nik191 Среда, 20.01.2021, 20:18
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [851]
Как это было [613]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [206]
Разное [19]
Политика и политики [171]
Старые фото [38]
Разные старости [61]
Мода [309]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1574]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [772]
Украинизация [547]
Гражданская война [1047]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [122]
Восстание боксеров в Китае [0]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2020 » Декабрь » 7 » Англо-трансваальская война. Взгляд из Москвы (21 ноября 1899 г.)
05:34
Англо-трансваальская война. Взгляд из Москвы (21 ноября 1899 г.)

Венчание лаврами м-ра Чемберлена

 

 

 

Война Англии с Трансваалем

Телеграммы «Московского Листка»

(От Российского Агентства)

 

 

МОСКВА, 21 ноября

Во время войны, участвующим в ней сторонам дозволяется употреблять хитрости и уловки, скрывающие от противника некоторые сведения, касающиеся стратегического положения, а иной раз считается дозволенным и заведомое введение в заблуждение врага относительно результатов и успехов некоторых военных действий. Такие приемы, если они только не переходят границы правил, допускаемых при честной борьбе, не считаются предосудительными и не ставятся употребляющим их в укор.

К такого рода приемам принадлежит также распространение неточных, преувеличенных, а иной раз и прямо неверных сведений об одержанных победах и претерпенных поражениях.

Преувеличение успехов своего оружия и умаление достигнутых неприятелем преимуществ считается заурядным явлением во время войны. Само собой разумеется, что такое умышленное извращение правды служит только временным средством для сокрытия истинного положении воюющих сторон, которое с дальнейшим ходом кампании несомненно выясняется и устанавливается в надлежащем свете,

так что пользоваться результатами такого обмана возможно лишь в течение очень недолгого времени. Неудобство упорного отрицания истины или маскирование ее какой-либо из борющихся сторон, в конце концов наносит лишь вред ей, так как они подрывают всякое доверие к действительным успехам и победам и внушают беспристрастным наблюдателям превратные представления о военной мощи и силе сопротивления той из борющихся сторон, которая упорно скрывает правду.

Между тем, со времени возникновения англо-трансваальской войны, начальники великобританских войск чересчур злоупотребляют возможностью распространять самые запутанные и противоречивые известия обо всем, что происходит на театре военных действий. Это в данном случае тем предосудительнее, что Англия находится в совершенно исключительном положении относительно всех известий из Южной Африки, передаваемых по телеграфу.

Все кабели и подводные проводы телеграфных линий, соединяющих южную оконечность африканского материка с остальным миром, принадлежат английским компаниям и английскому правительству, которое, пользуясь положением воюющей стороны, присвоили себе право контроля над всеми телеграммами, идущими из Южной Африки к европейским государствам.

Английские начальники телеграфных линий запрещают употреблять в сношениях с южно-африканскими колониями какой-либо условный язык или шифр и, кроме того, подвергают всю телеграфную корреспонденцию строгой и тщательной цензуре, оправдываясь необходимостью ограждать свои войска в Африке от опасного разоблачения их состава и их передвижений. Такое исключительное положение породило крайне неудобные последствия для всех лиц, заинтересованных в получении правильных сведений с места военных действий в Африке.

Вся масса европейских газет лишена возможности получать сведения от собственных корреспондентов и от лиц, состоящих при войсках Трансвааля и Оранжевой республики, если только они желают своевременно доставить эти сведения по телеграфу. Английские телеграфисты, по указаниям английских цензоров, переделывают все эти известия, урезывают их или просто не пропускают, если они только в чем-либо расходятся с известиями, публикуемыми официально от имени английских военачальников, зачастую скрывающих или извращающих истину для своих исключительных целей.

Можно сказать с уверенностью, что помимо огульного несочувствия к образу действий англичан относительно их притязаний к южно-африканским республикам, — значительная доля раздражения и неудовольствия, господствующего ныне в печати и общественном мнении всех стран против Англии, зависит в значительной степени от упорного и постоянного извращения правды относительно всего хода южно-африканской войны, фактов, ее вызвавших, и последствий, ею порождаемых.

Всякий читающий телеграммы из Наталя, Капской колонии, Оранжевой земли и Трансвааля невольно относится с недоверием ко всем тем, которые заключают в себе извещения о победах английских полководцев, и напротив все эти читатели сияют от самого краткого и лаконического известия, подтверждающего новый успех буров. Англичане не могут ни на кого пенять, даже в том случае, если недоверие к их известиям представляется преувеличенным: они систематически приучили публику к неправде в ими же распространяемых телеграммах.

Все сетования и жалобы, раздающиеся теперь в английской печати против несправедливого отношения к Англии всех европейских стран против всеобщих предубеждений относительно ее политических и культурных задач, представляются жалкими и неосновательными. Сами английские министры позволяют себе развивать доводы и указывать на политические цели, преследуемые ими в Южной Африке, которые оправдывают всеобщее внушаемое ими недоверие.

В этом отношении достаточно внимательно прочесть содержание речи, произнесенной 10 ноября в Лейстере английским министром колоний, г. Чемберленом, чтобы убедиться, до какого самохвальства доходят люди, стоящие во главе управления страной, люди, которым вверена судьба Великобританской империи и ее колониальных владений!

Г. Чемберлен забывает, что всякому простому читателю газет достаточно известны причины, вызвавшие войну с Трансваалем, доведшие до отчаяния правителей южно-африканских республик и побудившие их отважиться на неравную борьбу с могущественным неприятелем, рискуя жизнью всех своих граждан ради ограждения государственной независимости родной страны. Но г. Чемберлен, как ни в чем ни бывало, уверяет, что Англия ничего не ищет и ничего не может выиграть непосредственно от войны с Трансваалем.

Если даже завтра над Трансваалем и Оранжевой республикой будет развеваться великобританский флаг, то единственным результатом такого торжества английской силы, по словам г. Чемберлена, будет лишь то, что в подчиненных республиках будут господствовать хорошее управление, правосудие и благоденствие, так как в этом Англия заинтересована наравне со всем цивилизованным миром.

Г. Чемберлен утверждает, что противники английской политики не знают ни Англии, ни основ ее образа действий, если могут говорить о том, будто она затеяла с Трансваалем войну с корыстной целью. Забыв только что произнесенные им громкие фразы, министр колоний королевы Виктории, в дальнейшем ходе своей речи, хвастает уже могуществом Англии, могущей увеличить свою армию в Южной Африке даже до 90,000 человек, и, предвкушая решительную победу над Трансваалем, угрожает последнему полным подчинением его английской короне, не стесняясь никакими прежними договорами, уничтоженными, будто бы, самими бурами, их непокорностью и неподатливостью английским требованиям.

Бросая вызов всему миру и осыпая упреками всю европейскую печать за ее недостаточно почтительное отношение к авторитету Англии, г. Чемберлен хочет навести на всех страх грозным тройственным союзом, заключенным, будто бы, недавно между германской расой и двумя великими отраслями англо-саксов,—союзом, могущим более содействовать сохранению всесветного мира, чем армии, и долженствующим оказать большое влияние в будущем.

Официозная печать не преминет, наравне с французской, указать на отсутствие самообладания в словах английского министра; мы уверены даже, что „бахвальство" г. Чемберлена далеко не проявилось бы с такой силой, если бы настоящий руководитель английской политики, лорд Салисбюри, в настоящее время не был оторван от дел состоянием его здоровья и глубоким трауром по случаю кончины его супруги.

 

Московский листок, № 324, 21 ноября 1899 г.

 

 

 

Еще по теме

 

Англия и Трансвааль (1-15 августа 1899 г.)

.............................

Англо-трансваальская война. Метуэн ранен

Англо-трансваальская война. Взгляд из Москвы (21 ноября 1899 г.)

Англо-трансваальская война. В Англии введены крайне строгие цензурные меры

 

 

 

Категория: Англо-бурская война | Просмотров: 36 | Добавил: nik191 | Теги: Англия, 1899 г., трансвааль, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz