nik191 Понедельник, 21.08.2017, 13:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [221]
Как это было [349]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [53]
Разное [12]
Политика и политики [32]
Старые фото [36]
Разные старости [26]
Мода [236]
Полезные советы от наших прапрабабушек [227]
Рецепты от наших прапрабабушек [178]
1-я мировая война [1391]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [278]
Революция. 1917 год [267]
Украинизация [59]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Июль » 7 » Первая мировая война. 07 июля (24 июня) 1916 года
06:00
Первая мировая война. 07 июля (24 июня) 1916 года

 

 

 

07 июля (24 июня) 1916 года

 

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

24-го июня 1916 года.

Западный фронт

I

Бои к западу от Нижней Стыри продолжаются с большим для нас успехом.

В районе Галузия—Оптово—Волчецк наши войска овладели укрепленными позициями австрийцев и германцев. Неприятель бежит, расстреливаемый нашей артиллерией. Вновь захвачено много пленных, в том числе командир полка с адъютантом. Кавалерия, преследуя неприятеля, атаковала его в конном строю в районе Волчецка и захватила 6-ти орудийную крупповскую батарею, успевшую сделать только несколько выстрелов. Позднее, после ожесточенного боя, захвачены селения Комарове и Градье. Только что получены сведения о занятии нашей лихой конницей ж. д. станции Маневичи и о взятии при преследовании неприятеля еще четырехорудийной батареи и 3-х тяжелых орудий.

На юг от р. Стохода и в районе Нижней Липы—огневой бой.

В Галиции, у Глядки, неприятель, после взрыва горнов, пытался наступать, но был отбит.
По последним данным, число пленных, захваченных 21-го и 22-го июня западнее Нижней Стрыпы достигло 270 офицеров и 9.900 нижних чинов. Пока зарегистрировано захваченных 29 пулеметов, 6 бомбометов, 3 миномета, более 5.000 винтовок, баллоны с горючей жидкостью.

Северо-западнее Кимполунга неприятель переходил в энергичное наступление, которое нами отбито.

На фронте р. Двины— оживленная перестрелка.

К югу от Двинскаго района до района Полесья местами сильный артиллерийский огонь. Юго-западнее озера Нарочь, после упорного штыкового боя с немцами, нами была занята часть их передовых окопов. Яростные контратаки немцев продолжаются.

На участке фронта восточнее Барановичей противник произвел несколько безрезультатных атак.

Кавказский фронт

В районе Дживизлика значительные силы турок на рассвете 22-го июня, при поддержке артиллерийского огня, бросились в атаку на участок нашей позиции и ворвались в окопы; наши части штыками и бомбами отбросили противника; две следующие атаки турок были также отбиты; перед нашими укреплениями насчитано более 300 неприятельских трупов, там же разбросано много турецкого оружия и снаряжения.

К востоку от района Байбурта наши части, ослабив своим огнем противника, производившего упорные, но безрезультатные контратаки, перешли на многих участках в дальнейшее наступление и овладели целым рядом командующих высот, сильно укрепленных турками, взяв при этом в плен 4 офицеров и 120 аскеров и захватив пулемет, много оружия, патронов и средства связи.

На байбуртском направлении наши части в районе Верхнего Чороха вновь продвинулись вперед.

 

Западный фронт

II

Продолжая развивать достигнутый успех в районе западнее Чарторийского участка р. Стыри, наши войска вслед за взятием сел. Градье после горячих штыковых боев овладели деревнями Должица (на большой дороге Колки—Маневичи) и Грузятин. Пленные австрийцы и германцы продолжают прибывать.

На фронте к югу от Стохода противник поддерживает на многих участках огонь большой силы.

К северу от Нижней Липы под прикрытием ураганного огня артиллерии противник пытался наступать в районе Шклина и Дубовые Корчмы, но был отбит. Артиллерийский огонь продолжается.

На Галицийском фронте также местами орудийная перестрелка.

В районе восточнее Монастержиско и на р. Коропце наши войска продолжают теснить неприятеля.
Западнее дер. Садзавки (восточнее Делатыня) нами с боем взята позиция неприятеля. Взяты в плен немцы.

Юго-восточнее оз. Нарочь немцы, произведя сильную контратаку, вернули часть утраченных ими вчера окопов. Бой продолжается. На значительной части фронта между Верхним Неманом и Полесьем идет сильный огневой бой.

Восточнее Барановичей в районе деревни Одоховщина, германцы сильной контратакой слегка потеснили нас. Сосредоточенным огнем нашей артиллерии германцы были вынуждены отойти назад.

Примечание: В Барановичском районе во время ночных атак наши пулеметы часто вступали в состязание с германскими, приводя последние к молчанию. В последних боях особенно отличился пулеметчик старший унтер-офицер Алода, который, будучи ранен в голову и контужен осколками, остался в строю, нанося немцам огромные потери.

Северный фронт

24-го июня.
Значительных боевых столкновении не было.

Западный фронт

24-го июня.
Во многих местах вновь вспыхнули упорные бои.

На широком фронте восточнее Барановичей они отличались особым напряжением. Неприятель бросался в бешеные контратаки. Общее положение осталось без перемен.

Юго-западный фронт

24-го июня.

В ночь на 24-е июня наша кавалерия настигла неприятельскую пехоту и венгерских гусар в районе д. Н. Руда (юго-западнее Лешневки и 7 верст не доходя до Стохода) и южнее у Троянки. В лихой конной атаке забайкальцы изрубили много венгерских гусар, рассеяв остальных по лесам.

Утром наши войска овладели всей укрепленной позицией восточнее д. Углы и д. Навоз, между Стырью и Стоходом, севернее Сокуля, захватив много пленных и 3 гаубицы. Вслед за этим некоторыя части на плечах неприятеля переправились через Стоход в районе д. Углы.

По приблизительному подсчету в боях 21-го—24 го июня между Стырью и Стоходом взято в плен не менее 300 офицеров, в том числе 2 командира полков, около 12,000 здоровых нижних чинов, не менее 45 тяжелых и легких орудий, около 45 пулеметов, множество артиллерийских снарядов, ружейных патронов, оружия, склады продовольствия и фуража.


ВЫСОЧАЙШИЙ РЕСКРИПТ,


данный на имя члена Государственного Совета Адмирала Эбергарда

Андрей Августович.

В течении трех лет, предшествовавших войне, в должности командующего морскими силами в Черном море, несли вы заботы по подготовке Черноморского флота и засим, почти два года командуя сим флотом, пребывали вы в неустанных трудах и опасностях.

Непрерывная работа при тяжелых условиях военной обстановки подорвала ваше здоровье, что побуждает Меня освободить вас от занимаемой вами ныне должности.

Назначая вас членом Государственного Совета, уверен, что приобретенный вами опыт и знание и впредь будут служить на пользу родины и флота.

В ознаменование заслуг ваших жалую Я вам препровождаемые при сем знаки ордена Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского с мечами, бриллиантами украшенные.

Пребываю к вам неизменно благосклонный
На подлинном Собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою написано:
«и искренно благодарный»
НИКОЛАЙ».

В Царской Ставке
24-го июня 1916 года.

Русский фронт

СТАВКА ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО, 2-го июня. 20-го июня на Царской Ставке имела счастье представиться Государю Императору депутация от Могилевского епархиального съезда духовенства и церковных старост во главе с архиепископом Могилевским Константином, в составе протоиереев Зыкова и Страдомского и церковного старосты Могилевского кафедрального собора Семковского.

Архиепископ Константин доложил Государю Императору о постановлении съезда выразить Его Императорскому Величеству верноподданнические чувства и поднести свою лепту на нужды войны.

Протоиерей Зыков имел счастье прочесть Государю Императору адрес с выражением верноподданнических чувств, одушевляющих епархиальный съезд, а церковный староста Семковский поднес Его Императорскому Величеству от церквей и старост десять тысяч рублей на нужды войны.

Государь Император милостиво благодарил за выраженные в адресе чувства и за подношение и пожелал съезду успешной работы. (ПТА).

 

Франко - англо - бельгийский фронт

ЛОНДОН, 19-го июня (2-го июля). Официальное сообщение британской главной квартиры во Франции:

«Мы достигли значительного успеха в окрестностях Фрикура, занятого нами в 2 час. дня. До полудня мы захватили около 800 пленных, сверх взятых прежде, в боях между Анкром и Соммою. Таким образом, общее число пленных достигло 3.500, считая в том числе пленных, захваченных прошлой ночью в других пунктах фронта». (ПТА).

ЛОНДОН, 19-го июня (2-го июля). Официальное сообщение британской главной квартиры во Франции:

«Ожесточенное сражение продолжалось в течение целого дня в местности между реками Соммою, Анкром и к северу от Анкра, вплоть до Конкура. На всем протяжении этого фронта бой сохраняет свою напряженность. Мы завладели атакой на своем правом фланге германскими траншеями Лабиринта по фронту в 7 миль и глубиной в тысячу ярдов и штурмом взяли сильно укрепленные селения Монтобан и Мамец». (ПТА).

ГАВР, 20-го июня (3-го июля). Бельгийское официальное сообщение:

«На бельгийском фронте продолжалась оживленная артиллерийская перестрелка. Нашим огнем успешно разрушены позиции германцев у Дриграхтена и к востоку от Стеенстрате. В южной части бельгийского фронта происходила ожесточенная борьба бомбами». (ПТА).

ЛОНДОН, 20-го июня (3-го июля). Официальное сообщение британской главной квартиры во Франции:

«Сегодня происходит ожесточенный бой между реками Анкром и Соммою, сосредоточиваясь, главным образом, около Фрикура и Лабуасселя. Фрикур взят нами около 2 часов дня и остается в наших руках; мы несколько продвинулись к востоку от этого селения. В окрестностях Лабуасселя неприятель упорно сопротивляется, но наши войска все же продвигаются вполне удовлетворительно. Значительное количество боевых материалов попало в наши руки, однако, подробности в этом отношении еще не получены. По обеим сторонам долины Анкра положение без перемен.

Общее состояние операций может считаться благоприятным для нас. Позднейшие донесения о потерях противника показывают, что наши первоначальные подсчеты были слишком скромны.

Вчера наши аэропланы развили чрезвычайную деятельность, содействуя нашей атаке на севере от реки Соммы и оказав ценную помощь нашим операциям. Были сброшены бомбы на многочисленные неприятельские штабные квартиры и железнодорожные центры. Во время нашего набега сопровождавшие отряд аэропланы подверглись нападению 20 фоккеров, которые, однако, были прогнаны. Два неприятельских аппарата были сбиты на землю и уничтожены. Нашими аппаратами были произведены разведки на дальнее расстояние, несмотря на многочисленные попытки неприятельских машин помешать этой операции. Мы не досчитываемся трех наших аэропланов. Наши змейковые аэростаты держались в воздухе в продолжении всего дня». (ПТА).

ЛОНДОН, 20-го июня (3-го июля). Официальное сообщение британской главной квартиры во Франции:

«В 2 час. 30 мин. пополудни сражение к югу от Анкра продолжается с ожесточением обеими сторонами. Все захваченные нами вчера позиции нами удержаны. Особенно горячий бой идет у Босселя и Овилье. Вчера британцы проникли в деревню Боссель; сражение здесь еще продолжается. У Овилье сражение идет с переменным успехом: ранним утром одной из атак была захвачена часть неприятельских оборонительных сооружений. 400 пленных прошло через наш сборный пункт. Вчера наши летчики проявили большую деятельность. Несколько попыток нападений, произведенных большими отрядами неприятельских летчиков, были отбиты, причем аппараты неприятеля были отогнаны далеко за его линии, за которые больше не выпускались. Сбито 11 неприятельских аппаратов». (ПТА).

ПАРИЖ, 20-го июня (3-го июля). Агентство Гаваса сообщает:

«В своем бюллетене от 18-го июня германский генеральный штаб обвиняет в лживости французское сообщение об обратном взятии вечером 17-го июня Тиомона, лежащего на правом берегу Мааса. Между тем, в данном случае лживо само германское утверждение, так как французские войска взяли Тиомон 17-го июня около 10 час. утра; германцы в 3 час. дня вновь проникли в укрепление, но немедленно последовавшею контратакою наших частей были выбиты из него. В течение вечера того же дня, после ожесточенных попыток, германцы снова заняли Тиомон, непосредственные подступы к которому оставались, однако, в руках французов; 18-го же июня в 10 час. утра французская пехота опять заняла это укрепление, которое и осталось за нами». (ПТА).

ЛОНДОН, 21 го июня (4-го июля). Официальное сообщение британской главной квартиры во Франции от 20 июня:

«Продолжается напряженное сражение почти по всему британскому фронту. У реки Анкра не произошло никаких существенных перемен. Мы подвергли сильному артиллерийскому обстрелу Тюнваль. У Лабуасселя идет горячий бой. К северу от Фрикура мы продвинули свои позиции на более возвышенное место. Расположение этого района открывает новые перспективы. Продолжается сильный артиллерийский обстрел германцами позиций у Монтобана, но, по-видимому, мы хорошо упрочили свое положение в этом пункте. Число до сих нор захваченных нами в южном районе пленных превышает 4000 человек. Погода благоприятствует нашим операциям». (ПТА).

Итальянский фронт

РИМ, 18-го июня (1-го июля). Агентство Стефани сообщает:

«Дальнейшие подробности о бое, развернувшемся 16-го июня на Карсо, показывают вероломную жестокость противника, которой следует противопоставить удивительную стойкость и храбрость наших частей 11-го армейского корпуса.

Вечером 15-го июня наши войска, после блестящих атак, захватили неприятельские окопы и редуты в районе к западу от Сан-Мартино-ди-Карсо. Ночью противник путем яростных контратак пытался вернуть потерянные позиции, но был постоянно отбрасываем с тяжелыми для него потерями.

На заре 16-го июня после усиленного артиллерийского огня противник внезапно направил на весь фронт от горы Сан-Микеле до Сан-Мартино облака удушливых газов, которые быстро окутали наши позиции. Вслед затем неприятель бросился в атаку против них густыми колоннами. В участке горы Сан-Микеле наши войска удержались на своих позициях и отразили ожесточенную атаку противника. В участке же Сан-Мартино неприятелю удалось ворваться в некоторые части наших траншей. Однако, быстро подоспевшие подкрепления дали возможность немедленно произвести сильную контратаку, которая совершенно выбила неприятеля из наших позиций, причинив ему жестокие потери, причем нами было взято более 400 пленных.

Из допроса пленных явствует, что эта атака была задолго обдумана и подготовлена неприятелем. 9-го июня между Констаневицей и Феджетой был произведен опыт в присутствии генерала Бороевича и эрцгерцога Иосифа, которые высказали одобрение офицерам-специалистам, прибывшим на фронт нарочно для установки соответствующих аппаратов. На атаку неприятель возлагал большие надежды в смысле ее сокрушительного действия. Терпя постоянные поражения при своих многочисленных нападениях на наши траншеи и, будучи сильно встревожен нашим недавним переходом в наступление, неприятель рассчитывал путем применения удушливых газов нас отогнать до Изонцо. Его крупная неудача в этом отношении должна, по-видимому, убедить его в тщетности его попыток сломить наше сопротивление и остановить порыв наших атак.

Дополняющим картину жестокости и варварства противника является то обстоятельство, что австрийцы имели при себе дубины с железными наконечниками, снабженными острыми гвоздями. Опрошенные солдаты заявили, что австрийское военное начальство сформировало специальные отряды, вооруженные такими дубинами. Эти отряды должны были добивать наших солдат, обнаруженных в обморочном состоянии». (ПТА).

Сербский фронт

СОЛУНЬ, 20-го июня (3-го июля). На правом берегу Вардара произошло несколько стычек патрулей; на левом же берегу неприятель ожесточенно бомбардировал французские позиции. Материальный вред, причиненный бомбардировкою, незначителен. Сегодня утром французские аэропланы бомбардировали военные сооружения в Софии. (ПТА).

Война на море

ЛОНДОН, 20-го июня (3-го июля). Ллойду сообщают из Ликаты (Сицилии), что норвежский пароход «Моlinа» доставил туда команду парохода «Тоаnо», принадлежащего линии Вильсона. «Тоаnо» был потоплен неприятельской подводной лодкой. (ПТА).

 

Морской обзор

Новая германо-турецкая авантюра

 

Среди ряда как наших, так и союзных, официальных сообщений о ряде успехов, сопровождающих наступление союзных армий на обоих главных боевых фронтах этой войны, сегодня помещено известие о новом выступлении против наших незащищенных портов на кавказском побережье Черного моря германо-турецких крейсеров «Гебен» и «Бреслау».

Из этого известия видно, что 21-го июня, в 4 часа дня, линейный крейсер «Гебен» обстрелял город и порт Туапсе и потопил, вероятно находившийся в этом порту, пароход «Князь Оболенский», а его постоянный спутник легкий крейсер «Бреслау» в то же время обстрелял Сочи и потопил принадлежащий железной дороге транспорт, после чего эти суда спешно ушли на юг.

Из этих городов Туапсе представляет торговый порт, а Сочи небольшой город, являющийся исключительно курортом; как тот, так и другой никакого военного значения не имеют и расположены в 45 м. милях друг от друга и приблизительно в 450—470 м. милях от выхода из Босфора, т. е. 35—40 час. хода для этих быстроходных судов.

Идя от Босфора по направлению к середине кавказского побережья Черного моря, где находятся эти порты, можно следовать открытым морем, не встречая на своем пути каких-либо береговых пунктов, так как анатолийский берег останется не менее, как в 30 м. милях к югу и при желании можно удалиться от него на еще большее расстояние, а потому вполне понятно, что неприятельские крейсера могли избежать встречи с нашими судами, которые находятся у этого побережья и, конечно, заняты более важных делом, т. е. оказанием содействия своей армии, сражающейся в восточной части Малой Азии, чем бесполезным в стратегическом отношении пребыванием на середине Черного моря, ожидая в высшей степени редкого появления германо-турецких судов.

Что же касается выхода из Босфора, то, несмотря на почти постоянное присутствие в этом раионе наших подводных лодок, о чем известно из сообщений о потоплении и захвате ими турецких судов, всегда может быть такой момент, когда неприятельские суда могут выйти из пролива, пользуясь ночным временем, туманом и другими неизбежными случайностями, о чем уже говорилось в «Русском Инвалиде». Поэтому нет ничего удивительного, что эти суда могли появиться у какого-либо из наших незащищенных портов и выпустить по ним несколько снарядов, не внеся этим никакого изменения в наше владение Черным морем.

Кроме того следует отметить, что германо-турецкие суда весьма редко предпринимают подобные выступления, и относительно «Гебена» известно, что он, после боя с нашими кораблями, у входа в Босфор, 27-го апреля прошлого года, когда ему пришлось в продолжение целого дня маневрировать для того, чтобы, пользуясь своим превосходством в ходе, проскользнуть в этот пролив, не показывался в Черном море до 8-го сентября того же года, когда между Зунгулдаком и входом в тот же пролив его обнаружили два наших миноносца, и он скрылся в Босфор.

Наконец 27-го декабря того же года этот крейсер встретился, приблизительно в том же районе, с нашим линейным кораблем и с большим трудом уклонился от решительного боя. После этого о «Гебене» ничего не было слышно и только в нейтральных газетах иногда помещались заметки, что он вполне исправлен после полученных им повреждений и, когда будет надо, выйдет в море и покажет свою силу русскому флоту. Но время проходило, турки теряли такие важные для них пункты, как Ризе, Трапезонд и другие, их армия была отрезана от моря оживленной деятельностью наших судов, топивших все те плавучие средства, которые турки пытались выслать в море, в Константинополе царила острая нужда в хлебе, угле и керосине, но «Гебен» все не показывался и, наконец, «он показал свою силу» у Туапсе, где находился торговый пароход и, понятно, не было никаких признаков военных судов.

Что же касается «Бреслау», то его последнее выступление в Черном море состоялось 24-го апреля этого года, когда он у Евпатории произвел такое же нападение на наш курорт (см. № 111 «Русск. Инв.»). До этого времени, только 21-го марта, этот крейсер пытался помочь своей армии, обстреляв наши позиции у Хамуркана в Приморском районе, но был прогнан нашими судами, и в этот день состоялось первое и, вероятно, последнее выступление германо-турецких судов против наших вооруженных сил, так как все остальные редкие встречи, как этого крейсера, так и «Гебена» и других, имевшие место за время этой войны с нашими военными судами, были непредвиденными немцами случайности.

Таким образом 21-го июня, после долгого перерыва, немцы доказали, что на Черном море они остались верны принятой ими авантюристской стратегии и, предоставляя на произвол судьбы турецкую армию и последние остатки турецкого торгового флота, они ищут компенсации за все постигшие их как на море, так и на суше, неудачи помощи таких глубоко возмутительных выступлений военных судов, направленных против мирных жителей приморских городов, которые только марают почетный военный флаг.

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 03 июля (20 июня) 1916 года

Первая мировая война. 04 июля (21 июня) 1916 года

Первая мировая война. 05 июля (22 июня) 1916 года

Первая мировая война. 06 июля (23 июня) 1916 года

Первая мировая война. 07 июля (24 июня) 1916 года

Первая мировая война. 08 июля (25 июня) 1916 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 226 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г, июнь, война, Газеты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz