nik191 Среда, 22.05.2019, 00:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [115]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [749]
Украинизация [405]
Гражданская война [432]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [127]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2015 » Ноябрь » 6 » Первая мировая война. 06 ноября (24 октября) 1915 года
07:16
Первая мировая война. 06 ноября (24 октября) 1915 года

 

 

 

06 ноября (24) октября 1915 года

 

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

Западный фронт

В шлокском районе, у Рагацев, отбито наступление немцев, начавших, было, окапываться западнее этой деревни.

Южнее озера Бабит наши части продвинулись к юго-востоку и югу от Ушани. Противник оказывает здесь упорное сопротивление.

Около Глаудана, на Двине, ниже Двинска, немцы пробовали переправиться через Двину, но потерпели неудачу.

В двинском районе мы продвинулись вперед к юго-западной окраине Иллукста. У деревни Платоновка (южнее озера Свентен) немцы несколько раз переходили в неудачные контратаки, в результате которых мы захватили в плен 5 офицеров, 531 нижних чинов и захватили 4 пулемета. Потери германцев на этом участке громадны. Мы продолжаем успешно продвигаться вперед.

В районе деревни Подгат и западнее Чартрийска противнику удалось продвинуться в глубь леса, где он и начал распространяться. Положение было очень тяжелым, но усилиями всех чинов наших частей оно было восстановлено. Весь район боя завален трупами противника. В плен взято 8 офицеров, около 400 нижних чинов германцев и австрийцев и захвачено 2 пулемета. Немцы отвечали небывалым ураганным огнем, затем повели новую атаку. Отброшенные, они снова возобновили ураганный огонь и ударили севернее Комарова, но и этот удар быт отбит нами с большими потерями со стороны противника.

На станции Клевань, северо-западнее Ровны противником сброшены 2 бомбы.

Предпринятая немцами атака юго-западнее Волицы (севернее Н. Олексинца) нами отбита. Противник предпринял контратаку. Бой продолжается.

Контратака противника у деревни Семиновце ему не удалась. Мы отбросили его в прежние окопы. К вечеру 21 октября бой затих.


Кавказский фронт

В прибрежном районе Черного моря, а также в районе Тортумского озера, у селения Ишхана, и на южном берегу Ванского озера, у селения (?) Урмийского озера, у селения Вашакена, наши передовые части при содействии теплохода сбили курдов, укрепившихся на прибрежной возвышенности.


Северный фронт

24-го октября.

На рижском фронте нашими войсками было произведено удачное нападение на германцев у д. Олай, на юго-запад от Риги. Противник вынужден был временно оставить этот пункт.

Кладбище у д. Лаур, на левом берегу Двины, близ Икскюля, было взято нами.

Южнее Пильверс, в том же районе, на броде через Двину германцы были рассеяны.

Западный фронт

24-го октября.

На западном берегу озера Свентен при взятии второй линии германских окопов нами захвачено в плен более 800 нижних чинов, 2 пулемета и прожектор. После этого германцы произвели четыре контратаки, но успеха не имели.

Юго-западный фронт

24-го октября.

На левом берегу р. Стыри противник атаковал нас в районе д. Медвежье, но атака была отбита.

Западнее д. Костюхновки, взятой нами 22-го октября, бои продолжались.

Кавказский фронт

24-го октября.

В приморском районе, а также к юго-востоку от Тортумского озера, на фронте от реки Севри-Чая до горы Гей-Дага,— стычки передовых частей.

В урмийском районе, к северо-западу от Гяверской долины, столкновения с курдами.

 

 

Дневник военных действий

К. Шумского

 

Пинские болота и сербский фронт

Когда австро-германцы и болгары перешли в наступление против сербов, на нашем фронте все серьезные операции противника закончились. Это, естественно, объясняется тем, что задаваться крупными стратегическими целями и вести соответственно этому большое стратегическое наступление можно только на одном фронте, а никак не на нескольких.

Этот небезызвестный стратегический закон особенно ярко наблюдается во всех войнах великого Наполеона. Наполеону почти никогда не приходилось вести войну с одним противником, и он всегда вел войны с коалициями, т.-е. с несколькими противниками. Во всех этих войнах Наполеон неизменно оборонялся на всех театрах и наступал только на одном театре, против одного только противника, которого он считал важнейшим. Только добившись победы над этим важнейшим противником и принудив его к покорности, великий император-полководец обращался против других противников. Однако последнее не оказывалось, в большинстве случаев, необходимым, так как поражение важнейшего члена коалиции всегда означало и поражение всей коалиции.

Несомненно, что в настоящий момент австро-немцы считают главнейшим противником нас, почему и направляют против нас все свои усилия. Если они сейчас занялись сербским фронтом, то это, как мы указывали в предыдущей статье, есть признак того, что немцы признали свои силы недостаточными для решения задачи войны на нашем фронте, почему и решили „почерпнуть" на Балканском полуострове „добавочные средства" борьбы, т.-е. новые войска, новые источники сырых продуктов и проч.

Несомненно, что наш противник давно уже имел в виду соединиться через Сербию с Болгарией и Турцией, дабы собрать все силы австро-немецко-болгарско-турецкой коалиции в одну массу, каковую и бросить на тот фронт, который противник признает важнейшим. Однако стратегические условия борьбы на нашем театре в течение всего первого года войны исключали для противника возможность направить какие-либо имеющиеся резервы на сербский фронт, ибо эти резервы было необходимо непрерывно вливать на наш фронт. Собственно говоря, самой характерной особенностью нашего фронта является его непомерная тясячеверстная длина, а такая исключительная длина фронта всегда требовала значительного числа войск, дабы непрерывно поддерживать прочность положения на фронте.

 

 

В конце августа наш фронт сократился, точнее сказать, сократился в том отношении, что стал требовать меньше войск, ибо на нем стало меньше открытых участков, и появилось больше болотистых неприступных районов. Это положение было связано с тем, что линия фронта противника подошла, с одной стороны, к Западной Двине, а с другой стороны—к Пинским болотам.

Вследствие этого противнику для нашего фронта потребовалось уже несколько меньше войск, ибо такой участок фронта, например, как Пинские болота, весьма трудно доступный, противник решил наблюдать преимущественно одной конницей. Затем и Западная Двина, как некая преграда, также позволила противнику несколько разредить здесь войска.

Наконец район озер у Двинска и у Свенцян, где приходилось противнику оборонять и перешейки между озерами, также дал ему возможность сэкономить войска.

При таких условиях для противника получилась некая экономия войск, образовавшаяся вследствие того, что линия противника дошла до Пинских болот, вследствие чего на фронте образовалось меньше открытых участков, главным образом требовавших для своей защиты значительного числа войск. Эти общие условия позволили противнику перейти к обороне на нашем фронте и предназначить некоторое количество войск для сербской операции.

Из этого можно видеть, что достижение противником линии Пинских болот находится в неразрывной стратегической связи с наступлением Макензена на сербском фронте, ибо, если бы на фронте противника не было такого трудно доступного участка, который можно оборонять небольшим количеством войск, то противник едва ли оказался бы в силах создать две специальные армии для сербского театра.

Однако надежда противника на то, что его положение на нашем фронте будет вполне устойчивым, пока будет происходить сербская операция, далеко не оправдалась в той мере, как это предполагал противник. Как только внимание и усилия противника сосредоточились на сербском фронте, на нашем фронте обозначились отдельные наступательные операции наших войск в различных участках фронта, преимущественно в Восточной Галиции и в Волыни. Вслед за тем наступательные операции,—правда, пока лишь частного характера,-стали обнаруживаться с нашей стороны и в районе Пинских болот. Наконец, через несколько дней, наступление наше обнаружилось еще серьезнее в атаках, веденных в направлении станции Барановичи.

Таким образом в то время, когда противник предполагал, что наши войска якобы ослабели после пятимесячной операции, ему пришлось воочию убедиться, что наша армия по-прежнему сохранила свою наступательную энергию и нисколько не задета тем исступленным стратегическим наступлением, которое вел противник. Более чем на трех четвертях фронта, а именно, от Румынии до Барановичского железнодорожного узла, мы обнаруживали значительную активность, при чем удары наших войск были всегда удачны, заставляя противника терять тысячи пленных,—например, в один день число пленных австро-немцев превысило 11 тысяч солдат и 200 офицеров.

Это обстоятельство, по-видимому, встревожило противника, и германский генеральный штаб сначала пытался повести энергичную операцию против Двинска. чтобы, если не овладеть им, то, по крайней мере, привлечь сюда наше внимание и силы и этим ослабить наши удары в Галиции, Волыни, в районе Пинских болот и у Барановичей.

Так как операция у Двинска, которую там противник вел уже свыше 1 1/2  месяца, оказалась совершенно безрезультатной, при чем были отбиты как все атаки у Двинска, так и вместе с тем продолжались наши удары на юге, то противник попытался повести наступление против Риги, в надежде, что угроза этому важному центру Прибалтийского края заставит перенести центр тяжести наших усилий к Риге, что должно было облегчить положение австро-немцев в Пинских болотах и на юго-западном фронте.

В силу всего этого, на нашем фронте, после пятимесячного наступления германцев, создалось совершенно иное положение, характеризовавшееся тем, что австро-германцы уже неспособны были наступать, а мы, при условии общей стратегической обороны, перешли сами к отдельным тактическим наступлениям в различных пунктах фронта.

Если к этому добавить, что перед этим был ликвидирован свенцянский прорыв противника, угрожавший нашим коммуникационным путям, - Бологое-Седлецкой и Московско-Брестской дорогам, — то следует признать, что наше общее стратегическое положение на фронте стало, в общем, значительно более благоприятным. Немцы даже оказались не в состоянии овладеть весьма важной для них железнодорожной линией Вильна—Лида—Барановичи—Лунинец -Сарны—Ровно, которая должна была связать их фронт и давать возможность перебрасывать войска вдоль фронта, чтобы сосредоточивать усилия там, где понадобится. Этой важной связующей магистрали немцы занять не могли, несмотря на все их усилия, и в их руках оказалась лишь северная часть этой магистрали—Вильна - Лида -Барановичи, а южная часть магистрали—Лунинец—Сарны—Ровно оставалась в наших руках.

Поэтому противник на южной части фронта, т.-е. в районе от Пинских болот до Румынии,  оказался слабее, чем на северной части фронта: на этой части фронта у него была параллельная фронту железнодорожная магистраль, а на южной половине фронта такая параллельная фронту магистраль была у нас. Последнее и было одной из причин, почему противнику крайне трудно было парировать наши удары на юге, ибо каждый такой удар противник мог лишь отбивать теми войсками, которые были в данном месте, а из соседних участков ничего притянуть не мог, за отсутствием связующей железной дороги.

Все эти обстоятельства все время вынуждали противника крайне торопиться с окончанием сербской операции. Последняя между тем протекала весьма медленно, так как сербы оказывали упорное сопротивление на обоих фронтах: и на северном— австро-германском фронте и на восточном болгарском. Макензен, переправившийся через Дунай, в течение 1 1/3 недель не мог продвинуться далее, чем на 15 верст: болгары же, перешедшие сербскую границу и наступавшие двумя армиями на Ниш, были прижаты сербскими ударами к самой границе.

 

 

Эта оборонительная тактика сербов показывала, что сербы, по-видимому, ожидают начала наступления союзного десанта, дабы действовать совместно и наносить удары одновременно с союзниками, а не разрозненно. При таком способе действий сербам нужно было довольно значительное время, так как высадка союзного десанта, как и вообще всякая высадка, представляет собою довольно длительную операцию. Если вспомнить, англичане высаживали 150 тысяч своих войск в начале войны во Франции и в Бельгии в течение трех недель, при чем высадка одновременно происходила в трех портах. Если принять во внимание, что союзный десант высаживался только в одном порту, то, очевидно, высадка 150 тысяч человек требовала, по крайней мере, около месяца времени, если не больше.

В течение этого промежутка времени сербам надлежало задержать противника на обоих фронтах настолько, чтобы противнику не удалось сжать сербские армии с двух сторон. При этом болгар приходилось сдерживать на очень коротком пути, так как от болгарской границы до Ниша только 40—50 верст. Макензена сербы могли удерживать на протяжении 100-верстнаго пути, так как от Дуная до района Крагусваца и Ниша, примерно, такое же расстояние. Зато болгар на их коротком 40-верстном операционном направлении нужно было задержать на гористой местности, в то время, как Макензен двигался на 100-верстном пути по, сравнительно, широкой долине Моравы.

Всего, в общем, двинулось, по-видимому, около 200 тысяч болгар к Нишу с востока и около 200 тысяч австро-немцев к Нишу с севера. Сербская армия, насчитывающая, примерно, 850 тысяч человек, по-видимому, в районе Ниша и Крагуеваца насчитывала не более 800 тысяч, так как часть сербских сил оборонялась также в Старой Сербии и в Македонии.

Таким образом к середине октября создалось выжидательно-напряженное положение, с одной стороны, на сербском фронте, где противник продвигался крайне медленно, а с другой стороны, на нашем фронте, где отдельные наступления наших войск в различных участках юго-западного фронта, а также и в центре, у Барановичей, могли быть, при известных условиях, началом более широкой и крупной операции, весьма нежелательной для противника.

 

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 02 ноября (20 октября) 1915 года

Первая мировая война. 03 ноября (21 октября) 1915 года

Первая мировая война. 04 ноября (22 октября) 1915 года

Первая мировая война. 05 ноября (23 октября) 1915 года

Первая мировая война. 06 ноября (24 октября) 1915 года

Первая мировая война. 07 ноября (25 октября) 1915 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 570 | Добавил: nik191 | Теги: октябрь, война, 1915 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz