nik191 Среда, 13.11.2019, 19:54
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [488]
Как это было [497]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [88]
Разное [19]
Политика и политики [132]
Старые фото [36]
Разные старости [42]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1572]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [766]
Украинизация [492]
Гражданская война [666]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2019 » Апрель » 26 » В стране комиссаров. Ужасы жизни в советской России
05:15
В стране комиссаров. Ужасы жизни в советской России

 

 

 


В стране комиссаров

 

Ужасы жизни в советской России

 

Гласный губернского земства А. И. Гаврилович, пробравшийся в Пермь из Москвы 6-го марта, в частном совещании гласных губернского земства, состоявшемся 2-го апреля, при участии многих служащих Губернской земской управы, поделился с земцами своими в высшей степени интересными впечатлениями, вынесенными им от полной ужасов жизни в городах советской России — Москве, Казани и Сарапуле.

За всеми провожающими в Москву (въезд и выезд из которой без разрешения запрещен) установлен строжайший надзор красноармейцев, которые, прежде всего, приводят в жизнь декрет о продовольственной диктатуре, зорко наблюдая, чтобы приезжающие в столицу не провозили с собою нормированных продуктов питания, а нормированными до 10-го декабря считались все продукты, кроме грибов.

Пермякам, говорит Гаврилович нечего говорить о том, с какими трудностями приходилось доставать при этой продовольственной диктатуре продукты из пригородных деревень, но если здесь продукты все-таки удавалось, хотя и с большим трудом, доставать, в Москве это сделать не представлялось почти никакой возможности, так как кроме самого тщательного обыска пассажиров на вокзале вплоть до раздевания, пассажиры в самой Москве должны были проходить через целый ряд (5—6) заградительных кордонов.

Часто бывали на Московском вокзале случаи, когда женщины, зашивавшие в юбки по нескольку фунтов муки, раздевались и раздетыми вынуждены были уходить с вокзала. Если кому-либо, какими-нибудь чудом и удавалось проскочить с продуктами через все эти заградительные кордоны, то ни в каком случае не представлялось возможности обмануть бдительности особых домовых комитетов, которые под страхом строгой ответственности, обязаны были следить за тем, чтобы никто из квартирантов не приносил с собой домой продуктов.

Внешний вид Москвы, и раньше не отличавшийся особой чистотой, поражает в настоящее время своей загрязненностью. Городские улицы, особенно прилегающие к вокзалу и от Красных Ворот до Сухаревой башни, страшно загрязнены и трудно проходимы из-за лежащего на улицах глубокого снега.

Чистку улиц предполагалось производить особыми рабочим ротами, в которые, согласно декрету о трудовой повинности, должны были поступать лица, не состоящие в числе членов профессиональных союзов, но в результате произведенной переписи во всей Москве таких лиц не зарегистрированных в союзах, оказалось всего 46 человек. Улицы московские пустынны.

Изредка проедет по ним на истощенной лошади извозчик, да бешено промчится автомобиль с советскими служащими.

Около большинства зданий на центральных улицах часто можно встретить грузовые автомобили с красноармейцами, выносящими из квартир прекрасную мебель и другую домашнюю обстановку. Большинство жителей центральных улиц переселены на окраины, а их квартиры предоставлены в распоряжение городской бедноты, которая, впрочем, скоро же стала бежать из больших квартир за неимением топлива.

Трубы парового отопления в большинстве зданий лопнули, в виду отсутствия дров. Цена комнаты в Москве 150 р. в месяц, причем квартирная плата вносится, как квартирантами, так и домовладельцами, в городской совет. В комнатах живут по 4 -5 человек. Температура воздуха в квартирах крайне низкая. Так, в квартире, которую занимал докладчик, температура была от +4 до — 20. Жить в квартирах приходится не раздеваясь.

Особенно тяжело в настоящее время детям. В связи с отсутствием топлива, за последнее время в Москве развивается новая болезнь — вспухание всех суставов, которую врачи определяют обмораживанием. В связи с этим же отсутствием топлива одним предпринимателем изобретены особые комнатные печи, ценой по 160 р., которые, судя по рекламе изобретателя, можно топить бумагой, тряпками и т. п. Трубы этих печей проводятся из комнат в окна и Москва представляет из себя как бы дымящийся город.

Продовольственная диктатура создала то, что с начала декабря все продукты питания с базаров стали исчезать и начали появляться только после декрета 17 января о свободной торговле. Собачье мясо продается по 4 р. 50 коп. за фунт, кошачье мясо по 6 р. 50 коп. за фунт, о свинине и говядине думать не приходится: их с трудом можно достать по 75 р. фунт. Конское мясо за последнее время властями предлагалось не покупать, так как на складе конских туш сложены были туши лошадей, болевших сапом, заболевания которым стали распространяться и среди московских жителей. В виду того, что лечить сап не представляется возможным, все заболевшие им лица, а также и лица, жившие вместе с ними, изолируются от здоровых в загородном карантине, выход из которого запрещен под страхом расстрела и все пытающиеся проникнуть из карантина в город на месте расстреливаются.
    
Заводы работают только по два-три дня в неделю. Заработная плата 18 р. в сутки и 4 аршина материи в две недели не удовлетворяет рабочих, среди которых начиняются волнения. На заводах происходят рабочие собрания, сопровождающиеся арестами. В одной Бутырской тюрьме содержатся до 4000 арестованных рабочих.

Профессиональным союзам предоставлено было, в конце концов, право заготовок ненормированных продуктов (всех, кроме хлеба и постного масла) по 5 пуд. на члена, но совет стал препятствовать кооперации, предложившей союзам свои услуги в деле заготовок продуктов, установлением твердых цен, по которым кооперативы могли приобретать от населения продукты. Эти твердые цены установлены были с явной насмешкой: так, в то время как в Москве цена на картошку достигала 200 р. за пуд, твердая цена ее установлена была в 6 руб. 50 к., цена на пару рябчиков 7 р., тетерева 15 р., глухаря 20 р.

Кооперативные учреждения являются в настоящее время в Москве единственными живыми организациями, где нет большевиков. Собрания центрального рабочего кооператива, а также областного рабочего кооператива, не дали ни одного большевика. Эти собрания постановили требовать от московского совета права свободной торговли ненормированными продуктами и требование это московским советом, под давлением кооперации, было удовлетворено. Но в центральном совете среди большевиков согласия по этому вопросу достигнуто не было, при чем победителем оказалось течение Троцкого, получившее 38 голосов против 33 голосов, поданных за свободную торговлю представителями течения, возглавляемого Лениным.

В настоящее время в Москве безумный голод. Хлебный паек от 1/4 до 1/8 ф. Ржаную муку по спекулятивным ценам можно достать по 700 р. за пуд., хлеб, привозимый из Тамбовской и Воронежской губ. после 3-4 недель по его выпечке по 25 руб. за фунт, картофель 240 р. пуд, морковь 160 р. пуд, постное масло 45 руб. фунт, сливочное — 100 р. фунт; говядина 75 р., конина 35 р. и, как уже упоминалось, собачье мясо 4 р. 50 к. и кошачье 6 р. 50 к.

Содержание, вообще, крайне дорого. Один из проживающих теперь в Москве комиссаров передавал докладчику, что он платит за свою кормежку 6000 р. в месяц.

Среди московского населения свирепствуют эпидемии сыпного и возвратного тифа, сапа и черной оспы. Заболеваемость тифом достигает 1714 случаев в неделю при 54% смертности. От прежнего московского населения осталось теперь в 900.000 жителей, из которых 150.000 красноармейцев. Детей на городских улицах почти совершенно не видно. Жители московские настолько истощены, что ходят шатаясь. Когда вы проходите по улице, говорит докладчик, то вам кажется, что город пьянь: граждане ходят и шатаются. Трамваев ходят только 8 линий, при чем на Лубянке, месте скрещения трамваев, нередко можно наблюдать, как выходящая из трамваев публика падает от истощения, на улице и мучится в конвульсиях.

Я был, говорит докладчик, свидетелем, как на одной из московских площадей пала у извозчика лошадь и когда ее освободили от упряжи, на нее набросилась проходившая публика, с жадностью отрезавшая себе перочинными ножиками куски павшей скотины.

Надо сказать, что малочисленные извозчики московские, вообще ездят теперь на крайне истощенных лошадях.

Общественной жизни в Москве теперь никакой нет. Да и может ли быть, возможна ли эта жизнь, когда вся публика думает только о еде. Все учреждения организовали свои столовые, где за б руб. можно получить тарелку с горячей водой и микроскопическими сваренными в ней кусочками воблы, приправленной картошкой. В комиссарской столовой «свободных художников» можно получить приличный обед за  85 руб. Комиссары вообще едят очень хорошо.

( Продолжение следует).

С. П—инов.

Н. У.

 

Вестник Приуралья 1919-04-26 (№ 31)

 

 

 

В стране комиссаров Ужасы жизни в советской России (окончание)

 

 

 

Категория: Исторические заметки | Просмотров: 67 | Добавил: nik191 | Теги: Советская Россия, 1919 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz