nik191 Воскресенье, 25.06.2017, 18:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [214]
Как это было [342]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [53]
Разное [12]
Политика и политики [27]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [234]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [178]
1-я мировая война [1326]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [276]
Революция. 1917 год [186]
Украинизация [29]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Январь » 29 » Первая мировая война. Плен
09:04
Первая мировая война. Плен

 

 

Встреча с бежавшим из плена

 

Группа нижних чинов, бежавших из германского плена во Францию: Павел Филатов,

Макар Тыркал, Иван Борисов, Филипп Птушка и Евтихий Нога

 

До сих пор, несмотря на большое количество печатавшихся в различных газетах рассказов бежавших из немецкого плена, встречаются скептики, не доверяющие существованию битья и привязывания к столбам наших пленных в Германии. Необходимо продолжать говорить об этом, почему я и позволяю себе описать рассказ одного из нижних чинов, встреченного мною случайно при следующих обстоятельствах.

Как-то на днях, проходя по магазину Т—ва «В. А. Березовский», вижу рассматривают книжки какие-то два французских солдата. Заинтересованный столь необычным для магазина явлением, я не преминул узнать, с какой это целью появились в русском книжном магазине французы. Подхожу ближе и к удивлению своему слышу, что французы говорят между собою по-русски.

Я не сомневался в том, что передо мною настоящие французские «пию-пию», так как они были одеты в синие «капоты» да вдобавок грудь каждого из них была украшена новым боевым французским орденом, но, конечно, меня не могло не поразить то, что французские рядовые изъясняются на чистом русском языке.

Тогда я спрашиваю их:

—    «Где вы так научились говорить хорошо по-русски?»    
—    «Мы русские, ваше благородие» — услышал я в ответ.
—    «Как русские? да почему же вы одеты во французские мундиры?»
—    «Бежали из плена».
—    «Из Германии?»
—    «Так точно».

Я сейчас же вступил с ними в разговор, так как подобная встреча со мною случилась впервые.

Вот, что рассказал мне один из мнимых французов, младший унтер-офицер 224-го Юхневского полка, Павел Филатов.

Филатов попал к немцам в плен во время отхода нашего из Восточной Пруссии, 29-го января с. г. пленным отправили в Германштейн. Как почти и во всех немецких лагерях для военнопленных, здесь с ними обращались очень сурово. За малейший проступок, как, например, за то, что пленные при раздаче пищи, мучимые страшным голодом, не всегда соблюдали порядок, виновный привязывался к столбу.

Наказание это производится так: руки связываются сзади и затем привязываются к столбу, ноги тоже привязываются, причем иногда на такой высоте, что наказуемый может касаться земли только носками. Наказание это длится иногда в продолжение двух часов. Время было зимнее, а наказание приводилось в исполнение во дворе. Благодаря этому, наказанный переносил сильные мучения, а некоторые не выдерживали и умирали. Подобное же взыскание полагалось за курение в бараке и, вообще, за всякие мелкие нарушения дисциплины.

Затем пленных бьют самым нещадным образом. Бьют палками, плетками, прикладами. Филатову пришлось видеть случай, когда часовой столь сильно ударил пленного, что сломалось ложа ружья. Бьют не только нижние чины, но и офицеры. Одного наиболее рьяного офицера пленные даже прозвали «пастухом», так как он занимался тем, что плеткой загонял их в бараки.

Пища была самая, скудная. Хлеба давали лишь по 1/2 фунта в день. К обеду давали какую то тепловатую бурду.

Весной Филатов был переведен сначала в Лехфельд, а затем скоро в Пугейм. Здесь тоже ему пришлось пробыть недолго, так как 3-го мая в числе 1,000 человек Филатов был отправлен в Мец на работы по укреплению крепостных сооружений.
В Меце пленные содержались в крепостной тюрьме. Работали много, ели мало и получали немало колотушек.

Филатов задумал бежать из плена и добраться до французских позиций. Вместе с Филатовым решились предпринять бегство младший унтер-офицер Федотов и Борисов.

Тюремный двор был обнесен тройным рядом проволочного заграждения и строго охранялся часовыми. (Лагери военнопленных обслуживаются ранеными немцами, признанными неспособными для несения службы в строю).
Пленные умудрились днем, 27-го августа, разрезать проволоку и, когда стемнело, пробрались из барака во двор, а затем проникли наружу за заграждение, в устроенную ими лазейку. Выбравшись, они бросились бежать.

Когда беглецы отошли версты на две, они поняли, что в лагере заметили их исчезновение, так как там стали пускать ракеты, для освещения местности. Притаившись, беглецы выждали некоторое время и, убедившись, что в лагере все успокоилось и что никакой погони не организовано, отправились в путь.

Ни компаса, ни какой-нибудь карты беглецы не имели, а потому они держали направление исключительно по звездам. Шли по ночам, опасаясь идти днем, так как совершенно незнакомы с немецким языком, и опасались сейчас же быть открытыми при встрече с кем-либо. День проводили где-нибудь в роще, под мостом и т. п. Судьба благоприятствовала беглецам, так как неоднократно, в нескольких шагах от них, проходили женщины и дети, совершенно не замечая их.

На шестые сутки, Филатов с товарищами добрались до германских позиций; пробравшись через линии артиллерии, они залегли в роще, находившейся впереди одной из батарей. Днем германцы открыли огонь из орудий этой батареи. Наблюдая за разрывами очередей батареи, беглецы наметили правильное направление, которого им следует держаться, чтобы добраться до французских окопов.

Высматривая впереди лежащую местность, беглецы заметили «низкое место» и решили, что там окопов быть не может. Когда стемнело, они ползком отправились в дальнейший путь, придерживаясь намеченного ими направления. Предположение относительно отсутствия окопов вполне оправдалось, так как окопы были расположены в шагах двадцати по обе стороны от того места, где беглецы ползли. Здесь же было только проволочное заграждение. Разрезать проволоку или найти где-либо проход в заграждении было невозможно, а потому они стали проползать под заграждением, что им вполне и удалось. Выбравшись за заграждение, беглецы продолжали ползти. Проползши еще шагов сто, они вдруг к ужасу своему слышат разговор на немецком языке. Остановились и притихли; стали высматривать—оказался секрет. Пролежав некоторое время, стали потихоньку совещаться, что делать дальше. В это время услышали шум шагов и мимо них прошла команда в восемь человек.

Это пришла смена секрету. Пока немцы сменялись, они несколько раз чуть не задевали ногами лежавших, но видно счастье им сопутствовало, так как немцы ничего не заподозрили. Старая смена ушла и через некоторое время все успокоилось.
Ночь была темная, а потому Филатов с товарищами не рискнули продолжать свое бегство, боясь попасть снова в немецкие лапы, а осторожно отползли назад шагов на 30 и залегли в траве, доходившей до колена.

Когда рассвело, часть постов была снята, и дорога оказалась свободной. Беглецы вновь поползли. Проползши шагов 50, они встали и пошли, так как был туман, который скрывал их от немцев.

Когда беглецов заметили французские часовые, то последние открыли огонь и наши молодцы принуждены были вновь спрятаться в траве. Через некоторое время стрельба прекратилась, и тогда они опять поползли. Нашли палку, привязали к ней белую тряпку, выставили сооруженный флаг и стали им махать. Встали на ноги и, продолжая махать палкой, закричали «русс, камрад» (Эти слова они изучили в лагере для военнопленных, так как совместно с ними находились и французы.). Часовой в свою очередь стал им махать; тогда они побежали к французам.

 

Бежавшие из плена: мл. унт.-офиц. Павел Филатов, рядовой Иван Борисов и мл. унт.-офиц. Дмитрий Федотов, снятые через несколько часов по прибытии их на французские позиции

Их сейчас же отвели в штаб, где они были встречены «очень, очень хорошо». Сейчас же были накормлены и «первый раз почти за год мы наелись досыта». (Следует упомянуть, что во время своего бегства Филатов с товарищами питались яблоками и грушами, которые они находили по дороге).

Когда беглецы как следует отдохнули, они были отправлены в штаб французского главнокомандующего, от имени которого наш военный агент полковник граф Игнатьев наградил их французским боевым отличием.
В скором времени нижние чины были отправлены в Брест, где они сели на пароход и после многодневного путешествия, обогнув Англию, прибыли в Архангельск.

В настоящее время Филатов находится у Петроградского воинского начальника в команде бежавших из плена и ожидает своего отправления в полк.
Филатов очень рад своему возвращению; единственно, что его смущает—это французская форма, в которую его нарядили во Франции и которую до сих пор ему не заменили. А смущает она потому, что многие принимают его за австрийца.
Одновременно с Филатовым прибыло из Франции 87 человек, бежавших из плена.

С. Пашкевич.

 

Еще по теме:

Первая мировая война. Плен

Первая мировая война. Плен - 2

Первая мировая война. Плен - 3

Первая мировая война. Плен - 4

Первая мировая война. Плен - 5

Первая мировая война. Плен - 6

Первая мировая война. Плен - 7

Первая мировая война. Плен - 8

Первая мировая война. Положение наших пленных (1916 г.)

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 257 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г., Плен, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz