nik191 Суббота, 25.05.2019, 16:26
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [115]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [750]
Украинизация [408]
Гражданская война [437]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [128]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Октябрь » 23 » Первая мировая война. 22 (09) октября 1914 года
14:30
Первая мировая война. 22 (09) октября 1914 года

 

 

 

22 (09) октября 1914 года

 

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

Германские войска, находившиеся на путях к Варшаве, в районе к северу от реки Пилицы, отброшены и находятся в полном отступлении. Раненые их оставлены на местах боев. Заранее подготовленные укрепленные позиции брошены. Наши войска энергично наступают по всему фронту. На левом берегу Вислы, южнее Пилицы, в районе до Сандомира, противник еще держится. Наши войска, доблестно удерживавшие в течение 8-ми дней район у Козениц, при самых неблагоприятных условиях местности, под огнем тяжелой артиллерии, 7-го октября одержали значительные успехи и положение их на левом берегу Вислы в настоящее время закреплено.    

На Сане, ниже Перемышля, попытки австрийцев перейти реку остановлены, и мы переходим в наступление. В районе к югу от Перемышля обнаружены части почти всех уже разбитых в Галичских боях австрийских корпусов. Здесь наши закаленные в победах войска энергичными ударами рушат натиск неприятельских масс.

В Восточной Пруссии без значительных перемен.

Таким образом, в настоящее время мы находимся в соприкосновении с неприятелем на фронте свыше 400 верст, от нижней Бзуры до предгорий Карпат. Это положение является результатом маневра, предпринятого нами после Галичских боев. Разбив австро-венгерские армии и, таким образом, обеспечив со стороны Галлиции основную нашу операцию, направленную против германцев, мы имели в виду соответственным образом сосредоточить наши армии для развития наших военных действий на левом берегу Вислы.

Это решение совпало по времени с получением определенных данных о развертывании больших германских сил на фронте Калиш—Ченстохов—Олькуш и о переходе их в наступление. Наступление германцев было начато с большой стремительностью, поэтому в интересах безопасности операции нами решено было развернуть намеченные силы на правом берегу Вислы, прикрывая это сложное движение со стороны противника кавалерийскими массами, поддержанными пехотными отрядами.

При выполнении этого сложного маневра от некоторых корпусов потребовалось прохождение до 200 верст. Марши пришлось совершать под непрерывным дождем в осеннюю распутицу, когда вода в реках сильно поднялась, а долины их превратились в болота. Проявив обычную выносливость и энергию, наши войска к началу октября заняли новое исходное положение. К этому времени немцы, продолжая свое наступление, успели подойти к средней Висле и, увлекая за собой к северу часть австрийцев, прочно заняли ея левый берег и приблизились к району укреплений Варшавы. В занятом расположении наш противник укрепился и выставил многочисленную артиллерию.

С 30-го сентября наши войска перешли в наступление в районе Варшавы и Козениц, стремясь постепенно расширить плацдарм на левом берегу Вислы и вводя в бой новые силы, прибывавшие по железным дорогам. Главное сопротивление германцы оказали на линии Блоне-Пясечно, откуда 4-го и 5-го октября переходили в энергичные, но безуспешные контратаки.

Обойденная конницей в направлении Сохачев-Лович, охваченная с левого фланга от Новогеоргиевска и нижней Бзуры, угрожаемая с правого фланга переправой наших войск через Вислу в районе Гура-Кальвария, германская армия, после семидневных боев под Варшавой, в ночь на 7-е октября начала очищать свои позиции, укрепленные чрезвычайно тщательно.

Наши войска, как уже отмечено, ныне наступают на широком фронте, преодолевая сопротивление германских арьергардов, выбивая их штыками из лесов и селений и забирая пленных.

Ура, ура, ура! Немцы за Вислой разбиты на голову—быстрота русских боевых операций кружит головы всему свету, еще с разгрома австрийцев в Галиции. Но ведь то были австрийцы, которых, как преувеличенно выражались, только ленивый не бил, а ведь теперь трещат германцы, «лучшие военные люди на свете», казалось бы. Весь свет недоумевает и мы сами в том числе—куда девалась наша манджурская оперативная вялость, нерешительность, оборонительность и уступчивость... Исполнять Верховному Стратегу и его штабу—высокое военное искусство их неопровержимо и, заметьте, на них марка того периода нашей военной науки, когда она еще не была наводнена германской тактикой и стратегией, а культивировала лучшее на свете военное искусство—Наполеоновское, ища и свои русские течения с помощью Драгомирова, Леера, Сухотина, Масловского и Михеевича... Так что немцев бьют люди школы золотого периода русской военной науки...

В годы после манчжурской неудачи, для людей, знавших родную военную историю, было большим утешением вспоминать, что для русской армии нет такого шаблона в боевом облике, какой был всегда у немцев. Например, сам Наполеон говорил, что мы ему всегда загадочны, что он вперед может предсказать, как поведут операции австрийцы и германцы, но совершенно сбит с толку русской тактикой, охваченной непрерывной «казачьей» изобретательностью. Потерпев от нас жестокий урон под Прейсиш-Элау, он иронически говорил, что мы сделали это случайно, что в операциях у нас царит хаос и мы-де сами не знаем, как нам это удалось... Но нам-то было ясно: при неизменной данной—всегда доблестной русской армии, успех наш всегда зависел от вождей, от их качества и положения в армии относительно свободы действия.

Через два года после страшного поражения при Аустерлице, мы бьем так величайшего из мировых полководцев при Прейсиш-Элау, что тот не знал, как скорее вывязаться из сражения. Вот отчего, опираясь на нашу военную историю, мы и после манджурских неудач полагали, что разом можем разнести в пух и прах любую на свете армию... Так оно и случилось: бьем на голову и австрийцев, и германцев, бьем в частных боях и в боях генеральных, которыми являются прошлые бои в Галиции впереди Львова и Сана и теперешний бой за Вислой..., после которого ворота на Берлин открыты, и Восточной армии немцев уже не встать!

Во время Аустерлицкого сражения наш полководец Кутузов был стеснен кучкой немецких выходцев, получивших влияние на дела штаба главной квартиры. В манчжурскую войну наш полководец был стеснен рядом предвзятостей, овладевших им и почерпнутых из немецкой тактической школы, уже тогда боровшейся "в виде рационализма, противопоставленного, будто бы, схоластике Лееровской школы»—со свободой русского военного творчества.

Сейчас, как видно, нет ни внешних, ни внутренних причин, кои стесняли бы наше военное творчество, как их не сковывало ни что и при Прейсиш-Элау. И результаты на лицо.

Германский склад ума «рецептурный», он стремится установить рецепты побед, излюбленные приемы и способы, панацеи на все случаи; он говорил перед войной:

— Прорыв при теперешнем огне невозможен. Огневой охват—всесилен. Штыковые атаки— абсурд. Оборона-—гибель, а встречный бой—универсальный современный способ действий...

Русская наука говорит иначе:

— Задача военной науки только понять свойства элементов военного дела, смысл военных явлений: огня, штыка, встречности в бою; наука ничего не решает, ни одного способа действий не бракует, потому что все хорошо при подходящей обстановке, оценить которую и подобрать к ней способ действий должно личное творчество вождей, начальников, солдат...

Вот отчего мы бьем и прорывом, и охватом, и штыком, вопреки немецким тактикам и новейшим их мыслям и ученьям. Мы бьем от врожденной склонности к свободному боевому творчеству, потому что—«помилуй Бог, мы русские».

Не успели мы вчера постараться разъяснить читателям, что напрасен ропот на занятие немцами Завислинья, как сегодня все видят из разъяснений штаба Верховного Главнокомандующего, что этот допуск был вызван обстановкой последнего времени и ловким стратегическим приемом, их заманившим в рискованное наступление к Висле, где мы опираемся на солидную естественную преграду с обеспечением переправами. Такое условие в умелых руках всегда драгоценно и победоносно, ибо позволяет укрыто и скрытно собрать войска у переправ и непреоборимым потоком, лавиной вылить их в тыл и во фланг задержанному преградой противнику... Это похоже на «скромное поведение» Кутузова, двинувшее турецкую армию к Рущуку на такое же смелое и гибельное для нее наступление.

И так: ура, ура! скоро мы ступим в Силезию, Познань—на дорогу к тому самому Берлину, который однажды уже брал Чернышев при гениальном, вдобавок, полководце прусском Фридрихе Великом, партизанским налетом.

С крупной победой, глубокоуважаемый читатель!

 

Русский фронт

9-го октября. По сообщению штаба Верховного Главнокомандующего, энергичное наступление наших армий, переправившихся на широком фронте через Вислу, не встречает сопротивления со стороны германцев, продолжающих отступление.

В траншеях под Ивангородом захвачено много снарядов и снаряжения, брошенных при поспешном отступлении германским гвардейским резервным корпусом.

В Восточной Пруссии без перемен.

 

Австрийский театр военных действий

9-го октября. Австрийские армии продолжают упорно сражаться на Висле выше Сольца, на Сане и в особенности к югу от Перемышля.

 

Франко-Бельгийский театр военных действий

9-го октября. На левом фланге союзников значительные германские силы, присутствие которых было обнаружено еще 8-го числа, продолжали весьма энергичные атаки во всем районе между морем и каналом Лабассэ.

В общем, положение союзных войск не изменилось и если они вынуждены были в некоторых пунктах несколько отступить, то в других пунктах они продвинулись вперед.

Немцы проявили также совершенно исключительную энергию в районе Арраса и на реке Сомме. К северу и к югу от этой реки французы продвинулись вперед, в частности, в районе Розьера в Сантерре.

В области Вердена и Понт-а-Муссона они имели некоторый частичный успех. На остальном протяжении фронта не произошло ничего выдающегося.

В общем, немцы, по-видимому, пытаются произвести на всем протяжении фронта, в особенности же между Северным морем и Уазой, новое усилие, использовав вновь сформированные корпуса, составленные из людей, недавно обученных, частью весьма молодых, частью сравнительно пожилых, и при помощи кадров, составленных из войск, взятых из различных пунктов фронта.


Русский фронт

В защиту Варшавы и в предохранение ее от ужасов бомбардировки русские войска вложили особую энергию. Сосредоточение войск на выручку Варшавы и натиск их на германцев были произведены даже скорее, чем это требовалось по стратегическим условиям. В порыве русских войск под Варшавой воззвание Верховного Главнокомандующего к польскому народу нашло себе яркое подтверждение. Поляки могут в нем видеть новое доказательство тесного братского единения между славянами.
Найденные документы свидетельствуют, что германцы рассчитывали второго—четвертого октября овладеть Варшавой. Сибирские полки высаживались на Праге и, радушно приветствуемые польским населением, проходили всю Варшаву непосредственно перед вступлением в бой. Своеобразный вид молодых энергичных солдат в папахах, многочисленные конно-охотничьи бригады, оригинальный обоз, быстрое движение по улицам Варшавы, общий порыв в бой—оставляла сильное впечатление.

В штыковых боях в Мочидловском лесу сибиряки заняли много пленными 20-го германского корпуса. Особенно пострадал 17-й корпус и резервные части, направлявшие главный удар в районе Блоне и Прушков. Здесь сибиряки совместно с великорусскими полками нанесли неприятелю громадные потери. Многие селения многократно переходили из рук в руки.

Высокую доблесть проявили кавказские полки в боях у Козениц. В течение 8-ми дней они держались в болоте на левом берегу Вислы, где все окопы заливались водой, под огнем тяжелой артиллерии, отбивая все атаки германцев, располагавших всеми выгодами местности. Некоторые части несли большие потери, в одном полку вследствие тяжелых ран в бою сменилось три командира, но кавказцы не отдали ни одной пяди земли на левом берегу Вислы, драгоценной для развертывания других войск. В самые тяжелые минуты они находили силы для перехода в атаку и наступая переживали кризис боя. Действовавшие вместе с кавказцами полки из центра России соперничали с ними в совершении геройских подвигов.

Руководство сражением к югу от Перемышля, которое длится уже 10 дней, находится в испытанных руках генерала Брусилова.

Потери австрийцев, смешавших здесь полки всех своих корпусов, огромны.

Не только австрийские, но и германские пленные имеют теперь крайне изнуренный вид и у каждого все мысли направлены к тому, скоро ли будет заключен мир.

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 15 (02) октября 1914 года

Первая мировая война. 16 (03) октября 1914 года

Первая мировая война. 17 (04) октября 1914 года

Первая мировая война. 18 (05) октября 1914 года

Первая мировая война. 19 (06) октября 1914 года

Первая мировая война. 20 (07) октября 1914 года

Первая мировая война. 21 (08) октября 1914 года

Первая мировая война. 22 (09) октября 1914 года

Первая мировая война. 23 (10) октября 1914 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

..............

Первая мировая война. Крепости. Германия

..............

Первая мировая война. Оружие.

.........

 

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 587 | Добавил: nik191 | Теги: 1914, октябрь, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz