nik191 Воскресенье, 31.05.2020, 06:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1089]
История искусства [229]
История науки и техники [286]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 61

 

В виду предстоящего в будущем 1900 г. чествования памяти генералиссимуса-фельдмаршала графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского, князя Италийского, по поводу столетней годовщины его смерти, редакция „Московского Листка" предполагает помещать в воскресных приложениях описание жизни и подвигов великого полководца, заимствуя данные из разных верных источников.

 



Граф А. В. Суворов-Рымникский.

(К столетию со дня его кончины)

 

Прибавление

к части 1

 

 


Граф Александр Васильевич Суворов- Рымникский,
князь Италийский

(1729—1800)

 

 

 

     См. Часть № 60

 

 

Взятие С. - Готарда

 

После победы при Нови, Суворов получил известие, что со стороны крепости Кони собирается французская армия во главе с Шампионэ, в виду чего он отказался от преследования отступающего противника и перенес свою главную квартиру в Асти. Прерванная сражением при Нови, осада Тортонской цитадели шла не успешно, и Суворов приказал Розенбергу готовиться к ее штурму; но дело до этого не дошло, так как 11 августа была заключена конвенция, по которой состоялось перемирие до 31 августа. Таким образом Суворову пришлось три недели провести в Асти в бездействии.

Время здесь проходило в торжествах; справлялись победы, праздновались царские дни и раздавались награды. В это время сардинский король, выразив глубокую признательность Императору Павлу за восстановленный прежний порядок, обратился к Суворову с письмом, в котором горячо благодарил его и уведомлял, что он, Суворов, пожалован

„великим маршалом пьемонтских войск и грандом королевства, с потомственным титулом принца и кузена короля;"

письмо было заключено словами:    

«Votre tres-affectione cousin».

По поводу этой награды Император Павел писал Суворову:

„Радуюсь, что вы мне делаетесь родней, ибо все владетельные Особы между собою родней почитаются".

Имя русского полководца чествовалось не только в России и Италии, а всюду, куда только успели долетать вести о его славных подвигах; в Англии не только победы Суворова, но даже его странности приводили всех в восторг; где только не гремели заздравные тосты в честь победителя. Русский посол в Лондоне, граф Воронцов писал Суворову:

„если бы ваша светлость могла явиться здесь, вы увидели бы народ благодарный и чувствующий цену ваших заслуг и достоинств“.

И действительно имя Суворова прославлялось в Лондоне необычайно; в честь его выбивались медали, издавались брошюры с его жизнеописанием, ежедневно появлялись разные карикатуры; на одной из таковых Суворов был изображен маленьким, но коренастым человеком, пожирающим пеших и конных французов, которых большой вилкой клал в свою огромную пасть разом десятка по два, так что изо рта его торчали ноги, головы и шляпы.

 

 

Другая карикатура представляла из себя Суворова, ведущего на веревке французских военначальников в Россию, при чем Суворов был изображен в больших сапогах с длиннейшими шпорами и с трубкой во рту. Вообще Суворов сделался на столько модным, что в честь его появились прически, шляпы, пироги и проч.

Масса иностранцев приезжала в Асти приветствовать Суворова, для которых последний обыкновенно устраивал обеды, правда довольно прескверные, так что гости зачастую вставали из-за стола голодными. При званых обедах Суворов позволил себе иногда выпить лишнее, после чего начинал всегда дремать, но в это время его камердинер Прохор толкал своего барина без церемонии в бок, говоря:

„пора, сударь, идти спать".

Пока Суворов непроизводительно проводил время в Асти, ожидая сдачи Тортоновской цитадели, тем временем у лондонского кабинета явилась мысль вырвать из рук Франции Голландию. Мысль эту Суворов однако не одобрял и предприятие это обрисовывал в мрачных красках, что видно из его слов:

„Господи, да не буду я пророком".

Уничтожение Батавской республики и восстановление в Голландии прежнего порядка, вполне отвечали взглядам русского Императора, и Государь стал в этом содействовать лондонскому кабинету. В Петербурге и Лондоне начали спешно снаряжать эскадры, но вместе с тем тщательно скрывали эту мысль от Австрии. В Вене проведали секрет Англии и России, и Австрия позаботилась голландскую экспедицию приспособить к своим интересам, стремясь возвратить Нидерланды под свою власть.

Вслед за сим, между Петербургом и Лондоном решено было изменить размещение союзных войск по театрам войны, а именно: в Италии оставить австрийские войска; в Швейцарии — сосредоточить русские войска под начальством Суворова; эрц-герцогу Карлу—поручить прикрывать правый фланг русской армии, а левый фланг последней должен был быть обеспечен австрийскими войсками северной Италии; войска Суворова предназначались для вторжения в пределы Франции.

Венский же кабинет, не согласившись с этим предложением, потребовал следующих изменений: вторжение в пределы Франции отложить до следующего года; русским войскам немедленно переместиться в Швейцарию; эрц-герцогу Карлу действовать на нижнем Рейне и в то же время поддерживать связь с англо-русским десантным корпусом в Голландии.

Император Павел, не усматривая в этом изменении ничего противоречащего его планам, изъявил свое согласие. Суворов однако был совершенно другого мнения; он находил, что оставлять Италию, не завладев генуэзской Ривьерой, — невозможно, а экспедицию в Голландию признавал бесполезной. Австрийский гофкригсрат, полагая, что после поражения французов при Нови, опасность со стороны последних в Италии миновала,—старался поскорее сбыть неукротимого русского главнокомандующего и нанес ему неожиданный удар.

Император Франц прислал приказ Суворову, в коем повелевалось немедленно сдать австрийские войска Меласу, а с русскими неотлагательно выступать в Швейцарию, при чем, дабы загладить резкий поступок венского двора к фельдмаршалу, в приказе говорилось:

„победы ваши произвели уже счастливый оборот в делах Италии и удалили всякое опасение. От швейцарской экспедиции будет зависеть судьба всей войны“.

Вскоре Император Павел подтвердил Суворову свое согласие на переход русских в Швейцарию.
Поход в Швейцарию был сопряжен с громадными затруднениями: войска не были снаряжены для горной войны, не было офицеров генерального штаба, знакомых с краем, малочисленная армия не соответствовала своему назначению, а между тем венский кабинет требовал возможно скорее сменить их войска в Швейцарии.

Все это заставило Суворова послать Государю беглый критический обзор как минувших событий, так и будущего плана и при этом просить удалить его из армии. Впрочем, вслед за сим Суворов послал другое донесение Государю, в котором просил прощения, говоря, что в скорби сердца он решился упомянуть об увольнении, ибо лично он готов переносить всякие обиды,

„но когда наглостью и дерзновенностью союзного, облагодетельствованного кабинета оскорблялись некоторым образом слава и достоинство Монарха моего и победоносного мне вверенного Его оружия,—тогда долгом поставлен я уклониться в мирное жилище".

Государь, конечно, и не думал гневаться на Суворова; Его Величество сам был тех же мыслей, но только не хотел изменить своему слову, не достигнув намеченной цели. Однако каверзы австрийского кабинета заставили Императора Павла относиться более осмотрительно к его политике. Извороты венского кабинета не могли быть сразу замечены в Петербурге, так как Разумовский, этот покорный слуга Тугута, доносил обо всем всегда в смысле желательном в Вене, за что впоследствии и был заменен Колычевым.

Новый русский посол пришелся не по вкусу Тугуту, и последний даже избегал с ним входить в официальные сношения, а в то же время русский Император стал явно выказывать свое недоверие австрийской политике, благодаря чему отношения между союзниками сделались натянутыми и вскоре сильно обострились, причиной чего было следующее обстоятельство: Император Павел взял под свое покровительство курфюрста Баварского и герцога Виртемберского, дабы оградить их от земельного захвата со стороны Австрии; но последняя, как бы мирясь с этим обстоятельством, намеревалась вознаградить себя за это в Италии частью владений Сардинского короля и Папской области, чем явно и обнаружила свои корыстные цели.

 

И. С.

 

(Окончание следует)

 

Московский листок, Иллюстрированное приложение № 49, 19  декабря 1899 г.

 

 

Еще по теме:

 

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 1

..................................

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 60

..................................

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 62

 

 

 

Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (19.05.2020)
Просмотров: 24 | Теги: А. В. Суворов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz