамена восстания, алый цвет Революции; ряды за рядами несут свой вековой, заветный девиз: „Земля и воля”.

    „Да здравствует Земля и Воля!”.

     

     

    Обгоняя полки, мчится синий открытый автомобиль. Среди солдат с винтовками сидит старый адмирал. Быстро мелькнули серебряные виски, красная шея арестованнаго.

    — Кто? Кто?
    — Адмирал Гирс.
    — А-а!

    Народ черными стенами стоит на панелях, провожая войска громкими криками. Не смолкает „ура”. Рожденное из тысяч грудей там, далеко, оно плывет в воздухе, ширится, подымается к небу.
    Вьется легкий, мягкий снежок.

    За рядами пехоты — на низкорослых, мохнатогривых лошадях — сибиряки в папахах. Веет над ними красное знамя. Они — прямо с вокзала, только что прибыли из Сибири.
    За сибиряками — снова пехота. С нею все офицеры, впереди генерал. Всюду, на всех серых шинелях, как алая гвоздика, революционные банты.

    Я стоял против Бассейной улицы. Вот, прямо старинный невысокий дом, где некогда помещался „Современник” Некрасова. Мимо проходят ряды за рядами и вдруг — выстрелы, частые, злые, четкие, откуда-то сверху. В рядах солдат замешательство. Команда — и все они ложатся на земь — и начинается ответная стрельба. Стреляют, целясь вверх.

    У параднаго, где стоял я, разговор со швейцаром и с бабой, женой старшаго дворника.

    — Надо обыскать все чердаки! — говорит кто-то.
    — Обыскивали, барин, обыскивали, — слащаво подхватывает дворничиха. — У нас ничего такого, Боже сохрани!
    — Да, ничего! — насмешливо говорит какой-то господин, очевидно, жилец этого дома. — А подставка для пулемета как попала? А? Ничего? Сама залетела?

    Злые глазки дворничихи бегают.

    — Мой муж ни при чем. Приказано от начальства.
    — Приказано! Все вы хороши!.. Ишь, черти, лупят!

    Пальба все яростнее. Появилась карета скорой помощи.

     

     

    К нам подходит, шатаясь, бледный солдат.

    — Ранен?
    — Не. Зашелся. —Он тяжело дышит.— Всю ночь пешком шли. Тут нас и начали... Спервоначалу на Забалканском, потом на Невском, где растаран... как его...
    — Соловьева? — спрашивает кто-то. — Угол Невскаго и Владимирскаго?
    — Во, во!.. Этот самый!.. Не то с него, не то, Бог его знает, откуда... Как начали лупить... трое возле меня не пикнули — на смерть! Да тут еще... Землячка убили...

    Солдат шатается; рот его открыт; лицо бледно. Знакомый врач ведет его к себе на квартиру, отдохнуть...

    — Да наши тут...
    — Ничего, найдешь... К Думе идут...

    Стрельба стихает. Солдаты встают и, сплотняясь в ряды, идут дальше. На снегу лежит, раскинув руки, седой генерал, немного подальше — молодой студент. Фуражка откатилась. Лицо и глаза залиты кровью.

    Дальше лежат, согнувшись, два солдата.
    Подбегают к ним. Сестра милосердия, стоя на коленях, расстегивает генеральское пальто.

    — Готовы! — тихо говорит кто-то.

    Убитых осторожно переносят в магазин готоваго платья.

     

     

    А на проспекте снова Марсельеза, снова реют красныя знамена, блестят большия трубы. И те же слова, белыя на красном:

    „Да здравствует Земля и Воля!”.

    Позади меня крики, шум. Оглядываюсь: ведут человека, выпачканнаго сажей. Лицо исполосовано черными бороздами, будто нарочно вымазался.

    — Этот самый и палил, — объясняют в толпе. — На крышу влез, в трубу хотел спрятаться.
    — Спря-атался!
    — Ишь, красивый какой!
    — Волоки, братцы, в Думу. Там ему!.. Там все известно!
    — Пымали голубчика!

    „Голубчика” уводят.
    А в толпе разговоры.

    — Хабалова генерала очень смешно увзяли, — повествует солдат: — за шкап спрятался!
    — Ну, и что?
    — Да что? Вылезай, говорим, ваше превосходительство господин субъехт! В Думу поедем! На мавтобильчике!
    — Поехал?

    В толпе смех. Солдат презрительно смотрит на любопытствовавшаго.

    — Нет, не поехал! — передразнивает он и, обращаясь ко всем, продолжает: — Ну, вышли на улицу — бабы ему такую концерту двинули! Зеверещали! Ничего, повезли! Керенскому сдали. Он вроде как хозяин над этими самыми...
    — Прохвостами, — подсказывают в толпе.
    — Государственными преступниками, — медленно, с натугой, но отчетливо и наставительно выговаривает солдат.

    Л. Добронравов.

    „Совр. М.”

     

    Еще по теме:

     

    Революция. 1917 год. Предисловие

    .............................................................................

    Революция. Подробности отречения и ареста Николай II

    Революция. Несколько подробностей петроградских событий

    Русская революция (Записки)

    Русская революция (Записки - часть 2)

    Русская революция (Записки - часть 3)

    Революция. 1917 год. 19 марта

     

     

     

    Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 35 | Добавил: nik191 | Теги: революция | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    » Календарь

    » Block title

    » Яндекс тИЦ
    Анализ веб сайтов

    » Block title

    » Block title

    » Block title

    » Статистика

    » Block title
    senior people meet contador de visitas счетчик посещений

    » Новости дня

    » Block title


    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz