nik191 Суббота, 06.03.2021, 18:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Обзор СМИ [14]
Этот день 100 лет назад. [3086]
Этот день в истории [282]
Московские новости [1]
Этот день 200 лет назад [149]
Этот день 50 лет назад [9]
Этот день 150 лет назад [32]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » Новости дня » Этот день 150 лет назад

16 февраля 1871 г. Внешняя политика

Ричиотти Гарибальди

 

 

 

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

 

 

16 февраля 1871 г.

 

В области иностранной политики, вся минувшая неделя сохраняла характер полнейшей неопределенности. Главный насущный вопрос минуты, т. е. заключение мира между Германией и Францией, должен был окончательно решиться только третьего дня, т. е. 14-го февраля*) но в ту минуту, как мы пишем эти строки, в Петербурге еще не получено достоверных известий о развязке Версальских переговоров.

*) Предварительные условия мира подписаны 14 февраля и утверждены Национальным собранием, большинством 545 голосов против 108, 1 марта (17 февраля). Ред.

Впрочем, надежды на мир так сильны и велики, все слухи и известия, пришедшие из Версаля и Бордо, столь благоприятны миру, что в счастливом исходе переговоров почти нельзя сомневаться. Глава французского временного правительства, Тьер, облеченный самыми обширными полномочиями от Бордосского Учредительного Собрания, обнаруживал все это время полную готовность ко всевозможным уступкам, совместным с интересами побежденной, но все еще готовой на дальнейшую борьбу, Франции.

Необходимость территориальных уступок была признана им беспрекословно и все переговоры шли только о размере, как этих уступок, так и военного вознаграждения победителям. Нам еще не известно, до сих пор, какими были эти размеры, как в требованиях победителя, так и в предложениях Тьера, но всякий, кто знаком с здравым смыслом и практическим благоразумием нынешнего французского уполномоченного в Версале, имеет право утверждать а рriori, что предложениями Тьера вполне исчерпывается все, что действительно может уступить Франция. Таким образом, если переговоры не удадутся, то виной этому будет, несомненно, чрезмерная требовательность победителей.

Впрочем, ожидать чего-либо подобного, по ходу Версальских переговоров — вряд ли возможно. Всего вероятнее, что мир будет окончательно заключен еще прежде, чем наше обозрение появится в печати и что, в следующий раз, нам придется обсуждать условия этого мира и значение территориальных уступок, сделанных Францией Германии.

Когда мир будет заключен, весь интерес великой трагедии, заканчиваемой им, на половину сосредоточится на вопросе о новой форме правления во Франции. Настроение народного собрания, заседающего ныне в Бордо, успело уже высказаться на этот счет с достаточной определительностью.

Это собрание—настроено положительно враждебно к учениям и теориям крайних республиканцев. Оно будет стремиться к установлению во Франции правительства, имеющего умеренно-либеральный характер, но, повторяем это еще раз, вряд ли решится высказаться теперь же в пользу конституционной монархии, с государем из Орлеанской династии во главе. Республиканская форма—единственный, ныне возможный, исход. Сам Тьер понимает это так хорошо, что, по его настоянию, герцоги Омальский и Жуанвильский, приехавшие было в Бордо, с целью добиваться допущения в Учредительное собрание, членами которого они избраны в двух избирательных округах,—оставили на время свое намерение и выехали вон из города, где заседают верховные представители народной воли Франции.

Бордоское собрание, однако ж, начинает заходить слишком далеко в заявлениях своей враждебности к партии крайних республиканцев. Эта партия, так или иначе, а все-таки составляет в настоящую минуту силу, с которой необходимо считаться. Не следует забывать, что еще вчера, так сказать, в ее руках сосредоточивалась вся власть над французскими провинциями и что приверженцы ее, хотя и составляющие меньшинство—рассеяны по всей стране и из всех остальных партий обнаруживают наиболее энергии и уменья в произведении эффектных демонстраций и революционных переворотов.

Такой элемент, в трудные минуты, необходимо обходить, а Бордоское собрание, вместо того, точно задалось мыслью раздражать его, без всякой видимой нужды. В этом отношении, особенно бестактна была его выходка с Гарибальди и его поведение с итальянскими волонтерами, явившимися во Францию.

Когда Гарибальди, после поданной им отставки от звания члена учредительного собрания, захотел на прощанье с своими минутными товарищами сказать несколько слов, большинство собрания, самым оскорбительным образом, не допустило его говорить, а затем, гарибалдийские волонтеры были распущены и высланы из Франции, под предлогом беспорядков, происшедших в Ницце.

Несчастье Франции всегда состояло в том, что в этой стране торжествующая партия не умеет соблюдать умеренности в победе и не щадит побежденных. Люди, составляющие ныне большинство в Бордосском учредительном собрании, кажется, собираются идти по этой же дороге. Если они не опомнятся вовремя, то для бедной Франции заключение мира с Германией, несмотря на все принесенные жертвы, далеко еще не будет сигналом успокоения и умиротворения. За опустошительной войной последует, в таком случае, внутренняя и не менее опустошительная усобица.

Будем, однако же, надеяться, что этого не случится и что благоразумие таких политических деятелей, как Тьер, сумеет сдержать торжествующее большинство в пределах благоразумной умеренности и мягкости отношений к побежденным партиям.

В объединенной Германии, за это время совершился один частный, но, может быть, чреватый последствиями, факт. Избиратели баденской столицы Карлсруэ, предложили баденскому принцу Вильгельму кандидатуру на звание депутата от их округа в германском рейхсрате и принц Вильгельм принял это предложение. Если он будет избран (а это, в данном случае, несомненно), то это избрание составит весьма важный прецедент. Германские принцы, являясь в качестве депутатов в парламенте Германской Империи, могут придать этому собранию значение, которое может быть и не входило в расчеты создателя германского единства графа фон-Бисмарка.

В Австрии, новое министерство Гогенворта-Хабитеника, встреченное таким недоверием цислейтанских централистов, успело уже потерпеть частное поражение. Рейхсрат отказал в потребованном им временном кредите на два месяца и дал этот кредит только на один месяц. Такой дебют новых министров предвещает весьма мало хорошего. Австрийскому правительству, видно, не суждено найти прочного основания для управления разноплеменной империей Габсбургов.


Всемирная иллюстрация : Еженед. илл. журнал, № 8 (112) - 20 февраля - 1871.

 

 

Еще по теме:

1 января 1871 года Разные известия

.....................................

26 января 1871 года Разные известия

.....................................

2 февраля 1871 г. Разные известия

.....................................

9 февраля 1871 г. Новейшие известия

.....................................

16 февраля 1871 г. Разные известия

16 февраля 1871 г. Внутренняя политика. Женский вопрос

16 февраля 1871 г. Внешняя политика

16 февраля 1871 г. Новости наук и цивилизации

Драгоценные приношения, по случаю истечения 500 летнего существования Симоновской обители

 

 

Категория: Этот день 150 лет назад | Добавил: nik191 (17.02.2021)
Просмотров: 21 | Теги: 1871 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz