nik191 Воскресенье, 31.05.2020, 08:04
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1089]
История искусства [229]
История науки и техники [286]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История. События и люди.

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 33

 

В виду предстоящего в будущем 1900 г. чествования памяти генералиссимуса-фельдмаршала графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского, князя Италийского, по поводу столетней годовщины его смерти, редакция „Московского Листка" предполагает помещать в воскресных приложениях описание жизни и подвигов великого полководца, заимствуя данные из разных верных источников.

 



Граф А. В. Суворов-Рымникский.

(К столетию со дня его кончины)

 

Прибавление

к части 1

 

 


Граф Александр Васильевич Суворов- Рымникский,
князь Италийский

(1729—1800)

 

 

     См. Часть № 32

 


Вторая Турецкая война.

Взятие Измаила

 

Штурм Измаила был назначен на 11-е декабря. 7-го декабря было послано Айдос-Мехмет-паше письмо Потемкина с предложением сдать крепость. Отсылая это письмо, Суворов приложил свою записку, следующего содержания:

„Сераскиру, старшинам и всему обществу. Я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление—вам; первый мой выстрел — уже неволя; штурм — смерть. Что оставляю вам на рассмотрение".

Сераскир ответил посланному:

„Скажи Суворову, что скорее Дунай остановится в своем течении и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил".

Еще ранее этого, сераскир знал от беглецов о решении Суворова и, ожидая штурма каждую ночь, удвоил бдительность; половина гарнизона по ночам не спала и была в полной готовности для отражения штурма; сам сераскир объезжал по ночам крепость и ежечасно посылал дозоры. Войска той и другой стороны в напряженном состоянии ожидали штурма. Наступившее роковое молчание предвещало скорую кровавую развязку.

Обстоятельно изложенная диспозиция Суворова подробно определяла действие каждого начальника; войскам вменялось в обязанность щадить безоружных жителей, а в особенности женщин и детей.

Штурм предписывалось начать одновременно по третьей ракете.

10 декабря, с восходом солнца, русские открыли сильную канонаду по крепости со всех своих батарей и с флотилии; турки горячо отвечали. Канонада беспрерывно продолжалась целый день; город сильно пострадал, но также и русские понесли чувствительную потерю.

С наступлением ночи все замолкло— это был небольшой роздых перед штурмом.

Суворов не отдыхал; он ходил по бивуаку, разговаривал с офицерами и солдатами и ободрял последних.

В 3 часа ночи взвилась первая ракета, по которой войска поднялись и заняли указанные по диспозиции места.

Войска были разделены на три отделения, а каждое отделение состояло из трех колонн. Первым отделением начальствовал генерал-лейтенант Потемкин; вторым—Самойлов и третьим— де Рибас. Начальниками колонн были: в первом отделении -генерал-майоры: Львов, Ласси и Мекноб; во втором—бригадиры: Орлов, Платов и генерал-майор Голенищев-Кутузов и в третьем—бригадир Чепага, генерал-майор Арсеньев и гв. майор Марков. Суворов находился на северной стороне при третьей колонне.

При Суворове, кроме его штаба, состояло много известных волонтеров, как, напр., сын принца Де-Линь, герцог Фронсак, (он же Ришелье, впоследствии градоначальник г. Одессы), граф Ланжерон, граф Валериан Зубов и др.

Некоторые из этих лиц принесли существенную пользу при штурме, в особенности на флотилии, а впоследствии имена их сделались известными на разных поприщах.

По второй ракете, войска, осенив себя крестным знамением, начали наступление.

В 5 1/2 ч. утра, взлетела третья ракета и колонны быстро двинулись на штурм.

Турки, подпустив атакующих на 400 шагов, открыли убийственный огонь, но не дрогнули русские войска и храбро бросились вперед.

Колонна Ласси, подоспевая ранее других ко рву, под огненным дождем, спустилась в него и, взобравшись по лестницам на вал, начала очищать его от защитников.

Подошли остальные колонны и со всех сторон русские, как мухи, ползли на стены крепости. Валы Измаила огласились криками: ура! и алла! Началась ожесточенная схватка, и к 8 часам утра вся ограда крепости была уже в руках русских.

Одновременно с этим, русская флотилия, несмотря на сильный туман и огонь противника, подошла к крепости с речной стороны и произвела высадку. Де-Рибас лихо ударил на турок, сбил их и вошел в связь с колоннами Львова и Кутузова.

Наиболее тяжелая роль выпала на колонну Мекноба; она штурмовала крепость с северной стороны, где был самый сильный бастион; здесь рвы оказались настолько глубокими, а валы высокими, что лестницы приходилось связывать под убийственным огнем противника.

Блестяще выполнил Мекноб свое поручение, но, конечно, немалое значение имело и присутствие Суворова при этой колонне.

К несчастью, Мекноб был тяжело ранен.

Овладев валами крепости, русские представляли из себя уже слабую силу; большие потери при штурме и растянутость войск по стенам крепости не могли обеспечивать отпора, в случае нападения многочисленного противника.

Суворов, видя свое опасное положение и дабы не дать туркам опомниться, немедля двинул все колонны на город.

Турки приготовились к отчаянной обороне; улицы и каждое отдельное здание представляли из себя хорошо укрепленные места и овладеть городом было не легко.

Русские, с громадными усилиями и большими потерями, стягивались к центру города. На площадях, улицах и во всех домах завязалась отчаянная борьба, с которой нельзя даже сравнить ночной штурм.

Первым до средины города добрался генерал Ласси, а вскоре со всех сторон подоспели и другие колонны. Турки, несмотря на то, что были окружены, как бы обрекая себя на смерть, оборонялись с необыкновенной яростью.

В исходе 12 часа дня, кровопролитный бой утих; город был взят; неприятель оставался только в двух ханах (гостиницах), мечети и в редуте Табия; но, видя свое бессилие, после незначительной борьбы,—сдался.

Айдос-Мехмет паше не суждено было перенести позора; он умер от 16 штыковых ран, нанесенных ему при взятии одного из наиболее укрепленных хан, где он засел с 2,000 янычар.

 

 

В 4 часу все уже было кончено, только кое где раздавались ружейные и пистолетные выстрелы.
Солдаты, перенесшие чрезмерные невзгоды, до того освирепели, что били беспощадно даже тех, которые бросали оружие. Площади, улицы и дома были завалены грудами трупов.

 

(Продолжение следует).

 

И. С.

 

Московский листок, Иллюстрированное приложение № 32, 22 августа 1899 г.

 

 

Еще по теме:

 

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 1

..................................

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 32

..................................

Граф А. В. Суворов-Рымникский. (К столетию со дня его кончины). Часть 34

 

 

Категория: История. События и люди. | Добавил: nik191 (19.04.2020)
Просмотров: 24 | Теги: А. В. Суворов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz