nik191 Пятница, 19.07.2019, 12:56
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [444]
Как это было [477]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [87]
Разное [19]
Политика и политики [123]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1571]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [757]
Украинизация [447]
Гражданская война [509]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [133]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2019 » Июнь » 11 » Наша Балтика
05:15
Наша Балтика

 

 

 

 

Наша Балтика

 

Весенние и летние месяцы 1919 года были ознаменованы первым походом Антанты против Советской республики. Предполагалось, что одновременный комбинированный удар иностранных флотов, экспедиционных частей и белых армий Колчака, Юденича, Деникина и др. быстро приведет к гибели молодую социалистическую страну.

На северо-западном участке огромного фронта, сжимавшего кольцом нашу республику, должна была наносить удар белая армия Юденича—Родзянко, поддержанная иностранными морскими силами (до 72 кораблей), а также частями бело-эстонской и бело-финской армий. Целью противника был захват Кронштадта и Петрограда — крупнейшей морской крепости страны и главнейшего индустриального центра. Потеря их нанесла бы нам тяжелую рану.

Подготовка удара шла методически. Противник вел тщательную разведку нашего фронта и тыла. Контрреволюционный «национальный центр» и некоторые иностранные посольства готовили кадры, которые должны были ударить в решающий момент в спину Красного Балтийского флота и 7-й армии, оборонявшей Петроград.

Наступление обозначилось еще в мае. Были жестоко обстреляны прибрежные селения и Шепелевский маяк. В наших водах появились английские и эстонские корабли. Балтийский флот принял удар. Эскадренный миноносец «Азард» отправил на дно новейшую английскую подводную лодку «L-55». Линкор «Петропавловск» огнем противоминной артиллерии отшвырнул атаку двух дивизионов английских эскадренных миноносцев... Но это все были лишь первые пробы.

В штабе 7-й армии, а также в Кронштадте и Петрограде свили себе гнезда военно-заговорщические центры. По ночам в устье Невы приходили английские торпедные катера, которые забирали информацию и возвращались мимо Сестрорецка в свою базу в Териоках. Вскоре фронт 7-й армии был прорван. Пали Ямбург и Псков. Здесь свирепствовал белый террор. В Пскове был расстрелян весь захваченный ими советский и партийный актив. Девять товарищей было повешено на фонарных столбах, для устрашения...

Центральный Комитет нашей партии признал, что Петроградский фронт имеет первостепенное значение. Положение на этом фронте было остро критическим. На фронт Центральный Комитет направил товарища Сталина.

Сталин прибыл. Проницательным взглядом он увидел многие причины неудач. Армия была засорена кулацкими элементами, контрреволюционными офицерами и т. д. В штабах гнездилась измена и саботаж, чему покровительствовали троцкисты. Части, находившиеся на фронте, были утомлены, у них не хватало вооружения. В самом Петрограде почти открыто действовали заговорщики. «Таймс»—крупнейшая английская газета — писала в те дни, что падение Петрограда и гибель Советской республики последует через несколько дней.

Сталин предпринял ряд быстрых, верных и решительных мер. Был поднят на ноги и мобилизован партийный и советский актив. 34.000 бывалых питерцев стали под ружье. Большевистская революция в молниеносные сроки создавала новую армию! На помощь Петрограду двигались пешком, на подводах и в эшелонах люди из Новгорода, Пскова, Твери, Петрозаводска, Олонца... В сердце и на устах у каждого было: «Петрограда врагу не сдавать!»...

Северная наша столица выполняла приказы Сталина отчетливо. Город стал крепостью. Патрули останавливали всякого. Питерцы знали, что надо смотреть «в оба».

Сталин вел неотступно разгром контрреволюционных гнезд, чистку штабов и это дало свои результаты.

Мобилизованные коммунисты и советские работники влили новый дух в части, штабы и военные учреждения. Центральный Комитет партии направлял к северной столице резервы: 7 стрелковых бригад, курсантскую бригаду и другие части. Волна героизма прокатилась по всему Северо-Западному фронту и Балтике.

Ясно определилась попытка врага окружить и взять Петроград. Директивы иностранного командования о взятия Кронштадта и Петрограда соединились с диверсией крупнейшего масштаба:    утром 13 июня восстал форт «Красная горка». Во главе востания стоял бывший поручик царской армии, сын генерала, Неклюдов. Он был связан с «национальным центром» и иностранной разведкой. Он распространял провокационные сведения среди гарнизона, сеял панические слухи о том, будто «Москва взята, а на Питер идут 120 английских кораблей».

Потеря «Красной горки», — а вместе с ней и еще двух фортов — «Серая лошадь» и «Обручев», — могла катастрофически отразиться на положении всего фронта. Форт «Красная горка», построенный перед империалистической войной, являлся нашей сильнейшей опорной точкой. 12-дюймовые орудия форта могли бить через весь залив. Попав в руки мятежников и интервентов, эти орудия могли поражать Балтийский флот в гаванях и на рейде, вызвать взрыв складов и пожары.

Следует сказать, что враги в те дни действовали продуманно, энергично... Еще за два дня до восстания им удалось взорвать в Кронштадте форт «Павел»... Взрыв был слышен даже в Петрограде. Обстановка, в которой пришла весть о мятеже на «Красной горке», была поистине труднейшей.

На место событий, на Приморский участок фронта, прибыл тогда Сталин. Он остановился в Ораниенбауме, преддверии Кронштадта, в маленьком домике с мезонинчиком, где помещался штаб участка. Спасение Питера, спасение Кронштадта и Балтийского флота Сталин взял в свои руки. Форту «Красная горка» был послан ультиматум. Мятежникам было дано 15 минут.

В ответ мятежники открыли огонь по Кронштадту. Снаряды, взметая белые кипящие фонтаны воды, стали рваться в гаванях и на рейде. В Кронштадте нашлись люди, которые попытались сеять неверие и тревогу.

Сталин призвал военных моряков Балтийского флота, весь революционный гарнизон крепости Кронштадта, всех трудящихся в отпору врагом. На кораблях стали готовиться к бою. Спешно формировались матросские отряды, ударную силу которых враги знали.

Сталин предложил план быстрого концентрированного удара по мятежному форту—и с моря, и с суши. Нашлись «военные специалисты», которые говорили о том, что лобовой удар линейных кораблей и крейсеров против могущественного форта немыслим, невозможен.

Операция, однако, начала развертываться последовательно и неумолимо. Линейные корабли «Петропавловск» и «Андрей Первозванный» вышли на рейд и в море и открыли огонь... На форту вспыхнул первый пожар. Один из мятежных фортов — «Обручев» быстро заявил о своей сдаче.

Мятежники, не переставая, били по Кронштадту. В гавани находились заградители «Нарова» и «Волга». На них были сотни мин заграждения. Первое же попадание могло вызвать ужаснейший взрыв, который разрушил бы значительную часть Кронштадта. Военные моряки под огнем вывели суда из гавани в сторону Петергофа.

Балтийский флот продолжал подготовку двойного штурмового удара, разработанного Сталиным. Шло формирование ударных отрядов. Линкоры продолжали громить изменников. Неклюдов увидел, что запугать красное командование и балтийских моряков не удастся. Следовавшие один за другим разрывы снарядов вызвали на форту первые признаки паники. Многие из обманутых Неклюдовым стали разбегаться, уходили в лес.

14 июня артиллерийская дуэль продолжалась. Мятежники били уже не только по Кронштадту и кораблям, но и по Ораниенбауму. Сталин, невзирая на это, продолжал методически вести операцию. Он готовил решающий удар.

Снаряды балтийских линкоров рвались на форту один за другим. Они сбивали вековые сосны, вздымали кучи земли, песка, корневищ. На форту возникли новые пожары: горели казармы и склады.

Наступал второй вечер. Над фортом стоял дым. Высохшие от жары здания горели с яростным треском. В складах рвались патроны и ручные гранаты.

Линейные корабли продолжали обстрел: «Петропавловск» бил залпами через каждые пять минут. «Андрей Первозванный» стрелял на ходу из 12-дюймовых и 8-дюймовых орудий. Ответные залпы мятежников ложились вплотную за кормой и перед носом. Осколки сыпались на палубу. Из башен выносили в бессознательном состоянии командиров и артиллерийскую прислугу. Им на смену немедленно вставали другие...

«Петроград не должен быть сдан врагу!»...

Балтийские военные моряки знали, какие дела и вопросы решаются в этой битве... Нельзя позволить, чтобы наш народ был оттиснут от Балтики.

Огонь кораблей Балтийского флота был удвоен против первого дня. Неклюдов и его свита целый день сидели за броней, в групповом посту, так как снаряды рвались кругом непрерывно. Иностранная эскадра не рисковала показаться: она боялась советских подводных лодок и минных заграждений...

Мятежникам приходилось туго. Тогда, в полдень 14 июня, к ним на поддержку прибыл белофинский Ингерманландский полк. Он расстрелял многих большевиков.

К вечеру 14 июня штурмовые части моряков повели наступление.

15 июня интенсивный обстрел мятежного форта продолжался. Форт отвечал, но попаданий в корабли не было. Несколько снарядов разорвалось в гаванях, а также в городе.

Матросские отряды—1-й и 2-й экспедиционные и сводный отряд Петроградской морской базы ринулись на мятежный форт. На поддержку своих отрядов вышли эскадренные миноносцы и крейсер «Олег». Линкоры по-прежнему методически громили форт, над которым стояла туча дыма и пыли... Люди на линкорах даже ночью, когда стихало, вздрагивали в ритме залпов.

К полудню матросские отряды схватились с мятежниками. Удар матросов был бешеный... Передовые позиции врага были взяты. Офицерье и белофинны бежали на Копорье.

Кольцо вокруг форта сжималось. По Ижорской железной дороге подходил один из питерских бронепоездов. На форту все дымилось, тлело.

К полуночи краснофлотцы ворвались в форт. Неклюдов бежал, уведя с собой остатки арестованных им коммунистов. Мстя за поражение, он уничтожил их.
Мятеж ликвидирован.

Сталинский план точно осуществлен балтийскими моряками. Балтика, в которой твердо стоит Советское государство, была защищена...

Двадцать лет прошло со времени описанных событии. Живет, красуется родной, незыблемый Кронштадт. В этом году минуло ему 235 лет...

В Ораниенбауме, на Пароходной улице, дом № 5, стоит скромный деревянный особняк с мезонином и окнами, обращенными на Финский залив. Здесь, под огнем тяжелых орудий интервентов и мятежников, 20 лет тому назад работал Сталин. У этого домика собрались люди—старые и молодые, рабочие и военные моряки, учителя и пионеры... Думают свои думы...

 

Нашу Балтику никто, никогда не возьмет!

 

Всеволод ВИШНЕВСКИЙ.

 

Красная звезда, № 135, 16 июня 1939 г.

 

 

 

Еще по теме:

Не отдадим Петрограда!

Разгром Юденича летом 1919 года. Часть 1

Разгром Юденича летом 1919 года. Часть 2

Разгром Юденича летом 1919 года. Часть 3

Наша Балтика

 

 

 

Категория: Гражданская война | Просмотров: 33 | Добавил: nik191 | Теги: балтика, 1919 г., гражданская война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz