nik191 Четверг, 14.12.2017, 10:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [235]
Как это было [371]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [13]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [27]
Мода [243]
Полезные советы от наших прапрабабушек [230]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1489]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [288]
Революция. 1917 год [476]
Украинизация [74]
Гражданская война [12]
Брестский мир с Германией [12]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Май » 29 » Революция. О преобразовании армии (май 1917 г.)
05:45
Революция. О преобразовании армии (май 1917 г.)

По материалам периодической печати за май 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

Пр. армии и флоту 11 мая 1917 г.

Приказываю ввести в жизнь армии и флота следующие, согласованные с п. 2 декларации Временного Правительства от 7-го марта с. г., Положения об основных правах военнослужащих:

1)    Все военнослужащие пользуются всеми правами граждан. Но при этом каждый военнослужащий обязан строго согласовать свое поведение с требованиями военной службы и воинской дисциплины.

2)    Каждый военнослужащий имеет право быть членом любой политической, национальной, религиозной, экономической или профессиональной организации, общества или союза.

3)    Каждый военнослужащий во внеслужебное время имеет право свободно и открыто высказывать и исповедывать устно, письменно или печатно, свои политические, религиозные, социальные и прочие взгляды.

4)    Все военнослужащие пользуются свободой совести, а потому никто не может быть преследуем за исповедываемое им верование и принуждаем к присутствию при богослужениях и совершении религиозных обрядов какого-либо вероисповедания. Участие в общей молитве не обязательно.

5)    Все военнослужащие в отношении своей переписки подчиняются правилам общим для всех граждан.

6)    Все без исключения печатные издания (периодические и непериодические) должны беспрепятственно передаваться адресатам.

7)    Всем военнослужащим предоставляется право ношения гражданского платья вне службы; но военная форма остается обязательною во всякое время для всех военнослужащих находящихся в действующей армии и в военных округах, расположенных на театре военных действий.

Право разрешать ношение гражданского платья военнослужащим в некоторых крупных городах, находящихся на театре военных действий, предоставляется главнокомандующим армиями и фронтов или командующим флотами. Смешанная форма ни в каком случае не допускается.

8)    Взаимоотношения военнослужащих должны основываться, при строгом соблюдении воинской дисциплины, на чувстве достоинства граждан свободной России и на взаимном доверии, уважении и вежливости.

9)    Особые выражения, употребляющиеся как обязательные для ответов одиночных людей и команд вне строя и в строю, как, например: «так точно» «никак нет», «не могу знать», «рады стараться», «здравия желаем», «покорно благодарю» и т. п. заменяются общеупотребительными: «да», «нет», «не знаю», «постараемся», «здравствуйте» и т. п.

10)    Назначение солдат в денщики отменяется.

Как исключение в действующей армии и флоте, в крепостных районах, в лагерях, на кораблях и на маневрах, а также на окраинах, в тех местностях, в которых нет возможности нанять прислугу (в последнем случае невозможность этого определяется полковым комитетом), — офицерам, военным врачам, военным чиновникам и духовенству разрешается иметь вестового для личных услуг назначаемого по обоюдному соглашению вестового и лица, к которому он назначается, с платой также по соглашению, но не более одного вестового на каждого из помянутых чинов.

Вестовые для ухода за собственными офицерскими лошадьми, положенными но должности, сохраняются как в действующей армии, так и во внутренних округах, и назначаются на тех же основаниях, как и вестовые для личных услуг.

11)    Вестовые для личных услуг не освобождаются от боевой службы.

12)    Обязательное отдание чести как отдельными лицами, так и командами отменяется.
Для всех военнослужащих, взамен обязательного отдания воинской чести, устанавливается добровольное взаимное приветствие.

Примечание.

1) Отдание воинских почестей командами и частями при церемониях, похоронах и т. п. случаях сохраняется;

2) команда «смирно» остается во всех случаях, предусмотренных строевыми уставами.

13) В военных округах, не находящихся на театре военных действий, все военнослужащие в свободное от занятий службы и нарядов время имеют право отлучаться из казармы и с кораблей в гавани, но лишь осведомив об этом соответствующее начальство и получив надлежащее удостоверение личности.

В каждой части должна оставаться дежурная рота или вахта (или соответствующая ей часть) и, кроме того, в каждой роте, сотне, батарее и т. п. должна оставаться еще и ее дежурная часть.

С кораблей, находящихся на рейдах увольняется такая часть команды, какая не лишает корабля возможности, в случаях крайней надобности немедленно сняться с якоря и выйти в море.

14)    Никто из военнослужащих не может быть подвергнут наказанию или взысканию без суда. Но в боевой обстановке начальник имеет право, под своей личной ответственностью принимать все меры, до применения вооруженной силы включительно, против не исполняющих его приказания подчиненных. Эти меры не почитаются дисциплинарными взысканиями.

15)    Все наказания, оскорбительные для чести и достоинства военнослужащего, а также мучительные и явно вредные для здоровья не допускаются.

Примечание. Из наказаний, упомянутых в уставе дисциплинарном, постановка под ружье отменяется.

16)    Применение наказаний, не упомянутых в уставе дисциплинарном, является преступным деянием, и виновные в нем должны предаваться суду. Точно так же должен быть предан суду всякий начальник, ударивший подчиненного в строю или вне строя.

17)    Никто из военнослужащих не может быть подвергнут телесному наказанию, не исключая и отбывающих наказания в военно-тюремных учреждениях.

18)    Право назначения на должности и, в указанных законом случаях, временного отстранения начальников всех степеней от должности принадлежат исключительно начальникам. Точно также они одни имеют право отдавать распоряжения, касающиеся боевой деятельности и боевой подготовки части, ее обучения, специальных ее работ, инспекторской и хозяйственной частей. Право же внутреннего самоуправления, наложения наказаний и контроля, в точно определенных случаях (пр. в. в. 16-го апреля с. г. № 218 и 8-го мая с. г. № 274) принадлежат выборным войсковым организациям, комитетам и судам.


Объявляя настоящие общие положения, предписываю принять их (как и правила, установленные пр. в. в. с. г. № 114) в основание при пересмотре уставов и законоположений определяющих внутренний быт и служебную деятельность военнослужащих, а равно дисциплинарную и уголовную их ответственность.

 


На европейском фронте наших армии продолжалось затишье. Лишь  «Биржевые Ведомости» устами А. Н. Апухтина пытаются успокоить русское общество, взволнованное известиями, поступающими и с фронта и с тыла нашей армии.

Значит, открыто, безбоязненно смотря на явления, опасные для благополучия и боеспособности армии, всячески осуждая их, мы, граждане, можем все-таки отнестись к происходящему в армии с большей долей спокойствия, потому что видим в самой армии силы, решительно ведущие борьбу с тем, что может привести армию к гибели.

Бодрое слово человека, проведшего почти три года на фронте на ответственной строевой должности, конечно, найдет отклик в сердцах русских граждан, но успокоить нас может только одно—известие о переходе в наступление. К сожалению, этих известий до сего времени мы не имеем, а напротив, гл. упр. ген. шт. вынуждено было официально опровергнуть распространившиеся в Петрограде слухи о начавшихся наступательных действиях с нашей стороны.

Однако, мы не можем согласиться с оценкой, данной в той же статье А. Н. Апухтина бывшему военному министру А. И. Гучкову.

Многое можно бы было Гучкову простить, начиная с неудержимого тяготения к рекламе. Вся поездка по фронту сопровождалась загромождением газет отчетами о каждом движении министра, а его речи распространялись, как неслыханное армией откровение.

Не беда, со всем этим можно было бы помириться. Гораздо хуже для армии было от неискренности ее военного министра, который хотел всем угодить, ответить на все течения и политические вожделения, чтобы все аплодировали Александру Ивановичу Гучкову.

Так не удалось А. И. Гучкову осуществить своих, по-видимому добрых намерений и хорошо он сделал, что вовремя ушел, уступив свой пост гражданину, имя которого вызывает подъем духа, вносит уверенность в слои; военному министру предстоит исполнить свой долг перед родиной и армией.

Неисчислима работа, которую новому военному министру предстоит исполнить, начиная с переустройства центрального управления министерства. Именно с этого и надо начать, чтобы разбудить, растолкать заснувших сном вековым, поднять на современную работу, отвечающую властному требованию минуты.
Тогда не останутся бесплодными и те добрые начала, которые уже удалось влить в организм народной армии, несмотря на неискренность и колебания ушедшего министра.

А. И. Гучкова можно упрекнуть в чем угодно, но только не в отсутствии искренности и не в желании угодить всем. Ведь именно отсутствие в нем желания угодить всем и побудило его покинуть пост военного министра и уступить его человеку, более отвечающему требованиям большинства.

Мы думаем, что нижеследующий жалоба члена «Военной Лиги» в «Новом Времени» заслуживает большого внимания.

Учредители думали, что эта идея привлечет всех ей сочувствующих, без различия политических воззрений и социальных платформ. Они верили, что любовь к родине выше партийных симпатий; что цель „Лиги", посильное содействие общественной организации в восстановлении пошатнувшейся мощи армии, единой силы, могущей спасти свободную Россию от грозящего рабства, выше внутренних раздоров и домашней борьбы.

Они сознавали, что в переживаемый момент граждане не могут оставаться безучастными зрителями политической и социальной борьбы; они видели, что все слои армии втянуты в эту борьбу, но они верили, что сознательные люди сумеют объединиться на деловой профессиональной почве, сумеют стать на защиту своей родины, независимо от своих политических убеждений.

Вот почему устав „Лиги" категорически исключает из своей деятельности „политику, как таковую”, не требуя от своих членов партийных лозунгов.

Вот с какими идеями и задачами вступили учредители „Военной Лиги" на общественную арену.
Что же они встретили?

С одной стороны —полное равнодушие; с другой- подозрительное недоброжелательство.
И лишь незначительная часть офицерской массы Петрограда откликнулась на призыв „Лиги", да и то в числе откликнувшихся оказались, к сожалению, и представители той группы офицерства, которая всюду выступает с шаблонной критикой и беспочвенными нападками всем надоевших митинговых напевов.
В результате—офицерская среда работников дала мало.

Доискиваясь причины этого равнодушия к «Лиги», автор заметки справедливо указывает на то, что:

Во-первых, военной массе чужда общественность. Она так воспитана из поколения в поколение. Всякое стремление к общественности в ней преследовалось и неуклонно искоренялось.

Во-вторых, выделившаяся из общей массы группа активного офицерства, преимущественно не „кадрового", а „военного времени", с головой ушла в политиканство. Эта группа захвачена социальными течениями, между партийной борьбой. В этой борьбе они неутомимы.

Понятно, что эта группа на непартийную, да к тому же не показную, работу „Лиги" тоже представителей не дает.

Что же касается митинговых ораторов, этого неизбежного зла всех собраний, ораторов, „выступающих" и „бросающих" модные „лозунги" повсеместно, в расчете на дешевый успех, то эти господа для систематической творческой работы не годятся и, конечно, на такую работу нейдут. „Блистать"—не значит работать.

Вот как пока отозвались представители военной среды на призыв внепартийной профессиональной военной организации, сознавшей необходимость сплотить работников армии, защитников родины, от мала до велика, и поставившей своей целью укрепление мощи наших вооруженных сил на новых началах свободы, для защиты и обороны раскрепощенной России, ее политической и экономической свободы и величия.

Нам кажется, однако, что опускать руки члены «Лиги» не должны, считаясь с тем, что деловая работа требует спокойствия духа, это спокойствие пока совершенно немыслимо.

 

Преобразование армии

В Особом Совещании по преобразованию армии до 6-го мая окончательно рассмотрены и разработаны следующие вопросы, касающиеся службы и быта военнослужащих.

1)    Изменение порядка награждения солдат Георгиевскими крестами и медалями.
2)    Изменение порядка награждения офицеров боевыми наградами.
3)    Награждение командиров полков мундирами за боевые отличия.
4)    Переустройство армии и флота на новых началах путем переработки положений о выборных войсковых комитетах и дисциплинарных судах.
5)    Декларация прав военнослужащих.
6)    Льготное производство в чины офицеров действующей армии.
7)    Положение о чиновниках военного времени (бывших «зауряд военных чиновниках»).
8)    Офицерские суды чести.
9)    Положение о техниках и пиротехниках артиллерийского ведомства.
10)    Положение о школьных фельдшерах в армии.
11)    Увеличение солдатского жалованья.

В отдельных секциях комиссии находятся в периоде разработки следующие вопросы:

1)    Положение о ротных фельдшерах.
2)    Положение о военных чиновниках.
3)    Пенсии военнослужащим.

Из числа рассмотренных совещанием вопросов, не все, однако утверждены бывшим военным министром А. И. Гучковым.

С назначением А. Ф. Керенского опубликование задержанных ранее актов ожидается в ближайшее время.

 

В особом совещании по преобразованию армии

Совещание, состоявшееся 9 мая, под председательством генерал-лейтенанта Пакатова, было посвящено обсуждению выработанных особой секцией общих положений, которые должны лечь в основу изменения существующих правил о порядке осуществления преимуществ строевых офицерских чинов действующей армии.

При обсуждении общих положений, постатейно, совещание признало необходимым остановиться на намеченных мероприятиях, в коих красной нитью проходят различные виды улучшения положения раненых офицеров, кровью своею запечатлевших верность долгу и до сего времени не пользовавшихся льготами за время эвакуации, каковое не засчитывалось в ценз на преимущество.

Затем были одобрены также намеченные секцией поправки в приказах по военному ведомству 1915 г. № 563 и 1916 г. № 363.

Следующее заседание совещания будет посвящено обсуждению поправок в прочих приказах военного ведомства, касающихся преимуществ фронтовых офицеров, после чего будут в спешном порядке проведены намеченные мероприятия в жизнь.

Об окружных комитетах

В особом совещании по преобразованию армии в настоящее время поставлен на очередь вопрос о скорейшей разработке временного положения об окружных комитетах, так как с введением в войсках самоуправления тыловые округа, получив ротные и полковые комитеты, не получили высшего, объединяющего их, органа самоуправления. Положение же об армейских комитетах не подходит к тыловым округам, в виду особенностей организации запасных частей, требующей и особой системы представительства.

«Железная дисциплина»

На западном фронте солдаты одной из частей вышли на инспекторский смотр с красными бантами.

Казалось бы, по теперешним временам красный цвет не может считаться «предосудительным». Конечно, господствующие классы много бы дали за то, чтобы освободиться от ненавистной им революции и красных бантов, которые о существовании революции ежечасно напоминают. Но волей-неволей приходится подчиняться. Не легко ведь было Гучкову сидеть в военном министерстве, над зданием которого развевается красное знамя. Но приходилось, скрепя сердце, мириться с таким «неудобством».

Не все, однако, генералы способны подчиняться революции. Бригадный генерал, принимавший смотр, не стерпел и приказал солдатам снять красные банты, как не «предусмотренные установленной формой воинского обмундирования».

Ретивый генерал был арестован возмущенными солдатами.

Как отнесся к случившемуся главнокомандующий западного фронта генерал Гурко? Признал ли он действия солдат правильными, сместил ли он не в меру усердного контрреволюционера? Принял ли он меры к тому, чтобы и другие генералы не относились столь пренебрежительно к революционным чувствам солдат?

Ничуть не бывало. В приказе по армии Гурко заявил, что солдаты привлекаются к законной ответственности за самоуправные действия. Насчет же генерала в приказе ни слова. Солдатам же дается следующее наставление: во всех подобных случаях следует беспрекословно исполнять требования начальников, а затем докладывать по команде и ходатайствовать об отмене неправильных распоряжений начальства.

Приказ Гурко лишний раз показывает, как своеобразно понимают «железную дисциплину» генералы, сидящие в штабах армий. Как бы бессмысленны, как бы контрреволюционны ни были распоряжения генералов, их надо исполнять, а потом бить челом тем же генералам об отмене их распоряжений. Конечно, никакие силы не заставят солдат следовать подобной дисциплине.

Интересно, как понимает «железную дисциплину» новый военный министр, гражданин Керенский? Ведь его первым приказом, по вступлении в должность, был также приказ о дисциплине.

К.

 

Союз офицеров армии и флота

По инициативе группы офицеров ставки положено начало союзу армии и флота. Во все воинские части, штабы и военные учреждения по этому поводу рассылается воззвание, сущность которого состоит в следующем:

Пала старая организация страны и вместе с тем пошатнулась и старая организация армии. На командный состав и на корпус офицеров выпала задача видоизменить в период военных действий организацию армии в духе начал, выдвинутых революцией, не нарушая однако незыблемых основ военной организации, без чего всякая вооруженная сила превращается в небоеспособную вооруженную толпу, опасную не для врага, а для своей страны.

Развалится армия, и Россия переживет весь ужас чужеземного завоевания и междоусобной войны. Мы должны облегчить высшему командованию перестроить армию на новых началах, сохранить ее боевую мощь и довести войну до победы. Для этого нам нужно создать орган, который бы мог говорить от лица всех офицеров армии и флота. До сих пор голоса всех офицеров еще никто не слышал.

Политические цели союза

Следующия положения составляют политическое сredо намечаемого союза:

Мы верим и повинуемся Временному Правительству, которому все присягали. Мы поддерживаем Временное Правительство и принимаем и будем поддерживать то государственное устройство и тот порядок в стране, которые будут установлены Учредительным Собранием. В полной победе над центральными державами единственный способ окончательного упрочения всех гражданских завоеваний, сделанных народом, и единственное спасение от будущего невыносимого экономического гнета и необходимости вновь непомерно развивать вооруженные силы страны.

Задачи союза

Задачами союза являются предотвращение возможности разложения армии и флота на почве взаимного недоверия между офицерами и солдатами, падения дисциплины и укрепления в армии и флоте ложных идей, подрывающих в корне силу военных организаций; укрепление доверия офицеров и солдат друг к другу на почве тесного единения между ними; укрепление разумной дисциплины в армии и флоте и, прежде всего, в корпусе офицеров на основах нового государственного строя: выяснение громадного значения и роли офицерского состава в армии и флоте, поддержание его престижа на должной высоте и борьба с течениями, принижающими дух офицерского состава, подвергающегося оскорблениям и унижениям со стороны мало сознательных элементов населения армии и флота; установление единства взглядов среди офицеров на службу, отношение к солдату и на цели войны, политическая подготовка офицеров в целях сознательного участия в предстоящих выборах депутатов в Учредительное Собрание; обсуждение различных вопросов права, быта и прохождения службы офицеров; противодействие выступлениям отдельных лиц и групп, имеющих целью расстроить надлежащую работу офицерского союза на основе выработанных им лозунгов.

 

Еще по теме:

Революция. 1917 год. Предисловие

.............................................................................

Революция. Брататься ли дальше? (май 1917 г.)

Революция. Неужели будем мы стыдиться имени—русский? (май 1917 г.)

Революция. Продовольственный вопрос (май 1917 г.)

Революция. Страна и революция переживают тяжелый момент (май 1917 г.)

Революция. О преобразовании армии (май 1917 г.)

Революция. О внутреннем положении (май 1917 г.)

 

 

 

Просмотров: 103 | Добавил: nik191 | Теги: 1917 г., Май, армия, революция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz