nik191 Понедельник, 18.12.2017, 21:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [236]
Как это было [371]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [54]
Разное [13]
Политика и политики [39]
Старые фото [36]
Разные старости [28]
Мода [245]
Полезные советы от наших прапрабабушек [230]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1491]
2-я мировая война [97]
Русско-японская война [1]
Техника первой мировой войны [288]
Революция. 1917 год [479]
Украинизация [77]
Гражданская война [13]
Брестский мир с Германией [14]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2017 » Август » 4 » Дело Ленина и других большевиков (июль 1917 г.)
04:45
Дело Ленина и других большевиков (июль 1917 г.)

По материалам периодической печати за июль 1917 год.

Все даты по старому стилю.

 

 

 

В. Л. Бурцев о большевиках

Бурцев в письмах в редакции всех столичных газет сообщает о систематической помощи немцам в настоящей войне.

«Мы, —пишет Бурцев,—обвиняем как партию большевиков в ее целом, так и лидеров, всех тех, кто помогал им в деле разрушения России.

Вот несколько имен лиц, кто работал над разрушением России:

Ленин, Троцкий, Каменев, Зиновьев, Коллонтай, Стеклов (Нахамкес), Рязанов, Козловский, Луначарский, Рошаль, Раковский, Горький (Пешков).

Из показания недавно застрелившегося в Одессе охранника Долина, присланного немецким атташе в Берне фон-Бисмарком в Россию в 1915— 1916 годах как для подготовки взрыва дредноута «Императрица Мария», поджога архангельского порта, убийства министра иностранных дел Сазонова, взрыва мостов и военных заводов, так и для пропаганды мира во что бы то ни стало, я убедился, что фон-Бисмарк, как он лично говорил, и немецкий посол для выполнения своих замыслов рассчитывали на содействие Ленина и его партии, на их борьбу со всяким правительством, которое будет вместе с союзниками, и на разжигание классовой борьбы.

Передо мной лежат показания другого такого же лица, как и Долин, русского офицера, также присланного в Россию во время революции в качестве немецкого агента.

Ему было поручено немецким генеральным штабом то же, что и Долину —возбуждение народного восстания в России, организация поджогов и т. д.

Товарищи, приехавшие из Швеции, познакомили нас с сетью немецкого шпионажа, существующего в Стокгольме, Христиании, Копенгагене и Гапаранде, откуда посылаются немецкие агенты , и там получают для пропаганды мира инструкции во что бы то ни стало возбуждать народное восстание, борьбу с временным правительством, разжигание классовой борьбы и т. д.

Немецкий генеральный штаб способствовал этому, по его словам, не видя для себя лучших союзников, как большевиков.

В самой Германии с самого начала войны и даже раньше, когда она подготовлялась, немецкое правительство создало специальное общество для борьбы с русской армией и русским правительством.

Оно, между прочим, воспользовалось услугами известного ренегата, бывшего русского социал-демократа Парвуса.

Вчерашний рядовой член русской с-д. партии сегодня стал ревностным выполнителем планов немецкого правительства и его генерального штаба.

Свою деятельность Парвус распространял в Германии, Австрии, Болгарии, Италии и Турции.

Он нашел деятельных помощников в лице бывшего члена 2-й Государственной Думы Зурабова, Троцкого и Петровского,—все трое в настоящее время играют видную роль в совете рабочих и солдатских депутатов, в Петрограде—Коллонтая, Козловского, известного румынского публициста Раковского, ныне проживающего в Петрограде, и некоторых других.

Когда в 1915 г. в литературе было брошено обвинение против Парвуса, что он провокатор, Раковский ответил, что Парвус - не провокатор, но он хуже провокатора: он агент Вильгельма.

Теперь я скажу два слова о Раковском.

Мы знаем, что Раковский был всегда близким человеком Парвуса. В 1914 г. вместе с Парвусом и Зюдекумом они ездили в Италию для зашиты политики Вильгельма и болгарского Фердинанда против России, Франции и Англии, где пропаганда в пользу немцев была такова, что итальянское правительство, еще не присоединившееся тогда к согласию, выслало его из Италии.

Затем он с помощью немцев и на их средства, конечно, для защиты же их интересов, издавал в Румынии свой журнал.

Мы не слышали, чтобы русская революция заставила Раковского оставить прежнюю его защиту немецких интересов, и думаем, что мы в праве сказать, что его выступления в последнее время в Петрограде в защиту 6ольшевиков оставались теми же, что он проповедовал и что он делал раньше в связи с нынешней войной.

Мы предоставляем право всем от Ленина до Раковского проповедовать все, что они считают нужным, но при одном условии: пусть они действуют без каких бы то ни было вуалей, ибо тогда они нам предоставят право все вещи называть собственным именем и делать все надлежащие заключения при оценке их действий.

Деятельность перечисленных нами лиц—от Ленина до Разовского—в последнее время была такова, что наст отовсюду сотни раз спрашивали, не провокаторы ли они?

Зная подробную историю провокатора Малиновского, зная о том, что он по указанию департамента полиции вел все время партию большевиков, куда нужно было охранке, мы можем на этот вопрос ответить следующее:

Среди большевиков всегда играли и теперь продолжают играть огромную роль провокаторов и немецких агентов.

О тех лидерах большевиков, по поводу которых нас спрашивают, не провокаторы ли они, мы можем ответить, как я и сказал уже о Парвусе, что они хуже провокаторов.

Они в своей деятельности являлись, волей или неволей, агентами Вильгельма.

За эти дни, 3 и 4 июля, Ленин с товарищами обошелся нам не меньше хорошей чумы или холеры, в виду этого мы и можем сказать, что в русской жизни нет в настоящее время большого зла и большей опасности, чем большевик Ленин и его товарищей.

Нам больно включить в этот список дорогое для нас всех имя большого художника, о котором будет много указано на страницах истории политической борьбы за свободу России, но мы не можем забыть того, что в годы напряженной борьбы русского народа за его существование этот художник, по существу почти чуждый активной политической борьбе, тем не менее, явился вдохновителем пораженческой газеты «Новая Жизнь» и оказал много поддержки тем, кто работал над унижением и разорением России вместе с немцами.

Владимир Бурцев.

«Речь», 7 июля 1917 г.

 

 

Из письма В. Бурцева „О врагах России"

Бурцев в этом письме, между прочим, говорит о том, что, из показаний недавно застрелившегося Долина, он убедился, что фон-Бисмарк, как говорили лично Долину, больше всего рассчитывал на содействие Ленина и его партии. Другому лицу—русскому офицеру— агенту немецкого генерального штаба также было поручено внесение всякого рода смуты и указано завязать связи с большевиками.

В большевиках немецкий генеральный штаб видит своих лучших союзников. Бывший с. д. Парвус, как агент немецкого правительства, как до, так и во время войны нашел для своей деятельности послушных помощников, как Зурабова, Неражча и Троицкого, Колонтай, Козловского, Раковского и мн. других.

Все они, также как и Ленин, Зиновьев и др. являлись вольно, или невольно агентами Вильгельма II и вели свою разрушительную работу на средства немецкого правительства.

 

О следственной комиссии центрального комитета по расследованию дела Ленина


В виду назначения в связи с обвинениями, выдвинутыми против большевиков, правительственного расследования, — следственная комиссия, назначенная для расследования оснований этого обвинения Центральным Комитетом Совета р. и с. депутатов, 8 июля прекратила свою деятельность. Собранные комиссией материалы передаются правительственной комиссии.

***

Раскассирование следственной комиссии центрального комитета по расследованию дела Ленина следует рассматривать, как сообщают, не как уступку общественному мнению и Временному Правительству, а как уступку левым течениям центрального комитета. Течения эти требовали, чтобы не назначалась специальная комиссия для расследования дела Ленина, так как этим подчеркивалась важность этого дела и серьезность обвинений.

Некоторые члены центрального комитета находили, что вполне достаточно чрезвычайной следственной комиссии о событиях 3-го и 4-го  июля, в которой дело Ленина должно рассматриваться, как разовое дело, наряду с другими делами и в обстановке событий 3—4 июля, которые, по мнению этих членов комитета, носили неорганизованный стихийный характер, чем воспользовалась контрреволюция.

***

8 июля в заседании съезда представителей губернских советов крестьянских депутатов обсуждалось дело Ленина и большевиков. Одним из делегатов был возбужден вопрос относительно следственной комиссии по делу о Ленине, а именно, какие данные добыло бюро Исполнительного Комитета Совета крестьянских депутатов по этому вопросу.

И. Сорокин сообщил состав следственной комиссии, избранной в объединенном заседании Советов раб., солд. и крест. депутатов.

Н. В. Чайковский к этому добавил, что следственная комиссия о Ленине была избрана в отсутствие членов Исполнительного Комитета Всероссийского Совета крестьянских депутатов и в комитете обнаружилось недовольство этой комиссией в связи с тем, что туда вошли лица с иностранными фамилиями.

Представители Всероссийского Совета крестьянских депутатов предлагали, как оказывается, пополнить следственную комиссию своими представителями, но члены комиссии заявили, что они в таком случае уйдут.

***

Гг. Троцкий, Раковский, Перазич и Далин прислали в некоторые редакции письма, в которых заявляют, что они ничего общего не имели с германской агентурой.

Г. Троцкий утверждает, что у него не было связей с Парвусом и что он его первый разоблачил в печати.

Г. Раковский отвергает обвинение В. Л. Бурцева и предлагает ему третейский суд.

Гг. Перазич и Далин обеляют основанное Парвусом в Копенгагене «О-во для изучения социальных последствий войны».

"Речь", № 159, 9 июля

 

Заявление Л. Троцкого

В исполнительный комитет совета рабочих и солдатских депутатов поступил приказ об аресте в связи с событиями 3—4-го июля Ленина, Зиновьева и Каменева. 

Узнав о том, что приказ об аресте в связи с событиями 3—4-го июля распространяется только на Ленина, Зиновьева и Каменева, но не затрагивает его, Троцкий заявляет о своей полной солидарности с этими лицами, их принципиальную позицию он разделяет, с ними он солидарно действовал 3—4-го июля.

Однако, выводов из своего письма Троцкий не делает, и ничего неизвестно о том, чтобы Троцкий явился к властям с предложением себя арестовать или, по крайней мере, открыл свой точный адрес исполнительному комитету и временному правительству.


Письмо Л. Троцкого

Л. Троцкий обратился в редакцию «Известий Совета Рабочих и Солдатских Депутатов» со следующим письмом:

В «Речи» от 7 июля г. Бурцевым напечатано письмо, в котором говорится по поводу Парвуса:

«как до, так и во время войны он, Парвус, всюду находил для себя послушных и деятельных помощников, как, напр., бывшего члена 2-й Гос. Думы Зурабова, Троцкого и Петровского».

И дальше мое имя снова упоминается в том же смысле. По этому поводу считаю нужным установить:

1)    В русской социалистической печати я первый разоблачил недостойную связь Парвуса с германским империализмом, констатировал полную политическую и нравственную несовместимость такой политики с революционной честью и призвал всех русских социалистов порвать какие бы то ни было политические связи с Парвусом.

2)    Моя статья в этом духе, напечатанная в ноябре 1914 года в парижской газете «Наше Слово», была воспроизведена в петроградском журнал «Современный Мир».

3)    Мною же первым были разоблачены в той же газете «Наше Слово» и пригвождены к позорному столбу Скорпис-Елтуховский, Басов-Меленевский, как агенты австрийского генерального штаба.

4)    На эти разоблачения последовал в свое время официальный ответ Украинского клуба, австрийского рейхсрата, причем в этом ответе, само собой разумеется, я назывался защитником интересов царизма.

5)    В виду основанного Парвусом научного института, куда были приглашены для работы социалисты, я печатно рекомендовал русским социалистам воздерживаться от работы, дабы не дать внешнего повода для клеветы на таких безупречных людей, как Перазич и Зурабов.

6)    В связи со всем сказанным ясно, что за время войны у меня не было и не могло быть и политических, ни личных, ни прямых, ни косвенных связей с Парвусом. Всякия противные утверждения представляют собой ложь и клевету».

 

Ленин, Троцкий, Раковский, Парвус и Ко

Г. Троцкий отрекается от Парвуса. Мы должны поэтому снова вернуться несколько к деятельности г. Парвуса.

Г. Троцкий, конечно, знает г. Чудновского, с которым вместе вернулся из Америки. Кто такой этот «товарищ» Троцкого, г. Чудновский? Это - агент Парвуса. Надеемся, красноречивый доклад поручика Цветкова известен следственной комиссии, которая в нем найдет следующие указания:

«Парвус прислал в Париж некоего Чудновского… Чудновский приглашал некоторых из деятелей-интернационалистов к работе в военно-социальном музее»…

Роль Чудновского, таким образом, ясна. Подождем отречения г. Троцкого и от г. Чудновского. Одновременно с этим в том же 1915 году Парвус через тех же своих агентов пытается организовать интернационалистический орган в России, где ему в этом помогают Фюрстенберги, Козловские и Ко.

В петроградских газетах были указания на то, что орган этот провалился, так как упомянутые агенты Парвуса не могли скрыть, что деньги на орган исходят от Немцев. Это объяснение неверно.

Поручик Цветков ближе к истине, когда говорит, что сначала Парвусу создать орган

«не удалось, а потом это стало излишне, так как у нас уже появились «Правда» и др. подобные газеты».

Что касается Троцкого, то Цветков прямо говорит:

«Он себя так ловко ведет, что сказать о нем что-нибудь определенное абсолютно нельзя, кроме разве издания в Париже при помощи Раковского «Нашего Слова», которое приняло было даже статью Парвуса».

Последняя не была помещена, только благодаря энергичному протесту Мартова после разоблачения Алексинским роли Парвуса (в «Современном Мире» и «Киевской Мысли»). Только после этих разоблачений «Наше Слово» отмежевалось от Парвуса.

Но факт остается фактом. Посредником между Парвусом и Троцким и Ко в издании пораженческого «Нашего Слова» был друг, товарищ и агент Парвуса Раковский.

А что такое пораженчество гг. Ленина, Троцкого и г-жи Колонтай, они ясно выразили – Ленин и Зиновьев – в «Социал-Демократе» от 27 июля 1915 года словами:

«Призываем всех русских товарищей практически содействовать поражению России в настоящей войне»;

Колонтай – эта «мироносица» Ленина – признавала

«единственную культуру германскую и разделяла взгляд немцев, что Славяне и Россия должны составить хороший навоз для германской культуры»;

а Троцкий здесь уже в Петрограде, призывал в своих выступлениях и «лекциях» громы не на Германию и Австро-Венгрию, а на Англию и Францию, своими нападками на личности послов, толкая своих слушателей на эксцессы против союзных послов в Петрограде с целью ускорить разрыв наш с союзниками.

Ведь для «поражения России» мало было отравить флот и армию, разграбить банки и уничтожить «буржуев», надо было также лишить Россию и союзников, которые могут ей помогать в нужде.

"Вечерняя газета Время", 13 июля 1917 г.

 

Приговор демократии

Вчера объединенное заседание Исполнительных Комитетов Советов Раб. и  Солд. и Советов Крестьян-Депутатов большинством всех присутствовавших против 11, при 6 воздержавшихся, признало, что руководящие организации большевистской фракции вели среди солдат и рабочих безответственную демагогическую агитацию, закончившуюся открытым мятежом против воли революционного большинства, содействуя этим внутри страны возникновению гражданской войны и контрреволюции, а на фронте— поражению, и что такой образ действий является преступлением против народа и революции.

Демократия вынесла свой приговор!

Большевики объявлены врагами народа и революции.

И такой приговор был неизбежен. Другого мнения не могло быть о мятежниках, организовавших заговор против народа, пытавшихся при помощи пулеметов насиловать волю организованной демократии, проливших братскую кровь на улицах, посеявших в стране анархию и вызвавших из темных закоулков жизни контрреволюционные силы. Мы уже знаем, какую муть и грязь вызвала со дна русской жизни попытка большевиков навязать свою волю демократии, в какой чудовищный клубок легкомыслия и преступления сплелись все последовавшие за этой попыткой события: демагогия и предательство, продажность и политическая реакция.

Дело судебных властей—по ниточкам разобрать этот клубок.

Вынося политический приговор большевикам, организованная революционная демократия в лице Исполнительных Комитетов призывает сохранять организованное единство революции и требует безусловного выполнения всех решений, принятых большинством, особенно принимая во внимание ту смертельную опасность, которая грозит революции как внутри страны, так и на фронте, считаясь также и с той огромной ответственностью, которая сейчас лежит на всех революционерах. Этот призыв к порядку должен быть услышан и понят всеми.

В грозную минуту, когда на карту поставлены судьба революции и будущее страны, демократия должна особенно проникнуться идеей ответственности и единства. Без этого никакая победа революции невозможна. И мы приветствуем резолюцию Исполнительных комитетов, как первый шаг на этом пути после только что пережитых трагических событий, явившихся результатом полной политической безответственности и сознательной дезорганизации.    

Дело народа 1917, № 100 (14 июля)

 

Что случилось?

Это было третьего—четвертого июля. Рабочие и солдаты шествовали вместе по улицам Петрограда, провозглашая:

«Вся власть Советам Рабочих и Солдатских Депутатов».

Чего хотели тогда рабочие и солдаты, чего добивались они?

Может быть, свержения Советов?

Конечно, нет.

Рабочие и солдаты добивались тогда того, чтобы Советы взяли в свои руки всю власть, облегчив тяжелую жизнь рабочих, крестьян, солдат и матросов.
Они добивались усиления Советов, а не их ослабления и уничтожения.
Они хотели, чтобы Советы, взяв власть, порвали с помещиками, передав землю крестьянам теперь же, не откладывая дела в долгий ящик.
Они хотели, чтобы Советы, взяв власть, порвали с капиталистами, создав лучшие условия труда и рабочий контроль на фабриках и заводах.
Они хотели, чтобы Советы, объявив справедливые условия мира, прекратили, наконец, тяжелую войну, уносящую миллионы молодых жизней.

Вот чего добивались тогда рабочие и солдаты.

Но вожаки Исполнительного Комитета — меньшевики и эсеры — не захотели идти по стопам революции.
Союзу с революционным крестьянством они предпочли соглашение с помещиками.
Союзу с революционными рабочими они предпочли соглашение с капиталистами.
Союзу с революционными солдатами и матросами они предпочли союз с юнкерами и казаками.

Вероломно объявив большевистских рабочих и солдат врагами революции, они обратили свое оружие против них в угоду контрреволюции.

Слепые! Не заметили, что, стреляя в большевиков, они стреляли в революцию, подготовляя торжество контрреволюции.

Именно потому и выползли тогда скрывавшиеся дотоле в потемках контрреволюционеры.

А начавшийся к тому времени прорыв нашего фронта, показавший пагубность советской политики, еще больше окрылил надежды контрреволюции.

И контрреволюция не преминула использовать «ошибки» меньшевиков и эсеров.

Напугав и запутав, приручив и сплотив их вокруг себя, главари контрреволюции, гг. Милюковы, открыли поход против революции. Разгром и закрытие газет, разоружение рабочих и солдат, аресты и избиения, ложь и клевета, гнусная и низкая клевета продажных сыщиков на дорогих вождей нашей партии, — таковы плоды политики соглашений.

Дело дошло до того, что обнаглевшие кадеты ставят ультиматумы, угрожая и терроризируя, хуля и понося Советы, а перепуганные меньшевики и эсеры сдают позицию за позицией, причем под ударами кадетов храбрые министры летят, как щепки, очищая дорогу для ставленников Милюкова в интересах... спасения... революции.

Надо ли удивляться после этого, что контрреволюция торжествует победу?

Таково положение теперь.
Но долго длиться так не может.

Победа контрреволюции есть победа помещиков. Но крестьяне не могут жить дольше без земли. Поэтому неизбежна решительная борьба с помещиками.

Победа контрреволюции есть победа капиталистов. Но рабочие не могут успокоиться без коренного улучшения своего быта. Поэтому неизбежна решительная борьба с капиталистами.

Победа контрреволюции означает продление войны, но война не может долго продолжаться, ибо вся страна задыхается под ее тяжестью.

Поэтому победа контрреволюции непрочна и мимолетна.

Будущее за новой революцией.

Только осуществление полного народовластия может дать крестьянам землю, урегулировать хозяйственную жизнь страны и даст желанный мир, так необходимо нужный исстрадавшимся народам Европы.

К. Сталин

 

Еще по теме:

Революция. 1917 год. Предисловие

.............................................................................

Не защищайте М. Горького (июль 1917 г.)

Грядущий хам уже пришел и справляет свое обывательское торжество (июль 1917 г.)

Безумие, бесчестие и предательство на фронте (июль 1917 г.)

Новые разоблачения Ленина и большевиков (июль 1917 г.)

Дело Ленина и других большевиков (июль 1917 г.)

Кризис власти (июль 1917 г.)

Отношение к большевикам в Сибири (июль 1917 г.)

Дело Ленина (июль 1917 г.)

Где Ленин? (июль 1917 г.)

Дело Ленина и других (по данным прокурора петроградской судебной палаты)

Расследование по делу Ленина и прочих германских агентов (июль 1917 г.)

 

 

Категория: Революция. 1917 год | Просмотров: 158 | Добавил: nik191 | Теги: Ленин, июль, 1917 г., революция | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ
Анализ веб сайтов

» Block title

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
senior people meet contador de visitas счетчик посещений

» Новости дня

» Block title


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz