nik191 Четверг, 16.09.2021, 20:51
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [945]
Как это было [663]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [234]
Разное [21]
Политика и политики [243]
Старые фото [38]
Разные старости [71]
Мода [316]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [564]
Гражданская война [1145]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [258]
Восстание боксеров в Китае [82]
Франко-прусская война [119]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Февраль » 21 » Первая мировая война. 21 (08) февраля 1916 года
07:13
Первая мировая война. 21 (08) февраля 1916 года

 

 

21 (08) февраля 1916 года

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

8-го февраля 1916 года.

Западный фронт

Под Двинском, у Шлосберга, наша артиллерия обстреляла значительное скопление немцев, производивших усиленные работы; немцы бежали.

У Иллукста нами были взорваны 5 горнов под 5-ю немецкими блокгаузами и образовавшиеся воронки заняты; из - за двух крайних воронок велась оживленная борьба; в конце концов и эти воронки остались за нами.

6-го февраля около 11 часов вечера нашими летчиками сброшено над станцией и городом Бучач несколько десятков бомб. После падения одной из пудовых бомб, было замечено большое красноватое пламя и сильный дым.

Нашим воздушным кораблем «Нюрой» сброшено на станцию Монастержиско 10 двухпудовых, 5 пятипудовых бомб и ящик стрел.

На Днестре, в районе Усечко, нашим огнем прекращены попытки частей противника приблизиться к нашим окопам.

Черное море

Наши миноносцы уничтожили у берегов Анатолии 13 парусных судов.

Кавказский фронт

В Приморском районе наши части выбили турок из района реки Вице-Су и отбросили их за реку Беюк-Дере.

При преследовании противника в Эрзерумском районе нами вновь захвачено в плен несколько сот аскеров. Наша сотня казаков, настигнув в горах турецкую колонну, состоявшую из пехоты с артиллерией, лихо атаковала се, рассеяла пехоту и захватила 3 полевых батареи и много зарядных ящиков.

В Хнысском районе наша конница в конном строю атаковала значительные силы турецкой пехоты и находившийся при ней полк сувари (регулярная конница), турки оставили на месте много убитых, а кроме того нами захвачены пленные.

 

Западный фронт

8-го февраля.

Значительных боевых столкновении не было.

Кавказский фронт

СЕВАСТОПОЛЬ, 6-го февраля. Наши суда снова обстреливали берега и фронт неприятеля, спешно покидающего позиции Приморского района; они оказывают существенную поддержку русской армии, продолжающей преследовать турок.
8-го февраля.
Преследование остатков разбитой и деморализованной турецкой армии безустанно продолжалось.

 

Франко - англо - бельгийский фронт

ГАВР, 5-го (18-го) февраля. Бельгийское сообщение:

«В районе Стеенстрате происходил бой с применением ручных гранат, причем артиллерия проявила там сегодня большую активность. На остальном протяжении фронта день прошел спокойно».

ЛОНДОН, 5-го (18 го) февраля. Главная квартира британской армии сообщает:

«Неприятель взорвал две мины, одну—около траншеи № 8, другую—к югу от Лооса и пытался занять образовавшиеся воронки, однако, был отогнан нашим огнем. Мы укрепились около отверстия воронки. Сегодня наша артиллерия бомбардировала неприятельские траншеи, расположенные около Гогэнцоллернского редута и к востоку от Армантьера».

ЛОНДОН, 6-го (19 го) февраля. Сообщение британской главной квартиры:

«Наша артиллерия бомбардировала неприятельскую позицию к северу от канала Ипр-Комин. На Ипрском фронте оживленная артиллерийская перестрелка».

ПАРИЖ, 5-го (18-го) февраля. Официальное сообщение от 5-го февраля, 11 час. вечера:

«В Артуа, к северо-западу от высоты «140» мы взорвали мину под германской траншеей, которая сильно повреждена взрывом. Вследствие взрыва другой нашей мины, между двумя траншеями образовалась огромная воронка, южную губу которой мы заняли. Попытка германцев выбить нас оттуда была тотчас же остановлена нашим огнем. В районе к югу от Фриз наша артиллерия, вместе с английской открыла заграждающий огонь, благодаря которому мы воспрепятствовали подготовлявшейся неприятельской атаке. К северу от реки Эн мы подвергли в районе Колера разрушительному обстрелу выступ неприятельской линии обороны, причем огонь дал хорошие результаты. В Верхнем Эльзасе неприятель, после интенсивной артиллерийской подготовки, произвел атаку против наших позиций к северу от Ларгитцена, причем ему удалось на короткий срок овладеть одной из наших траншей, откуда он тотчас же был выбить контратакой».

ПАРИЖ, 6-го (19-го) февраля. Официальное сообщение от 6-го февраля. 3 часа дня:

«В Артуа германцы пытались к концу дня, к северу от Бланжи, произвести небольшую атаку, которая легко была отражена».

СТОКГОЛЬМ, 5-го (18-го) февраля. Вчера вечером над Мальмэ был замечен иностранный дирижабль. Сначала был слышен шум моторов в направления с юго-запада на северо-запад. Затем действие моторов внезапно прекратилось; когда оно снова возобновились, то оказалось настолько сильным, что получились основания предполагать полет германского цеппелина над городом.

Итальянский фронт

РИМ, 5-го (18-го) февраля. Официальное сообщение итальянской главной квартиры от 4-го февраля:

«В зоне бассейна Плеццо сильный неприятельский отряд 27 ландверного полка, пытавшийся захватить один из наших выдвинутых вперед постов, подвергся атаке и был отражен. Офицер, командовавший отрядом, и несколько солдат были при этом взяты в плен. Смелые действия наших патрулей в секторе Саботино и на Карсо дали нам возможность захватить множество брошенных неприятелем ружей.

На фронте Ославия вчера вечером сильный огонь неприятеля был прекращен нашей артиллерией. Неприятельские батареи в окрестностях Горицы и Савоньи были приведены к молчанию после ожесточенного боя с нашими батареями. Один из наших летчиков бросал бомбы над Набрезиной».

РИМ, 6-го (19-го) февраля. Сообщение главной квартиры от 5-го февраля:

«Неприятельская артиллерия обстреливала населенные места: Кросано в долине Лагарина, а также Ронченьо и Борго в долине Сугана несколько пострадали от этого обстрела. Наша артиллерия рассеяла неприятельские отряды на дороге из Лузерна и группы рабочих в зоне Астико. Происходили пехотные столкновения в долине Сугана. Наша пехота отразила неприятельскую и захватила пленных. На среднем Изонцо, близ Канале, одна из наших батарей обстреляла барки, которые неприятель пытался незаметно собрать в этом месте. На Карсо к востоку от Вермельяне, один из наших отрядов ворвался в неприятельскую траншею и причинил потери войскам, ее занимавшим».

Сербский фронт

СОЛУНЬ, 5 го (18-го) февраля. Вчера 16 французских летчиков совершили полет над вокзалом Струмицы, куда прибыли значительные германские подкрепления, и сбросили 165 бомб. Согласно донесениям и фотографическим снимкам, полученным генеральным штабом, взрывы бомб произвели панику и вызвали сильные пожары. На возвратном пути французские аэропланы подверглись нападению со стороны флотилии германских альбатросов, однако, французские летчики быстро поднявшись на высоту 3.000 метров, ушли от врага. Французская эскадра вернулась невредимой обратно.

СОЛУНЬ, 5-го (18-го) февраля. Еще пять болгарских дезертиров, сдавшихся французским властям в районе Дойрана доставлены в Солунь. Они передают о затруднениях, испытываемых в деле снабжения войск припасами и о недостатке хлеба, деморализующем войска. В Дойране находится в настоящее время болгарская дивизия и германский эскадрон.

Война на море

ЛОНДОН, 5-го (18-го) февраля. Агентство Рейтера сообщает:

«В германской печати продолжают появляться неправильные сообщения, передаваемые из Германии по телеграфу в нейтральные страны. В этих сообщениях указывается, будто два военных судна и два тралера были потоплены в ночь на 28-го января на высоте Доггербанка. В виду этого, адмиралтейство вновь напоминает о своем сообщении, в котором уже указывалось, что 4 тралера, занятые вылавливанием мин, подверглись нападению. Один из них, по-видимому, был потоплен неприятелем, трем же остальным удалось вернуться в порт невредимыми».

СТОКГОЛЬМ, 5-го (18-го) февраля. Германцы начинают устанавливать мины, затрудняющие плавание у южного побережья Швеции, в незначительном расстоянии от 3-мильной прибрежной зоны. Из вполне достоверного источника сообщают, что шведское правительство протестовало перед германским, против непризнания Германией установленной Швецией 4-мильной водной полосы.

Война в колониях

ЛОНДОН, 5-го (18-го) февраля. Военному министерству сообщают из Камеруна:

«Активные военные операции по существу закончены в виду оккупации всего Камеруна, за исключением изолированной позиции у Морахилля. Французские колонны занимают границу к востоку от Нгоа. Колонна, идущая от Кампо, находится всего лишь в расстоянии немногих миль от морского побережья. Германский комендант Циммерман бежал на испанскую территорию».

ЛОНДОН, 6-го (19-го) февраля. Бюро печати сообщает:

«Генерал-губернатор острова Фернандо-По обратился к губернатору Добеллю, командующему войсками в Камеруне, с просьбой о разрешении бывшему губернатору Камеруна Эбер-майору послать в Берлин телеграмму с сообщением, что вследствие недостатка в снарядах, он был принужден со всеми своими войсками и штабом перейти на испанскую территорию. Испания предлагает перевести германские войска на Фернандо-По. Происходят переговоры о способах интернирования».

Морской обзор

Усиление подводной войны

За последнее время, как германские общественные круги, до прусского ландтага и самого канцлера Бетман-Гольвега включительно, так и германская печать, усиленно раздувают, во первых, значение своей ноты, посланной нейтральным державам по поводу вооружения союзниками торговых судов для самообороны, о которой говорилось в № 30 «Русск. Инв.», а, во вторых, свое намерение «усилить и сделать более беспощадной подводную войну».

Подобные выступления, происходящие пока только на бумаге, несомненно служат ответом на выступления английских общественных кругов и печати в пользу усиления блокады Германии и имеют целью подействовать на нейтральные державы, преимущественно Северо-Американские Соединенные Штаты, чтобы они, во-первых, настаивали на разоружении английских судов, а, во-вторых, для того, чтобы создать трения между правительствами этих держав и Англией. Так как немыслимо привести все то, что пишется но этому поводу в германских газетах, а также и в некоторых американских, в которых помещают свои статьи такие защитники германских морских интересов, как известный корреспондент фон-Виганд, то следует только ограничиться указанием, что германская печать единогласно доказывает невозможность для Германии отказаться от «такого ценного оружия, как подводная война», считает, что она «долго ограничивала подводную войну» и утверждает, что

«вооруженные торговые суда действуют в качестве вспомогательных крейсеров и не только защищаются, но и нападают на подводные лодки и поэтому с ними необходимо поступать, как с пиратами».

Наконец фон-Виганд с апломбом говорит, что

«германский морской генеральный штаб скоро покажет на деле полнейшую неосновательность заявлений английской печати, будто Германия потеряла весь свой подводный флот».

Понятно, что подобные фразы, которыми обильно уснащены статьи газет, как официозных, вроде «Lokal-Anzeiger», так и консервативных и даже либеральных, могут подействовать и быть убедительными только для людей, совершенно не интересовавшихся деятельностью германских подводных лодок, когда достаточно выяснилось, что подводные лодки безусловно представляют для Германии ценное оружие, так как только они одни ведут борьбу на море с неприятелем, причем всю свою энергию обращают против торговых судов и ни в чем неповинных пассажиров, но зато отлично известно, что сделать более беспощадной подводную войну нельзя, так как человеческий ум не в состоянии придумать еще более жестокое дело, чем потопление «Лузитании», «Анконы» и т. д., а также известно, что если вооруженныя торговые суда союзников и топят германо-австрийские подводные лодки, то им не остается никакого другого выхода, так как немцы доказали, что они топят все суда без разбора и осмотра и было бы большой наивностью подставлять свой борт под удар неприятельской мины, раз есть малейшая возможность прибегнуть к самообороне и потопить того, кто не признает законов честной борьбы.

Поэтому вполне естественно, что вся шумиха, поднятая в германской печати по этому поводу, мало действует на англичан, что и видно из их печати, в которой, между прочим, говорится, что «практических результатов угроза немцев топить все английский торговые суда» не будет иметь никаких, так как они и так топили эти суда, лишь завидя их, и не давая себе труда взойти на судно да его осмотра и, «объявляя о наступлении новой фазы борьбы они в действительности не смогут поступать хуже, чем они поступали раньше».

Что же касается выступления Соед. Штатов, которые предложили Англии разоружить свои торговые суда с тем, что они добьются обязательства Германии не топить суда без осмотра и предоставления возможности их пассажирам и экипажу спастись, то известно, что Англия и ее союзники ответили на это отказом и хотя мотивы отказа не оглашены, но можно догадаться, в чем они заключаются, и это также видно из мнения, существующего в английских и большинстве американских общественных кругов, по которому:    

«одно легкое артиллерийское орудие сможет лучше защитить любой торговый пароход, чем сотни торжественных обещаний Германии прекратить пиратские нападения своих подводных лодок» и «что отказ держав согласия от вооружения этих судов является очень рискованным, так как в этом случае все моря могут очутиться во власти германских подводных лодок, которые могли бы вести жестокую подводную войну совершенно безнаказанно».

Наконец, в некоторых шведских газетах находятся замечание, что «угрозы Германии являются выстрелом в пустое пространство, или «блефом», рассчитанным на то, чтобы запугать нейтральные страны». В таком виде представляется новая германская, пока «бумажная», кампания, предпринятая против морской торговли союзников, которая, как это видно, их не испугала также, как не испугает и «усиление подводной войны», если оно произойдет на самом деле, т. к. союзники имели достаточно времени, чтобы изучить приемы своего подводного противника и выработать ряд мер, благодаря применению которых германские подводный флот постепенно превращается из флота, суда которого спускаются под воду для боя, во флот, который остался под водой на вечные времена.


Новые германские минные заграждения

Германское правительство продолжает распоряжаться в территориальных, или в находящихся в общем пользовании водах, как у своих берегов, и вчера из Стокгольма было сообщено, что оно довело до сведения шведского правительства, что в ближайшем будущем будут поставлены мины заграждения и другие орудия борьбы с неприятельскими судами в южной части Зунда, вне пределов шведских территориальных вод.

Затем было указано то пространство, где будут поставлены эти заграждения, и перенеся указанные в телеграмме цифры на карту видно, что немцы предполагают заградить южный выход из Зунда приблизительно на параллели мыса Фальстербо—с одной стороны, и Кеге-бухты—с другой.

Таким образом, к заграждению, поставленному немцами к югу от острова Сальтхольм в середине августа прошлого года, прибавилось еще новое препятствие для судоходства, которое делает совершенно невозможным плавание в Зунде без контроля германских военных судов, которые будут охранять эти заграждения и проводить через них те суда, какие немцы найдут возможным пропустить через этот пролив.

Кроме того заявление германскаго правительства, что эти заграждения будут поставлены вне шведских территориальных вод отнюдь не может рассматриваться, как уступка Швеции, так как считая территориальные воды в расстоянии не более 3-х морских миль от берега, видно, что в этом районе настолько мелко, что даже суда средних размеров должны выходить из них и значит подпадать под контроль германских судов, находящихся около этих заграждений. Поэтому нет никакого сомнения в том, что пролив Зунд попадает окончательно во власть немцев, и интересно будет проследить, как на это новое нарушение международного права будут реагировать Дания и Швеция.

В заключение следует привести справку, что на второй Гаагской мирной конференции в 1907 году между другими конвенциями была принята VIII «о постановке минных заграждений», которую Россия не подписала, оставив за собой свободу в применении этого рода оружия, как это будет вызвано обстановкой войны, а Германия подписала и приняла то обязательство, согласно которому воспрещается ставить мины для стеснения торгового мореплавания и как раз во время этой войны Германия ставя мины везде, где только ее военным судам это заблагорассудится, доказывает, чего стоит ее подпись под различными международными соглашениями и дает право как своим противникам, так нейтральным державам не признавать всех заявлений и обязательств ее дипломатов, каких бы случаев этой войны они бы не касались.

В. Э.

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 17 (04) февраля 1916 года

Первая мировая война. 18 (05) февраля 1916 года

Первая мировая война. 19 (06) февраля 1916 года

Первая мировая война. 20 (07) февраля 1916 года

Первая мировая война. 21 (08) февраля 1916 года

Первая мировая война. 22 (09) февраля 1916 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 654 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г, февраль, Газеты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz