nik191 Вторник, 07.07.2020, 02:57
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
История. События и люди. [1090]
История искусства [255]
История науки и техники [291]

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » Статьи » История. События и люди. » История искусства

Народный писатель Михаил Шолохов, часть 2

 

 

 

Народный писатель Михаил Шолохов

часть 2

 

Вместе с тем «Тихий Дон» является и военной эпопеей. Внушителен и необычен даже календарный масштаб этой вещи: она широко отражает период первой империалистической войны и далее — всю гражданскую войну. Такие рамки дают возможность Шолохову подробнейшим образом показать многими десятилетиями воспитанную в массе казачества воинскую доблесть, беззаветную личную храбрость, особые навыки и сноровку, бойца, неизменную мобилизованность и внутреннюю приверженность к строжайшей воинской дисциплине. Все эти разнообразные качества показаны в действии, то есть в условиях сурового испытания боем.

Русский народ любит воевать и умеет воевать — эти слова могут служить своеобразным батальным лейтмотивом всего романа. Многие его страницы красноречиво раскрывают на языке художественных образов военную психологию масс. Для исконного казака любой выдающийся человек — обязательно военный и обязательно казак. И разве не трогателен в своем твердокаменном упорстве некий казак Чикамасов, который, не допускающим возражения тоном, утверждает, что Ленин—«он и есть казак, только зараз не объявляется». Единственное, что его, Чикамасова, озадачивает, — это следующий недоуменный вопрос:

«Ежели он, Владимир Ильич,—нашинский казак, батареец, то откель он мог такую огромную науку почерпнуть?»

Шолохов всесторонне показывает казаков: и в быту, и в бою. В то же самое время он очень тонко подчеркивает расслоение внутри самого казачества. Не все казаки в романе одним миром мазаны. И для изображения офицерства — помещичьего сынка Листницкого, изнасиловавшего Аксинью, или предателя Капарина—Шолохов не жалеет злых, уничтожающих красок.

Правильная расстановка социальных акцентов вообще является сильной стороной «Тихого Дона». Непоколебимым спокойствием дышит образ Михаила Кошевого, устанавливающего твердой рукой советскую власть на хуторе Татарском. Потрясают страницы, посвященные мужественному и бесстрашному поведению командиров и красноармейцев, которые смотрят смело и гордо смерти прямо в глаза, уверенные в том, что победа рано или поздно будет за красными.

Этот глубокий оптимизм, помноженный на всю мощь художественного воздействия таланта Шолохова, привел к тому, что «Тихий Дон» быстро и навсегда нашел путь к читательскому сердцу. В совершенстве изображая то, что Чернышевский называл «диалектикой души», Шолохов сумел творчески породнить многих из своих героев с читателями. Можно ли действительно оставаться равнодушным к судьбе Аксиньи или Натальи, Кошевого или Мелехова? И эта горячая заинтересованность, столь отличная от обычного и праздного читательского любопытства, неопровержимо говорит о том, что в лице Шолохова мы имеем писателя поистине народного.

В «Тихом Доне» Шолохов показал, как и почему постепенно, «с боями» назревает решающий политический перелом в настроениях широкой массы казачества и начинается переход его на сторону советской власти. Григорий Мелехов бросает оружие в Дон. Его поступок воспринимается и как личный крах, и как конец «мелеховщины».

Торжество колхозного строя на Дону Шолохов отразил в «Поднятой целине». Гоголь в «Авторской исповеди» писал: «Говорили, что я умею... угадать человека, то есть, угадать, что он должен в таких и таких случаях сказать, с удержанием самого склада и образа его мыслей и речей».

Об этом виртуозном писательском умении «угадывать человека», его сокровенные мысли и его поступка думаешь очень часто, читая «Поднятую целину». Давыдов, Нагульнов, Кондрат Майданников, дед Щукарь, Лушка, — как верно все они «угаданы» Шолоховым и как ярко раскрыты их индивидуальности, их характеры!

Подлинная народность произведений Шолохова в огромной степени определяется тем, что все главные его герои—люди из народа. В дореволюционной русской литературе народ, согласно крылатому пушкинскому определению, безмолвствовал. Его изображали, защищали, представляли и отстаивали, от его имени самоотверженно боролись передовые русские писатели.

Однако, как правило, на литературную авансцену выводить его не разрешалось.
Шолохов сразу воспользовался правом, предоставленным писателям революцией. Он решительно демократизировал своего героя. Со страниц его произведений заговорил народ своими собственными устами, на собственном языке. Эту важнейшую особенность творчества Шолохова очень быстро почувствовал читатель. Она определила выдающийся успех его произведений и колоссально усилила степень их воздействия на массы.

«Искусство принадлежит народу. Оно должно уходить своими глубочайшими корнями в самую толщу широких трудящихся масс. Оно должно быть понятно этим массам и любимо ими. Оно должно объединять чувство, мысль и волю этих масс, подымать их».

Высоким требованиям, содержащимся в приведенных словах Ленина, полностью удовлетворяет творчество Михаила Шолохова, любимого писателя советского народа, с гордостью подчеркивающего свою принадлежность к «первым росткам взращенной партией советской интеллигенции».

«...Каждый из нас постоянно чувствует около себя... направляющую исполинскую трудовую и ласковую руку народа-созидателя»,

 — удовлетворенно говорит Шолохов. Пусть же сегодня он примет свою высокую награду, как всенародное рукопожатие, в которое вложена безмерная признательность всех тех, кого так щедро обогатили и потрясли его книги.


Б. РОЗАНОВ.


Красная звезда, № 63, 16 марта 1941 г.

 

 


Еще по теме:

 

Народный писатель Михаил Шолохов, часть1

Народный писатель Михаил Шолохов, часть 2

 

 

 

Категория: История искусства | Добавил: nik191 (25.05.2020)
Просмотров: 27 | Теги: Шолохов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz