nik191 Суббота, 25.05.2019, 16:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [115]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [750]
Украинизация [408]
Гражданская война [437]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [128]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Март » 23 » Первая мировая война. Итоги зимней кампании 1915-1916 г.
07:27
Первая мировая война. Итоги зимней кампании 1915-1916 г.

 

 

Статья генерального штаба генерал-майора А.Д. Шеманского

 

Что произошло в ходе великой войны с тех пор, с начала зимы и до весеннего половодья, совпавшего с писанием этих строк? С конца осени, всю зиму и начало весны – что делала каждая из враждующих сторон и как это подвинуло всю борьбу к ее возможному концу?

В эту зиму, – обе стороны, пользуясь зимним затишьем, производили новые мобилизации своих сил и средств, чтобы ринуться друг на друга с новым, невиданным еще порывом в предстоящий теплый период года.

Заботой Германии в обозреваемый период было сохранение ее наступательной, боевой инициативы, для чего послужили ее очередные боевые выступления и военные демонстрации, нашедшие себе однако удачные контрмеры со стороны противников и потому не принесшие той доли впечатления и влияния, на которую наши противники рассчитывали, затевая их.

Такими выступлениями германского почина надобно счесть:

Балканскую эпопею или поход, состоявшую в увлечении в союз «немцев» Болгарии, нейтрализации Греции и вторжении в Сербию, Черногорию и Албанию, к прекращению Галлипольской операции союзников по открытию Дарданелл, к демонстративным сборам в поход на Египет и к значительному вывозу с Балкан и из Малой Азии питательного материала в немецкие земли.

Второй выходкой наступательной энергии германцев были схватки с нами частного характера с угрозами Риге, Двинску, Чарторийску и нашему положению в Южной Волыни и Галиции.

Третьей же – продолжающееся нападение немцев на Верден, где германский дракон продолжает еще ломать свои зубы... К этому надо прибавить стремление германцев нанести нам и англичанам вред в Персии (пожалуй, в Афганистане, Китае... и даже в нашей Средней Азии, где распря хивинцев с туркменами-иомудами подогрета германскими эмиссарами и германским золотом). К этому добавим стремление Германцев подогреть огонь колониальной войны в Африке, что в конце концов привело к вступлению в войну с немцами даже португальцев и к постепенному уничтожению германской колониальной гидры в Африке.

Короче, зимний сезон, состоявший из местных эпизодических проявлений боевого германского почина, сопровождался в прежней интенсивности боевою политикой германцев.

Контрманеврами против боевых выступлений германцев надо считать факты, принесшие много славы и выгод для антинемцев и – в конечном результате – затмившие эффекты германского боевого почина.

К таковым контрмерам надобно отнести:

славный «эрзерумский» продвиг русских азиатских войск на всем огромном фронте от Трапезунда до Исфагани с угрозой Багдадской ж. дороге и тылу Багдадской армии турок;

славный натиск французов в Шампани,

искусную перегруппировку антинемцев на Ближнем Востоке для прикрытия Египта, Солуни и Валоны и эвакуацию на отдых страшной для немцев сербской армии...

Неоднократные за зиму победные схватки русских войск в Галиции с Буковиной, на Южной Волыни, на Средней Стрыпе, в Пинском районе на обоих берегах Припяти, у Баранович, у Двинска, против Риги..., что завершено нынешней недвусмысленной крупной русской подвижкой на европейском нашем фронте, а особенно в Белорусско-Литовском озерном бассейне и на р. Западной Двине.

Все эти контрмеры вместе с неудачами германцев, под Верденом, составило отличный отпор зимним попыткам германского боевого почина.

Обратимся теперь к несколько более подробной характеристике войны по ее отдельным зонам.

Начнем с самой тихой, так сказать, итальянской. Там произошел за зиму крупный перелом воззрений: раньше итальянцы твердо было решили помогать общему положению дел только давлением на австрийцев со своей границы, но после разгрома Сербии и Черногории и вторжения противника в Северную Албанию итальянцам пришлось послать и на Балканы значительные силы, которые и развернулись, оборонительно пока, у Валоны. Их операции на собственной границе подвинулись за зиму весьма мало.

 

 

Все же их заслуга велика – они оттянули на себя значительные австрийские силы и нанесли им чувствительный урон, чем немало способствовали облегчению нашего положения против австрийцев, уменьшили австрийский нажим на Солунь, а прикрытием Валоны, кроме прикрытия своих политических интересов в их доли Албании, способствовали прикрытию вывода в тыл союзников (на остров Корфу) сербской армии для отдыха и возрождения.

Сербская кампания произошла зимой. Большие грязи поздней осени и теплой Балканской зимы значительно затрудняли операции обеих сторон, но нанесли больше всего вреда австро-германцам, пособникам Болгарии в ее черном деле.

 

 

Каждая пядь земли защищалась сербами с редким искусством и мужеством, часто активно, короткими победоносными бросками на того или другого врага, причем особенно доставалось болгарам. Наконец, превышавшее сербов во много раз число врагов осилило и они, уводя с собой значительное количество сербского населения, отошли в горы Албании, где противник не решился их атаковать. Долго черногорцы справа, а солунская высадка союзников слева прикрывали с флангов этот героический отход сербов, прежде чем отойти и самим под натиском скопищ противника.

На Мало-Азийско-Иранской зоне произошли за обозреваемый период редкие события. Уверившись в зимнем прочном, казалось, замирании действий в Кавказской зоне, турки сосредоточились к Багдаду и сильно затруднили тем операции англо-индусов на Багдад, ведомые слабой, сравнительно, армией. Кроме того, турко-немцы сильно и энергично развили в Персии свою работу по беспокойству нас и англичан на персидских наших флангах и на выгодных боковых («охватывающих») персидских базах, кроме того, после разгрома сербов и открытия прямого сообщения Берлин–Малая Азия, германцы принялись организовать поход турок на Египет.

 

 

В эту минуту неожиданно двинулась на Турцию лавина Кавказской армии в самую глухую пору конца тамошней армянской горной зимы с ее глубочайшими сугробами, сибирскими двадцатиградусными морозами, по таким кручам, что это затмило прежние подобные же примеры одоления войсками снежных гор. Русские разбили и погнали передовые части Эрзерумской армии, потом штурмом взяли ее позиции и наконец штурмами же овладели ее твердыней – Эрзерумом.

Это событие на второстепенном театре войны оказалось могущественным фактором войны, перевернувшим почти все ближайшие расчеты наших врагов.

 

 

Если перейдем к Египту, то увидим, что наше Эрзерумское наступление спутало там карты врагов и разрознило из действия. Германцы готовили поход на Египет из Малой Азии, а с противоположной стороны, из Африки они подготовили бунт и вторжение в Египет же воинственного туземного племени магометанской секты Сенуси, военную характеристику которой в начале XX века хорошо сделал один наш «восточник» полковник Шлитер. Теперь Сенуси напали на Египет в одиночку, получили полновесный отпор, а сами англичане готовятся наступать теми войсками, которые они накопили в Египте из местных сил, привозом из Капланда и с Галлипольских позиций.

Возвращаясь к французскому фронту, скажем, что там всю зиму шла позиционная война, во время которой артиллерия, бомбометы и воздушные налеты были обильнее прошлогоднего такого же сезона. Но линия окопов менее колебалась, кроме двух мест: в Шампани и у Вердена. Каждый из противников с той или другой целью делал пробный прорыв неприятельских линий. Французы пробовали лобовой прорыв и удовольствовались видимо результатами такой пробы, произведя свою продвижку за 2-3 линии окопов врага при помощи своей могучей артиллерии.

 

 

Немцы решили сделать еще более грандиозное – прорыв в виде овладении целым опорным районом западного фронта, районом Верденским. Они сначала, по-французски, но с гораздо большими потерями людьми, орудиями, металлом и временем продвинулись вперед к веркам Вердена, потом стали стараться охватить его справа и слева от этой продвижки... И это охватывание, по их убеждениям, все еще длится, хотя и идет более чем медленно.

Англичане за зиму перегруппировались на французском фронте, занимая вместо одного два участка, освободив таким образом часть французских сил для работы в других местах того же фронта.

Бельгийская армия продолжала весь зимний сезон занимать свою линию, близкую к морю, и у ней борьба была больше артиллерийской.

В Северном море, на этой арене двух мощных флотов, где англичане блокируют немцев, не произошло ничего особенного, кроме пиратства германских субмарин, кроме небольших стычек и аварий мелких судов.

В Балтике с осени немцы получили неожиданный и могучий отпор нашего флота в борьбе за обладание Рижским заливом, причем русский флот вследствие этого даже сам мог влиять огнем и высадкой на фланг противника в Курляндии.

Наконец, русский фронт. Он передавался главным образом накоплению боевых сил и средств. Начало зимы застало его в  непоколебимой решимости не только не двигаться ни шагу назад, но вернуть себе ближайшие более выгодные позиции или дать отпор там, где наглость противника превосходила меры. В результате мы далеко выдвинулись полукругом от Риги в Курляндию, и улучшили здесь свой тыл, а для наступления вперед подготовили передовой обширный Рижский укрепленный район. Здесь, в Рижском районе, мы сильно потеснили немцев и одно время сильно стеснили у них кратчайшие пути подвоза от Либавы к их армиям против Западной Двины. Затем наши силы продолжали группироваться между pp. Двиной и Припятью, с центром на Минском направлении, с правым флангом, крепко упертым в р. Двину у г. Двинска и с левым флангом у Припяти, в болотистом Пинском районе на Огинском канале.

За зиму не прекращалась яростная борьба за г. Двинск, который мы прикрывали по большому полукругу. С осени наседали немцы, потом перед концом зимы их ярость затихла и сменилась нашим переходом в наступление по Виленскому тракту и во фланг немцам у Двины, причем от Риги в другой (северный) их фланг нажимала наша рижская группа. Германские воздушные суда со второй половине зимы усиленно разведывали промежуток между Ригой и Двинском, как бы демонстрируя подготовку к прорыву на Петроград.

Затем, с осени мы были заняты потеснением противника, прорвавшегося в озерный бассейн Белорусско-Литовского Северо-Западного нашего края, между Двинском и Сморгонью, то есть между pp. Биллей и Двиной, к здешнему звену Варшавской магистрали. После лихих боев у Молодечно и других боев противник был значительно отодвинут назад, а весной, с 5-го примерно марта, начались наши наступления на его позиции, потеснение его и от тех озер к Вильне, что и идет сейчас, с особыми усилиями у оз. Нароч, в районе Постав...

Участок наших сил между pp. Вилией и Припятью, смотрящий на Гродно, Белосток и Брест-Литовск, с осени сдерживал натиск противника, наступавшего на нас через Шару и Огинский канал, а потом тут было несколько случаев удачных наших коротких контрударов.

 

 

Наше левое крыло за Припятью до самой Румынии не успокаивалось за весь зимний сезон. Сперва немцы демонстрировали здесь поход на Украину и вглубь Полесья до Южной Волыни, на что мы отвечали победоносным нажимом как на самой Припяти, так и на ее притоке – р. Стыри, так и в Луцком районе, в Восточной затем Галиции и Буковине. Это заставило немцев послать сюда резервы, оттянуть часть сил с севера, и всю зиму действия тут шли с переменным успехом. Полесские дебри помогли нам. Полесские партизаны прославились за зиму. Край весьма изнурил противника. Его задачи здесь были тщетны – ж. д. узел Сарны, м. Чарторийск, Южная Волынь (Ровно-Дубенский край) не достались ему даже после огромных жертв; в Галиции же наш нажим заставил его даже очищать заблаговременно Львов и уступить нам часть Буковины у самых Черновиц.

К весне и здесь чувствуется наш порыв вперед. Половодье, распутица их всюду пока сдерживают, но все верят, что мы достаточно накопили укомплектований, ружей, орудий, патронов и снарядов и все упорядочили для того, чтобы наступать с теплом прямо на дерзкого пришельца, которому мы к прошлой осени из-за маневренных только расчетов уступили временно тот богатый край, который истомился к весне от безжалостного постоя немцев.

Чувствуется на очереди крупный перелом всего хода войны.

 

 

Еще по теме:

 

Первая мировая война. Хроника первых семи месяцев войны

Первая мировая война. Хронология. Восьмой месяц

Первая мировая война. Хронология. Девятый и десятый месяцы.

Первая мировая война. Хроника первого года войны

Первая мировая война. Хронология. Тринадцатый месяц

Первая мировая война. Хронология. Четырнадцатый месяц

Первая мировая война. Хронология. Пятнадцатый месяц

Первая мировая война. Итоги войны к ноябрю 1915 года

Первая мировая война. Хронология. Шестнадцатый месяц

Первая мировая война. Итоги шестнадцати месяцев войны

Первая мировая война. Хронология. Семнадцатый месяц

Первая мировая война. Хронология. Восемнадцатый месяц

Первая мировая война. Хронология. Девятнадцатый месяц

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 538 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г., зима, итоги, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz