nik191 Воскресенье, 31.05.2020, 08:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1089]
История искусства [229]
История науки и техники [286]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 60

 

В виду предстоящего в будущем 1900 г. чествования памяти генералиссимуса-фельдмаршала графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского, князя Италийского, по поводу столетней годовщины его смерти, редакция „Московского Листка" предполагает помещать в воскресных приложениях описание жизни и подвигов великого полководца, заимствуя данные из разных верных источников.

 



Граф А. В. Суворов-Рымникский.

(К столетию со дня его кончины)

 

Прибавление

к части 1

 

 


Граф Александр Васильевич Суворов- Рымникский,
князь Италийский

(1729—1800)

 

 

 

     См. Часть № 59

 

 

Новый французский главнокомандующий прибыл в армию 24 июля; приезд его необыкновенно воодушевил войска; все надеялись на его опытность и решимость и верили в победу. Жубер, будучи уверен генералом Сен-Сиром, что союзные войска сосредоточены под Александрией, не выждав более достоверных сведений о неприятеле, двинул свою армию к последней. Заняв по пути Акви и Арквату, он продолжал наступление к Нови.

В виду появлении противника Суворову пришлось изменить свой план.

Рано утром 9 августа, левая французская колонна подошла к Нови. Суворов, ожидая каждую минуту боя, спешно сделав необходимые распоряжения, отправился на рекогносцировку неприятельской позиции. Французы узнали Суворова по его костюму, он был в одной рубашке, и открыли по нем сильный огонь, но фельдмаршал благополучно вернулся, и как бы веря в новую победу, был в особенно веселом расположении духа.

Французы заняли крепкую позицию, между рр. Орбой и Скривией, на возвышенности которой находился городок Нови, окруженный высокой каменной стеной, садами, отдельными домиками, заборами и изгородями, но зато тыл позиции, как имеющий, почти параллельно фронту, глубокие овраги с речками, представлял большие затруднения на случай отступления.

Целый день, августа, прошел без почина с обеих сторон; Жубер видимо не желал оставлять свою позицию и ждал наступления со стороны союзников, а Суворов готовился к атаке на следующее утро, поджидая Края.

Ознакомившись с неприятельской позицией, Суворов отдал следующее приказание: Краю атаковать французов с левого их фланга; Багратиону—действовать против Нови; Милорадовичу — стать позади последнего, за Поцоло-Формигоро, а Меласу и Дерфельдену—оставаться в резерве.

Силы союзников, кроме резерва, доходили до 37,000 чел., тогда как армия Жубера численностью была не более 35,000 чел., но зато французы обладали почти неприступной позицией, с высоты которой можно было видеть, как на ладони, все движения союзников и успеть вовремя предупредить их намерение. Жубер, видя, как войска Края, Ото и Бельгарда, тянулись длинной линиею от Мантуи, и что силы союзников начинают прибывать, — впал в уныние и не прочь был отступить, но не решился на это, памятуя данное им обещание своей жене, с которой расстался тотчас после свадьбы, что вернется или победителем, или мертвым.

Едва занялась заря, как Суворов приказал начать наступление. Край, выслав небольшой отряд в обход в тыл противнику, повел атаку на левый фланг позиции; он быстро успел сбить передовые части неприятельской кавалерии и, несмотря на ожесточенный огонь, продолжал движение. Жубер поскакал в цепь и тут же был убит. Смерть его скрыли от войск, а начальствование над войсками опять принял Моро.

Передовая линия Края уже стала подыматься на высоты, но Моро успел вовремя подкрепить свой правый фланг, отбросив австрийцев. Край просил Багратиона подкрепить его, но последний не решился действовать вопреки диспозиции и послал за разрешением к Суворову ординарца; не получая ответа, он послал второго, но и этот не возвратился; тогда Багратион сам поскакал к Суворову.

У Поцоло-Формигаро он встретил свиту главнокомандующего, и невдалеке от нее лежал на земле сам фельдмаршал, завернувшись в плащ и делая вид, что он спит. Услыша голос Багратиона, Суворов вскочил и, узнав о неудаче австрийцев, приказал ему, соединившись с ними, возобновить атаку, а вместе с сим атаковать также и Нови.

Атака возобновилась, и наиболее трудное дело выпало на долю русских. Французы, засевшие в канавах и разных строениях, осыпали градом пуль атакующих; но это не остановило чудо-богатырей и они добрались до высокой стены, защищающей город; взять же эту преграду штурмом было невозможно и им пришлось, под ядрами и картечью, изменить направление и повернуть вправо. В это время французы вышли из Нови и ударили во фланг Багратиона; он отразил этот неожиданный удар, но затем, в виду больших потерь и многочисленности отряда — принужден был отступить.

Тем временем, против левого фланга появилась французская колонна Ватрена, шедшая от Скривии. Суворов послал против Ватрена Милорадовича и отправил приказание Дерфельдену— спешить к Нови.

Хотя колонна Ватрена и была отбита, но она все-таки грозила левому флангу серьезной опасностью, а вторичная атака на Нови вновь не удалась.

 

Штурм Суворовым С.-Готарда, 13 сентября 1799 года.

(С картины худ. Коцебу из галереи Зимнего Дворца).

 

Дерфельден, под палящим солнцем, не шел, а бежал со своими войсками, и как только он прибыл, русские возобновили атаку, стремительно бросились на французов и, отбросив их, ударили на высоты. Не взирая на убийственный огонь и массу павших, Дерфельден три раза принимался овладевать высотами, но неудача следовала за неудачей. Солдаты выбились из сил, масса людей падала не только от неприятельского огня, но и от раскаленных лучей итальянского солнца.

Передышка была необходима и Суворов приказал приостановить атаку.

Суворов во время боя, как и при Треббии, встречал отступающие батальоны, крича:

„молодцы ребята, заманивайте их, заманивайте, спасибо ребята, что догадались, а теперь стой! Пора назад, и хорошенько их, не задерживай, иди шибко, бей штыком, колоти прикладом... ух! махни, головой тряхни!"

— но как не старались солдаты угодить своему любимому фельдмаршалу, однако полное изнеможение сказывалось. После неудачных атак Дерфельдена, Суворов слез с коня, упал и стал кататься по земле пред фронтом, крича:

„Ройте мне могилу, я не переживу этого дня“.

Казалось бы подобной выходкой высказывалось отчаяние, но на самом деле Суворов был уверен, что эти неудачи не могут предшествовать поражению, и проделывал все это только для того, чтобы напрячь последние силы у людей и скорее сломить противника. Бой по всей линии замолк,—но не на долго.

Суворов послал ординарца в Ривальту к Меласу с приказанием двинуться левее русской позиции и атаковать французов во фланг.    

В три часа дня атака возобновилась одновременно по всей линии; французы встретили атакующих сильным артиллерийским огнем; но это не остановило их и они с ожесточением бросились на высоты. Одновременно с этим, Мелас, взобравшись на высоты, занял Арквату и очутился в тылу французской позиции. Всюду завязался кровопролитный бой, и вскоре русские войска ворвались в Нови.

Положение французов сразу изменилось, натиск союзников заставил их ретироваться, а отступать было некуда, так как прямой путь на Гави был уже отрезан. Французы бросились во все стороны, отыскивать себе путь окольными дорогами; отступление их обратилось в полное бегство. Целая французская бригада, не успела отступить и положила оружие.

В 7-м часу вечера бой стих, и Суворов, объехав войска, остановился в одном из домиков, где тотчас же приступил к дальнейшим распоряжениям. В это время к нему приехал адъютант Розенберга, поручик Толь, за приказанием; Суворов встретил его в одной рубашке и исподнем белье и покрытый потом и пылью.

„Хорошо мой друг, сейчас дам приказание, сказал фельдмаршал посланному, но при этом спросил его: „ заложены ли мины под Тортоной?

„ Не могу знать",

ответил молодой офицер.

„Немогузнайка, опасный человек, схватите его!“

крикнул Суворов и забегал со страшными ужимками по комнате.

Заметя смущение молодого офицера, Суворов успокоился и, передавая ему запечатанное приказание, сказал:

„мы должны знать все, будьте вперед осторожнее".

Наступила ночь, утомленные войска расположились на ночлег на месте сражения; воцарилась тишина и только издали были слышны выстрелы преследующих противника.

В полночь, неожиданно для всех, глубокий сон усталого войска был нарушен: в Нови раздалась сильная ружейная трескотня; скрывшиеся в домах несколько сот французов напали на русский караул и избили его поголовно, а затем заперли городские ворота и намеревались обороняться. Но подоспевший русский батальон, взломав ворота, ворвался в город и в свою очередь переколол всех французов, а также и тех жителей, которые принимали участие в избиении караула.

 

Суворов при Нови

 

Этим закончилось сражение при Нови. Обе стороны отличались необыкновенным упорством, благодаря чему, вся местность, на которой происходило сражение, была усеяна телами убитых и умирающих;

„на самом урожайном поле не могло быть столь много снопов сжатого хлеба",

—так говорили очевидцы.

У Края выбыло из строя около 5000 ч., у русских около 2000 ч.; в общем потери союзников доходили до 8000 ч. Поторя же французов превышала 9,500 ч.; последние особенно сильно потерпели при отступлении. В числе пленных, которых было более 4000 ч., заключалось 84 офицера и 4 генерала; из последних: Груши и Пертуно, согласно воле русского Императора, были отправлены в Петербург. Союзникам досталось несколько знамен и более 30 орудий.

В реляции своей Суворов одинаково хвалил, как русских, так и австрийцев, и представил длинный список наград. Государь щедро наградил всех представленных, а женам и семьям убитых приказал по смерть выдавать жалованье их мужей и отцов.

Суворов получил необыкновенно милостивый рескрипт, в котором говорилось, что Государь не знает, чем наградить его, ибо "он поставил себя выше награждений". Государь придумал для него небывалую награду; был отдан приказ, чтобы гвардия и все войска, даже в присутствии Его Величества, отдавали Суворову почести, следующие по уставу собе Императора. Сообщая о сем Суворову, Государь писал ему:

 „Достойному—достойное"

и заключил  рескрипт словами:

„прощайте, князь, живите, побеждайте французов н прочих, кои имеют в виду не восстановление спокойствия, но нарушение оного".

Глубокое впечатление произвела новая победа в Петербургу всюду славили великого полководца.

Посланный с донесением от Суворова в Петербург подполковник Пушников был предметом общего внимания.

Государь произвел Пушникова в следующий чин, наградил его двумя орденами, из коих один был с бриллиантами, пока он был в Петербурге, звал его каждый день к обеду и ужину. Наследник Цесаревич подарил Кушникову свою шубу, говоря при этом: „мне нельзя ехать в Италийскую армию, так пусть там будет хотя моя шуба".

Победа при Нови нанесла жестокий удар национальной гордости Франции.


И. С.


(Продолжение следует).


Московский листок, Иллюстрированное приложение № 48, 12 декабря 1899 г.

 

 

Еще по теме:

 

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 1

..................................

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 59

..................................

Генералиссимус Александр Васильевич Суворов (К 140-летию со дня смерти)


 

 

Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (16.05.2020)
Просмотров: 27 | Теги: А. В. Суворов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz