nik191 Четверг, 13.05.2021, 06:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [919]
Как это было [642]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [231]
Разное [21]
Политика и политики [226]
Старые фото [38]
Разные старости [66]
Мода [315]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [556]
Гражданская война [1129]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [195]
Восстание боксеров в Китае [35]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2021 » Май » 2 » Москва в XIX веке (Исторический очерк). Композиторы и живописцы
05:13
Москва в XIX веке (Исторический очерк). Композиторы и живописцы

Император Николай I Павлович

 

 

 

Москва в XIX столетии

(Продолжение)

 

XX.

 

Композиторы и живописцы

 

Блестящее царствование Императора Александра Благословенного, громкие и непрерывные победы, разнесшие славу русского оружия по всему белому свету, коренные реформы по всем частям государственного управления, новые веяния, занесенные с Запада и столь быстро привившиеся у нас,— естественным образом, не могли не отразиться и на направлении развития русского искусства—музыки и живописи. Как и литература, та и другая, порешив со всеми общепринятыми тогда формами, выступили на самостоятельный, вполне русский путь.

В довольно значительном количестве романсы Титова в свое время пользовались большой известностью и пелись во всех слоях общества, столичного и провинциального. Среди них особенно популярными считались— «Коварный друг», «Талисман», «Прости», «Ветка», «Замолкни сердце, иль разбейся» и некоторые другие. Слов нет, для настоящего времени все они устарели; но все-таки справедливость требует сказать, что главное их достоинство заключается в мелодичности и задушевности.

 

А.А. Алябьев

 

Своими песнями и романсами, в то время весьма любимыми публикой, славился также Александр Александрович Алябьев. Принадлежа к военному сословию, он занимался музыкой, как любитель, по природному влечению к искусству. Испробовав свои силы на музыке к водевилю Хмельницкого «Новая шалость или театральное сражение», имевшей весьма значительный успех, он сочинил также музыку к оперетке Загоскина, «Деревенский философ», от которой перешел к большой опере «Лунная ночь», к несчастью, потерпевшей довольно чувствительную неудачу.

Как и большинство тогдашней молодежи, немало отдававшей времени кутежам и картам, за зеленым столом Алябьев сильно горячился, входил в азарт. Во время одной из таких вспышек он нечаянно убил своего товарища. Сосланный в Тобольск, он и там не прекращал своей композиторской деятельности.

Более всех других произведений Алябьева посчастливилось романсам — «Вечерком румяну зорю», «Вечерний звон», в особенности же «Соловей мой, соловей», достигшему редкой популярности, неоднократно исполнявшемуся такими знаменитыми певицами, как Виардо и Аделина Патти, и увековеченному в переложении гениального Листа.

 

А.Е. Варламов, известный композитор

 

Еще далее Алябьева пошел Александр Егорович Варламов, весьма талантливый и разносторонний композитор. Ученик знаменитого Бортнянского, он готовился сначала к карьере певца; но, вследствие упадка голоса, он занял должность псаломщика, затем капельмейстера при московских театрах и преподавателя пения в разных учебных заведениях.

Композиторство свое Варламов начал также с романсов и песен, из которых многие приобрели чрезвычайную популярность, благодаря искренности, мелодичности, доступности и чисто русскому народному пошибу. Таковы, например,—«Не шей ты мне, матушка, красный сарафан», «Ах, не одна-то в поле дороженька», «Не будите меня, молоду», «Белеет парус одинокий», наконец, знаменитая «Песнь Офелии» в трагедии «Гамлет», производившая среди наших бабушек и дедушек такой огромный фурор.

Варламов пробовал свои силы и на поприще педагогики, выступив с своей «Полной школой пения», которая явилась у нас первым и для своего времени замечательным руководством. Варламов заявил себя также и в качестве композитора духовной музыки, написав несколько различных «Херувимских». Но автор скоро понял, что величественный, требующий строгой выдержки церковный стиль не подходит к характеру его дарования и к его музыкальной технике, не особенно развитой. Он вновь перешел к любимым им формам песни и романса.

 

Алексей Николаевич Верстовский

 

Наибольшей художественной законченности, как русская опера, так и романс, достигают под пером Алексея Николаевича Верстовского, состоявшего при старом московском театре в должности директора музыки. Предшественник гениального Глинки, он также начал с музыки к водевилям, от которой перешел к большим операм. В полном блеске своих дарований Верстовский является в одной из них, именно «Аскольдовой могиле», полной жизни и проникнутой русским характером. Он писал также музыку на баллады Жуковского, на стихи Пушкина, среди которых особенной популярностью пользовалась его «Черная шаль».

 

Алексей Гаврилович Венецианов

 

Что касается до русской живописи, то и она уже в самом начале прошлого века сделала огромные успехи. Истинным творцом нового направления в нашем искусстве, бесспорно, следует считать Алексея Гавриловича Венецианова, в истории русской бытовой живописи занимающего такое же место, какое принадлежит Ломоносову в истории нашей литературы.

Греческий выходец, Венецианов, наш художник посвятил себя искусству не с ранней молодости, сначала прослужив долгое время на гражданской службе. Только чистейшая случайность указала ему на настоящее его призвание и поприще. Однако, в эпоху Отечественной войны, когда все помыслы и чувства русских людей сосредоточивались исключительно на ней, будущий отец русской бытовой живописи выступил на арене политической каррикатуры. Затем, поселившись в своем поместье, беспрестанно сталкиваясь с крестьянами, Венецианов с любовью отдался искусству, изображению сцен преимущественно из народного быта.

Уже сами названия, дававшиеся художником своим картинам—«Акулька с подойником», «Тереха с топором», «Девушка на сенокосе» и проч.,—прямо указывают на портреты живых людей. Венецианов вообще не затруднялся выбором сюжетов для своих картин; он прямо рисовал, что видел. Зато все его произведения отличаются верностью природе, интересом и разнообразием, правильным рисунком и нередко блестящим колоритом, при полном знакомстве с перспективой и светотенью. Среди картин Венецианова в данном направлении заслуживают быть особенно отмеченными — с Причащение умирающей» и «Старая крестьянка с клюкой», составляющия достояние нашего Румянцевского музея.   

 

В.А. Тропинин, известный художник

 

К числу тогдашних же видных портретистов и жанристов принадлежит Василий Андреевич Тропинин, сын крепостного крестьянина, получивший «отпускную» за превосходные картины «Кружевница» и «Нищий старик». Все подобные произведения его отличаются несложностью, но дают целую галлерею живых, удачно схваченных типов. Вместе с тем удивительное воспроизведение грациозных женских головок доставило ему название «русского Греза». В своих портретах он с необыкновенной точностью и верностью передавал все малейшие, едва уловимые особенности лица, сообщал позам — разнообразие и натуральность, колориту — жизненность и теплоту. Самым наглядным доказательством великого мастерства Тропинина в этом направлении служит портрет знаменитого Брюллова, лучший изо всех существующих, кстати сказать, написанный нашим художником всего только в три сеанса.

 

Алексей Егорович Егоров

 

Таким же истинным талантом, всего меньше любившим говорить о себе, был Алексей Егорович Егоров, прозванный самим Императором Александром «знаменитым», за исполнение в 28 дней огромной аллегорической картины, представляющей «благоденствие мира» и заключающей в себе более девяноста фигур в натуральную величину.

Как художник, он был человек глубоко религиозный; почитая себя проповедником слова Божия свыше данными ему средствами, он не начинал ни одной картины иначе, как после молитвы. Слава этого оригинала, в котором уживались всякие крайности, была необыкновенна. Имев счастье состоять преподавателем живописи при Императрице Елисавете Алексеевне, Егоров пользовался известностью во всей России; в Риме, где он изучал искусство, его также знали все, от Кановы до последнего лаццарони.

Произведений Егорова, кистью и карандашом, насчитывается чрезвычайно много; их можно встретить и в храмах, и во дворцах, и у частных лиц. Но еще более того Егоров имел огромное влияние на искусство в России, начав собой новую эпоху исторической живописи.

Приближение к концу первой четверти прошлого столетия наша Первопрестольная столица задумала ознаменовать добрым делом— основанием, 31 октября 1825 года «Строгановского училища технического рисования», среди общеобразовательных художественных учреждении в Москве занимающего далеко не последнее место.

При самом своем возникновении получившее название «Первой рисовальной школы», оно основано по мысли и на собственные средства графа Сергея Григорьевича Строганова, известного покровителя наук и искусств, зиаменитого попечителя московского учебного округа.

Граф С.Г. Строганов, основатель Страгановского училища

 

Первоначально задачей свое оно имело обучение ремесленников и детей бедных родителей элементарным наукам и разным отраслям рисования, относящимся к прикладным искусствам. С Высочайшого одобрения, 2 января 1860 года состоялось утверждение нового устава училища, которое получило название «Строгановского училища технического рисования». Оно вместе с тем еще шире открыло свои двери и женщинам, для которых рисовальные классы существовали и ранее; в наше же время в стенах своих оно учредило самостоятельное женское отделение с полным курсом общеобразовательных наук.

 

Строгановское училище в Москве

 

Справедливость требует признать, что за продолжительный период своего существования эта старейшая из наших художественных школ принесла родине обильные плоды, немало дав нашей промышленности искусных и известных технических рисовальщиков, а учебным заведениям — учителей рисования и чистописания.

Самым блестящим периодом в истории развития училища следует считать 60—80-ые годы прошлого столетия, время директорства В. И. Бутовского. Человек с громадной энергией, с высоким положением в обществе, в совершенстве знакомый с постановкой художественно-промышленного образования в заграничных школах, он успел добиться отпуска необходимых для оборудования училища средств и не щадил затрат на приглашение более видных преподавателей того времени. Огромную услугу оказал тот же Бутовский училищу устройством при нем художественно-промышленного музея, где ученики и производители на многочисленных образцах изящного вполне могут развивать свое художественное чувство и вкус.

Почетные страницы в истории Строгановского училища, несомненно, займет и другой директор его, Ф. Ф. Львов, имя которого в художественном мире пользовалось широкой популярностью еще задолго до занятия им этой должности. Сам прекрасный художник-акварелист, он все свои знания, всю опытность отдал горячо любимому им училищу и, не взирая на свой преклонный возраст, сам служил всегда ярким примером того, как надо относиться к принятым на себя обязанностям.

Высокая милость Государя, уже в наши дни выразившаяся в соизволении именоваться училищу «Императорским», принятие Августейшим московским Генерал - Губернатором звания почетного члена совета училища и покровительство Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елисаветы Феодоровны — все это создает новую эру в жизни нашего художественного учреждения и дает право надеяться, что и впредь на долгие годы оно будет достойно поддерживать традиции былого, славного времени и непрерывно дарить нашему отечеству сведущих, опытных и добросовестных учителей и рисовальщиков.

Так, после францусского погрома, продолжая еще приводить себя в порядок, украшаться новыми зданиями, по-прежнему радоваться, веселиться и благотворить, наша первопрестольная столица незаметно дожила до зимы 1825 года. Все было тихо и спокойно, ничто не предвещало важности грядущих событий; а между тем историческая драма уже начиналась...

Никогда не отличавшуюся крепким здоровьем, Императрицу Елизавету Алексеевну постиг серьезный недуг, в конец расшатавший ее организм. Врачи предписали перемену климата. Надеясь на полное исцеление своей царственной супруги, Император Александр пожелал сопровождать ее в теплые края; но, по воле Провидения, еще не доезжая до них, в Таганроге, он сам внезапно скончался. Эта страшная весть явилась громовым ударом с безоблачных небес. Император находился в самой поре мужества и зрелости; все привыкли считать его крепким, здоровым, способным бесследно переносить всякие телесные труды и душевные тревоги, которых, как известно, так немало выпало на его долю.

Такая весть ужасом поразила всю Россию, заставила всех невольно почувствовать безотчетный страх... Но, покорная неисповедимому Промыслу Божию, горько оплакав Императора Александра благословенного, Москва, как и испокон веков, всеми помыслами и чувствами, с неописанным восторгом приветствовала младшего брата почившего Государя, вступившего на прародительский престол под именем Императора Николая I Павловича.

 

С. Знаменский

 

Московский листок, Иллюстрированное приложение № 50, 1 июля 1901 г.

 

 

 

 

Еще по теме:

Москва в XIX веке (Исторический очерк) Введение

...............................

Москва в XIX веке (Исторический очерк). Писатели, поэты, сказочники и баснописцы

Москва в XIX веке (Исторический очерк). Композиторы и живописцы

Москва в XIX веке (Исторический очерк). Св. миропомазание на царство и коронование Императора Николая Павловича

 

 

 

 

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 26 | Добавил: nik191 | Теги: 19 век, москва | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь
«  Май 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz