nik191 Среда, 22.05.2019, 00:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [413]
Как это было [461]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [76]
Разное [19]
Политика и политики [115]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [297]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [749]
Украинизация [405]
Гражданская война [432]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [127]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2014 » Август » 6 » Первая мировая война. 6 августа (24 июля) 1914 года
07:43
Первая мировая война. 6 августа (24 июля) 1914 года

 

 

06 августа (24 июля) 1914 года

 

 

 

 

Подробнее

Именной высочайший указ Правительствующему Сенату.

 

Рассмотрев представленный Нам особый журнал совета министров и соглашаясь с заключением совета о своевременности принятия исключительных мер к вящему охранению во всех местностях империи порядка и общественной безопасности, повелеваем:    

1) объявить все местности империи, не состоящие на осадном и военном положениях или на положении чрезвычайной охраны, в состоянии чрезвычайной охраны по 4-е сентября текущего года, с предоставлением прав главноначальствующих подлежащим генерал-губернаторам, губернаторам и градоначальникам по принадлежности, и

2) привести означенную меру в исполнение по телеграфу.

Правительствующий Сенат не оставит учинить к исполнению сего надлежащие распоряжения».

На подлинном собственною Его Императорского Величества рукою подписано: Николай.

В Петергофе, 24 июля 1914 года.

Скрепил председатель совета министров статс-секретарь Горемыкин.

 

ХРОНИКА ВОЙНЫ

 

- АНГЛИЯ ОФИЦИАЛЬНО ОБЪЯВИЛА ВОЙНУ ГЕРМАНИИ. ОТДАН ПРИКАЗ О ЗАХВАТЕ ВСЕХ ГЕРМАНСКИХ ТОРГОВЫХ СУДОВ.

- АНГЛИЯ БЛОКИРОВАЛА ГЕРМАНСКИЕ ПОРТЫ СЕВЕРНОГО МОРЯ. ЖИЗНЕННЫЕ ПРИПАСЫ ОБЪЯВЛЕНЫ ВОЕННОЙ КОНТРАБАНДОЙ.

- АНГЛИЯ ВЫСАДИЛА ДЕСАНТ В РОТТЕРДАМЕ. ВОЙСКА ДВИНУЛИСЬ ПО БЕЛЬГИЙСКОЙ ТЕРРИТОРИИ НАВСТРЕЧУ ГЕРМАНСКИМ.

- В Риге арестовано 18 германских торговых судов.

- Французские суда захватили 2 германских крейсера.

- Германский крейсер потоплен французами.

- Болгария решила двинуть войска против Сербии.

- Япония заявила, что соблюдает нейтралитет до тех пор, пока Англия не объявила войны.

- Турция присоединилась к Австрии и Германии.

- Средиземное море закрыто англичанами от Суэца и Гибралтара.

- В Архангельске захвачено 10 германских судов с углем и лесом.

- 4 германских крейсера двинулись в Белое море.

- На русско-германской границе происходят мелкие стычки.

- Германские войска нарушили нейтралитет Швейцарии.

- 100-тысячный французский корпус двинут навстречу германским войскам.

- В виду Либавы показалась германская эскадра в 19 судов.

- В 80 верстах от Либавы слышна канонада.

 

 

Военные заметки

К телеграммам 24 июля.

 

Наконец, наш генеральный штаб опубликовал первое сообщение о положении дела на русско-германской границе. Наши войска, вероятно, конница, поддержанная стрелковыми частями, производят разведку широким фронтом, на расстоянии прибл. 200 верст, между местечком Бяла, в Восточной Пруссии (против нашего города Щучино, Ломжинской губ.) и до гор. Баржимен (Бризен) в зап. части Восточ. Пруссии (Хельминская земля). Немцы отступили на 25—30 вер., (один переход) и, подражая русским в 1812 году, сожгли собственные селения на громадной площади. В западной части Привислинского края немецкие войска заняли небольшими отрядами наши пограничные города— Калиш, Ченстохов и Бендин. Калиш в 6-ти вер. от границы, довольно значительный губерн. город, имеющий 56 тыс. жителей, среди которых очень много немцев. В Калише и его окрестностях довольно много фабрик и заводов с оборотов около 6 1/2 мил. руб.

Ирония судьбы—на одной из площадей Калиша воздвигнут Имп. Николаем I в 1835 г. и освящен в присутствии русско-прусских войск памятник в память заключенного здесь 25 марта 1813 г. союза Императора Александра I с прусским королем Фридрихом Вильгельмом III.

Через 100 лет пруссаки вновь появились в Калише, но уже в качестве врагов, а не друзей. Калиш лежит на Варшавско-Венской ж. д. в 230 вер. от Варшавы.

Ченстохов на р. Варше, в 10 вер. от прусской границы, большой уездный город Петроковской губернии, имеет 74 тыс. жителей. Много фабрик и заводов с ежегодным производством на сумму до 11 мил. руб. Ченстохов знаменит своим католическим монастырем Паулинскаго ордена, в котором находится весьма чтимая православными и католиками святыня—чудотворная икона Божией Матери, написанная, по преданию, евангелистом Лукою в Иерусалиме. Ченстохов — станция Варшавско-Венской жел. дор. в 216 вер. от Варшавы.

Бендин в 6 вер. от границы, уездный город Петроковской губ. на реке Черной Пржешме, станция Варшавско-Венской ж. д. в 269 вер. от Варшавы. Жителей около 24 тыс. Бендинский район, вместе с граничащим с ним Сосновицким, является центром очень крупной фабрично-заводской промышленности с ежегодным производством на сумму до 18 мил. рублей.

Трудно ждать наступательных действий немцев на нашей границе, пока не выяснится результат главных их нападений на Францию, т. е. до 7—10 августа. Все ограничится с немецкой стороны маловажными и кратковременными захватами различных наших пограничных пунктов. В близком будущем, не далее первых чисел августа, можно ожидать решительного наступления, сосредоточенных русских сил.

На восточном фронте немцы продолжают быстро наступать, не считаясь ни с бельгийским, ни с голландским нейтралитетом. 3-ья германская армия, в составе 3-х корпусов—VI, VII и X, всего до 150 тыс. человек, двигаясь на правом фланге немецкого наступательного фронта, сожгла бельгийские города Виз и Анжанто (в последнем перебила часть мирного населения). Часть германских сил перешла р. Маас возле нидерландского города Ээсдена, верстах в 10 севернее г. Виз, после ожесточенного боя понеся большие потери. Бельгийская армия, против ожидания, оказывает сильнейшее сопротивление. Атака главных сил 3-й германской армии на сильную бельгийскую крепость Льеж, после ожесточенного боя у Флерона (местечко на линии крепостных фортов) отбита с такими большими потерями для немцев, что они не в состоянии возобновить атаку, вероятно, до получения подкрепления. Льеж, крепость с фортами, 2-й по величине после Брюсселя город Бельгии; в нем около 180 тыс. жителей. Вместе с Вервье это центр крупнейшей фабрично-заводской промышленности с производством в 160 мил. франков. Кроме Льежа, переход р. Мезы в западном направлении охраняется хорошо укрепленной крепостью Намюром, которая тоже бомбардируется немцами. Не владея Намюром и в особенности Льежем, немцы не могут двинуться далее к северо-восточной французской границе. Быстрое наступление их, помимо трудности формирования переправы через р. Мезу (Маас), вообще чрезвычайно затрудняется бельгийцами, разрушающими жел. дор., мосты, виадуки. Между тем, часть французских сил успела сосредоточиться в бельгийском городе Турнэ (в 10 вер. от французской границы и прибл. в 255 вер. от Льежа). В течение 2-х суток на помощь бельгийской армии может быть переброшено по 8 бельгийским железнодорожным линиям в 2 колеи не менее 300 тыс. французов. Если бельгийцы до этого времени удержатся на р. Мезе, стратегический план развертывания германской армии будет испорчен. Во всяком случае французские главные силы успеют сосредоточиться в Бельгии и если даже до приезда французов бельгийцы будут отброшены от Мезы, то решительная встреча соединенных франко-бельгийских сил, к которым, возможно, подоспеет английская армия, произойдет не в северо-восточной Франции, как это рассчитывал германский генеральный штаб, а на исторических полях Бельгии—Линьи, Катр-Бра и Ватерлоо.

Средиземная эскадра из 3 судов, пытавшаяся бомбардировкой портов Алжира, помешать перевозке во Францию XIX алжирского корпуса, наткнулась на французский флот и уничтожена. Захваченные французами: „Гебенъ“, броненосный     крейсер-дредноут    — 23000 тонн, вооруженный десятью 11 дм. орудиями, новейшей постройки (1912 г.) и бронепалубный крейсер "Бреславль"  в 41/2 тыс. тонн с 4-дм. орудиями, тоже постройки 1912 г.;    незначительная  канонерка "Пантера"—потоплена. Теперь транспортировка алжирских войск, может быть произведена вполне беспрепятственно.

Часть германского флота из 19 судов, по всей вероятности, из старых броненосцев типа "Deutschland" (постройки 1903—4 г.г.) и броненосных крейсеров, замечена на высоте Либавы. Возможно ожидать нападения на наши порты Балтийского побережья. Новейший германский флот из 16—17 дредноутов находится в Северном мор, где ежечасно может ожидать, по всей вероятности, рокового для немцев столкновения с грозным английским флотом из 25—26 дредноутов и сверх-дредноутов и 8—9 броненосных крейсеров типа дредноутов .

К. В.


Английский десант


Англия, наконец, объявила Германии войну. Известие это, пишет передовик „Речи", столь нетерпеливо ожидавшееся, принесло нам моральное удовлетворение и усилило нашу уверенность в благополучном исходе войны. Если даже самая сдержанная из держав, а в ней даже самые горячие противники войны принуждены были замолчать и склониться перед очевидностью, то, очевидно, в деле, которое мы защищаем, есть внутренняя правота и сила.

Но чем именно Англия может быть нам полезна в войне? В речи Грея, адресованной к палате общин, имя России не было упомянуто ни разу. Но отношению к России Англия не приняла, очевидно, даже и тех, очень условных, обязательств—сообразоваться с мнениями военных и морских специалистов — которыя она приняла относительно Франции. Самый основной и самый чувствительный для нас вопрос: — чем Англия поможет нам на Балтийском море, сможет ли она и захочет ли действовать тут во фланге германскому флоту, в случае его движения к берегам России этот вопрос решается, по мнению наших официальных кругов, отрицательно.

Но, по всяком случае, вся помощь, какую получит Франция от активной роли Англии в кампании, будет получена нами. В чем же эта помощь состоит?

Англия может усилить нас в решительную минуту на решающем театре войны—высадкой вспомогательных войск. По словам капитана Фабера, во время марокского кризиса Англия могла бы дать французам формальное обещание—поддержать Францию корпусом в 150.000 человек. Но капитан Фабер оговаривался, что такое обещание встретило бы разногласия в кабинете. И действительно, в кабинете произошли разногласия, но не относительно того, посылать или не посылать десант, а только относительно того, посылать ли его немедленно. Некоторые члены кабинета и некоторые органы печати находили раннюю высадку небезопасной для самой Англии.

Между тем, именно немедленно и только немедленно Франции и нужна помощь английского десанта. Он может быть полезен только тогда, если явится на сцену к моменту решительного столкновения, т. е. если британския войска высадятся не позже пятнадцатого дня со времени объявления войны.

Теперь, по-видимому, начинает выясняться, что германский план состоит действительно в сосредоточении возможно больших сил в первые недели войны против Франции для нанесения ей быстрого и решительного удара. Мы указали вчера, что выясняется и конкретный план этого нападения. Он основан на попытке окружить главную часть французской армии с флангов. Для этой цели именно и понадобилось Германии нарушить нейтралитет Бельгии и Швейцарии.

В виду такого плана немедленная помощь Англии именно в форме десанта становится драгоценной. Высадка более всего нужна в Бельгии и в самой Франции.

Сколько войска может высадить Англия? Может быть, цифра 150.000 окажется слишком высокой. Во всяком случае, даже и 80.000, которые можно считать по минимальному расчету, окажутся существенным подспорьем для 150.000 бельгийской армии и заставят немцев отделить для прикрытия фланга известную часть той армии, которая предназначается для „молниеносного" наступления через Бельгию и Люксембург на Париж.

Желание французов иметь от Англии подкрепление в решительную минуту, как у нас сообщалось, в известной степени уже исполнено.

 

 

Вторжение германцев в Бельгию и Люксембург и первые стычки на французской границе

 

План немцев — заслониться частью сил на восточной границе и, пользуясь медленностью русской мобилизации, главными силами напасть на Францию через Бельгию, начинает осуществляться с поразительною быстротою. Всего лишь 3 дня прошло с момента германской мобилизации, а уже немцы захватили Люксембург и вторглись в Бельгию. Нападение на Францию по границе Лотарингия-Эльзас представляет большия, можно даже сказать — непреодолимые трудности. Французская граница здесь хорошо защищена целым рядом сильнейших крепостей-лагерей — Верден, Туль, Эпинал и Бельфор, не считая нескольких меньших крепостей. Пространство между крепостями и все проходы Вогезских гор защищены фортами.

Между тем северо-восточная граница Франции, на которую своевременно не было обращено должного внимания, защищена значительно слабее. Находящиеся здесь крепости — Лиль, Мобеж, Мезьер, Монмеди и Лонгви, довольно устарели и не отвечают современным требованиям инженернаго искусства. Находящиеся на некотором расстоянии крепости 2-го ряда—Ла-Фер, Лаон и Ремс, подобного же типа, при чем пространство приблизительно в 120 верст между Дуврским проливом и крепостью Ла-Фер защищено слабее.

Германские армии наступают широким фронтом протяжением 120—130 верст. Левый фланг немцев, захвативший Люксембург, осаждает, видимо, крепость Лонгви, где была слышна канонада (Лонгви в 5-ти верстах от границы Люксембурга на берегу р. Штер, притока р. Мезы), а правый фланг появился около небольшого бельгийского городка Виз на р. Мезе, в 18—20 верстах севернее большого бельгийского города Льеж (Люттиха). Бельгийцы не могут оказать большого сопротивления, и армия их вероятно сосредоточится около сильной крепости — лагеря Антверпена. Брюссель останется беззащитным; занятие его немцами вопрос, самое большее, 2-х—3-х дней.

В несколько быстрых переходов немцы в наикратчайший срок пройдут Бельгию и всею массою вторгнутся во Францию, вероятнее всего между Лилем и Мобежом, в обход 2-й линии французских крепостей. От Мобежа до Парижа всего около 200 верст.

Через 6—7 дней на сев.-восточном фронте надо ждать решительного столкновения между немецкими и французскими армиями, к которым к этому времени, вероятно, успеет присоединиться английская армия и часть бельгийской. От этого столкновения будет зависеть участь всего первого периода начавшейся борьбы.

Стычки возле Сира -— небольшого французскаго местечка на границе Лотарингии—и возле крепости Бельфор значения не имеют и являются простыми демонстрациями.

Весь германский броненосный флот в Немецком море; надо ожидать попытки помешать высадке английской армии на французский берег. Встреча английского и германского флотов неминуема.

К. В.


Международное положение

Сербские проблемы

 

Прошло более недели с начала австро-сербского конфликта, а в международных отношениях остается до сих пор много неясного. Хотя бы вопрос о том, при какой международной ситуации произошло объявление войны Австрией,—и он остается открытым.

«День» по этому поводу пишет:

Были ли на этот раз предупреждены Германия и Италия или новое решение явится для них такой же неожиданностью, как несколько дней тому назад содержание австрийской вербальной ноты? Основания имеются для обоих предположений. Австрийская дипломатия склонна ставить своих союзников в положение hic Rhodus, hic salta и предлагать им осуществлять свои союзные обязательства в ситуации, созданной помимо их воли. Но все-таки с трудом верится, чтобы на протяжении одной недели австрийская дипломатия дважды ловила на удочку своих союзников при помощи одного и того же авантюристского приема.

Если предположить, что Германия и Италия благословили Австро-Венгрию на объявление войны, то международное положение естественно представится гораздо более сложным. Относительно Италии с достоверностью известно только одно, а именно, что она отказалась от взятого на себя раньше посредничества. Этот внезапный отказ мог быть вызван не только упорством Австро-Венгрии, но также и каким-нибудь своекорыстным, закулисным соглашением между венским и римским кабинетами, тем более, что для взаимных компенсаций Балканы дают обеим державам очень ценный материал, Та же газета помещает статью своего венского корреспондента, посвященную сербским проблемам.

Австро-сербские отношения исторически сложились так, что рано или поздно должно было произойти столкновение.

Боятся в Австрии, конечно, не сербов, а Сербии. И эта боязнь Сербии и вытекающая отсюда нелюбовь к сербам—выросла на почве определенных исторически сложившихся условий.

Мне уже приходилось вам писать, что во всех южных областях Австрии, в Хорватии, Славонии, Далмации, Боснии и Герцеговине рассеяны сербы. В общем Австрия сконцентрировала 7 1/2 миллионов сербов. Цифра тем более внушительная, что в самой Сербии сербов насчитывалось до балканской войны 3 миллиона, а уже после войны их оказывается там 4 миллиона 400 тысяч. Совершенно естественно, что такое благоприятное для Австрии численное соотношение издавна разжигает аппетиты "великодержавные" аппетиты отечественных патриотов. У «Reichspost»  слезы по поводу смерти Франца-Фердинанда то и дело перемежаются с горькими жалобами на то, что вот ведь упустили тогда-то и там-то случай «присоединения» Сербии. На днях один знакомый крупный немецкий коммерсант конфиденциально спросил меня: «А как вы думаете, разве не могла бы Австрия einmarschieren в Сербию?» Оказывается, теория о потенциальном einmarschieren пользуется большим распространением у обывателей. И только когда я разъяснил своему промышленному собеседнику, что это во всяком случае вызовет заступничество России, вмешательство Румынии и т. д., он, немедленно согласившись со мною, заметил, что, действительно, лучше развивать мирные торговые отношения с Сербией.

Все несчастье, однако, в том, что на пути мирных торгово-экономических отношений стоят серьезные препятствия. Давно уже замечено, что для австрийских и особенно венгерских аграриев сербские свиньи дороже сербских и своих же солдат. Там, в этих владельческих сферах, налагающих до сих пор свою печать на политику такой полуфеодальной страны, как Австрия, так кипит ненависть к Сербии, как к опасному конкуренту в области вывоза животности. И с тех пор, как провалилась недавно гордо выставленная венским экономистом проф. Грюнбергом теория о безусловной зависимости сербского сбыта от австро-венгерских рынков, экономический классовый ропот пытается найти себе удовлетворение в все более завоевательных планах. Планы растут, политическая историческая обстановка питает их.

Роковым моментом в истории австро-сербских отношений явилась аннексия Боснии и Герцеговины.

С момента аннексии в 1908 году Боснии и Герцеговины Австрия, как принято выражаться, стала «балканской державой». Но попробуйте окунуться в рептильную прессу. Вы там найдете заявления, что к Болгарии Австрия может относиться равнодушно или даже дружественно, что дружбе ея с Грецией ничто не угрожает, что о Черногории говорить не приходится. Но по дороге стоит одна только Сербия, именно Сербия. Положим, мечта о «дороге на Салоники», благодарением судеб, разбита. Но все же грезы об Адриатике не дают спать патриотам. А ведь на проверку оказывается, что вся эта «самостоятельная» Албания выдумана с целью оттереть Сербию от Адриатики. Глубокое разочарование, естественно охватившее патриотические сферы под влиянием албанской неудачи, разжигает огонь официальной ненависти к Сербии. Патриотам есть от чего в смущение прийти. 400 миллионов крон народных денег всыпано уже в эту Албанию. А между тем, когда "повстанцы", под которыми, очевидно, приходится разуметь весь албанский народ, за исключением кучки наемных малоссоров и миридитов, решились прибегнуть к европейскому заступничеству, они обратились ко всем державам, за исключением Австрии. Горечь оскорбленного и национальнаго самолюбия раздувает пламя австро-сербскаго пожара.

К неблагоприятной внешней обстановке присоединяются и явления внутреннего порядка. Подчинение 7 1/2 миллионов сербов габсбургской короне разжигает у австрийской бюрократии завоевательные аппетиты по отношению к 4 миллионам остальных сербов, сумевших сохранить свою самостоятельность.

 

Статья Максимилиана Гардена

Г. Набоков цитирует последнюю статью известного немецкого публициста М. Гардена из книжки «Zukunft», каким-то чудом попавшую в Россию.

Говоря о предстоящем столкновении, талантливый публицист осмеивает тех, кто думает, будто Россию, «выдержавшую татар и турок, Бонапарта и Людовика Наполеона»,—эту Россию, не изолированную за Байкалом, а стоящую в замкнутой боевой линии рядом со своими друзьями, можно «так верно поразить в сердце, что она будет обессилена. хотя бы на десять лет». «Неужели, — спрашивает Гарден, — кто-нибудь считает британцев настолько слепыми и ожидает и от них, что они с благоговейно сложенными руками останутся спокойно сидеть в своих клубных креслах до тех пор, пока ни одна континентальная держава и даже ни один союз держав не будет в состоянии оспаривать господство немецкой империи, чьи дредноуты скоро сравняются по числу с английскими, от чьей милости тогда будет зависеть судьба Индии?» «Смотрите, — обращается он к своим соотечественникам, — на то, что есть, а не на то, чем вас морочат».

«Горе тому, — так заканчивает Гарден свою статью, — кто играл такими огромными вещами и вместо того, чтобы выяснить цель борьбы и цену ее, только услаждали свое тщеславие.... И тот, кто несет ответственность, окажется перед страной проклятым нечестивцем, если он не докажет плодотворным делом необходимость происшедшего».

 

К судьбам габсбургской монархии


Теперь, когда австро-германская коалиция подняла оружие почти на всю Европу, приобретает особый интерес судьба Австро-Венгерской монархии. "Д е н ь" сулит ей безотрадную будущность.

Нынешняя война с ее необозримыми последствиями может оказаться для монархии Габсбургов самым роковым событием. Часто повторяемая фраза, что Австро-Венгрия держится лишь до тех пор, пока жив Франц-Иосиф, неожиданно получила совершенно новый и глубокий смысл. Австро-Венгрия, как современное конституционное государство целиком укладывается в долгое царствование Франца-Иосифа. И на склоне лет австрийский император поднимает руки для удара, последствий которого предвидеть нельзя. Может случиться, что от этого удара зашатается Австрия, и здание, воздвигнутое с таким трудом, разрушится на глазах своего строителя.

Думала ли об этом военная партия, когда она затевала новую авантюру.


Последствия общеевропейской войны.


Факт общеевропейской войны на лицо. Не безынтересен вопрос о том, с какими материальными жертвами связана она для вовлеченных в нее стран.

По этому поводу "Русск. Вед." высказывают следующие соображения.

В случае европейской войны в центре военных действий окажется средняя Европа, и потому главную тяжесть военных действий должны будут нести Германия и Австрия.

Особенно должна пострадать от войны Германия в виду той громадной роли, которую играет в этой стране внешняя торговля, и в виду тех громадных богатств, которые накоплены в ней со времени образования Германской империи.

В 1912 году обороты внешней торговли Германии составляли колоссальную сумму в 9,400 мил. рублей, из которых 5,033 милл. рублей приходилось на импорт, а 4,330 милл. на экспорт.

Из всей этой массы ценностей, которые Германия ввозит к себе и вывозит за границу, главная доля приходится на трех возможных военных противников: Россию, Францию и Великобританию. Один только месяц войны должен сократить экспорт в эти страны на 45 милл. рублей в Великобританию, на 27 милл. рублей в Россию и на 25 милл. рублей во Францию; кроме того, вследствие прекращения морской торговли должен будет приостановиться и весь заморский экспорт в Америку, Азию, Австралию, и, таким образом, общий убыток от одного только экспорта составит за месяц войны около 300 милл. рублей.

Но еще больше зависит Германия от других государств в области ввоза, так как для пропитания населения и для поддержания деятельности своих фабрик она нуждается в массе иностранного хлеба и сырья. Одних только минеральных сырых материалов было ввезено в 1912 году на 360 милл. ру6лей, а ценность ввезенных сельскохозяйственных продуктов достигла 800 милл. рублей.

Кроме того, в силу целого ряда естественных и исторических условий главные промышленные центры Германии находятся вблизи от границы так, главным промышленным районом Германии является примыкающий к самой французской границе рейнско-вестфальский каменноугольный бассейн, где наличность дешевого топлива и близость Рейна вызвала к жизни самую крупную и самую развитую во всей континентальной Европе индустрию. Стоит только английскому флоту закрыть доступ немецкой торговле в океан, как вся кипучая жизнь этого громадного района должна приостановиться. Громадные доменные заводы на нижнем течении Рейна должны будут остановиться за недостатком руды и сбыта готовых продуктов, прядильные фабрики—за недостатком хлопка, и вслед за ними масса промышленных предприятий должны будут прекратить платежи. При той связи между промышленными предприятиями и банками, которая так характерна для Германии, кризис рейнско-вестфальского бассейна должен будет вызвать крахи некоторых руководящих банков и тем вызвать панику по всей стране.

Нечего говорить, что имперский банк вынужден будет приостановить размен банкнот на золото: уже одни известия об обострении австро-сербского конфликта заставили имперский банк и правительство принять меры к сокращению обращения золота в стране.

Не лучше будет положение Франции. В случае перенесения туда театра военных действий жизнь промышленных и густо населенных районов, примыкающих к немецкой границе, пострадает в первую голову; Англия в лучшем случае, если ее военный флот позволит ей защитить свою морскую торговлю, потеряет всю среднеевропейскую торговлю; а как велика последняя, видно из того, что в одну только Германию в 1912 году было вывезено из Англии товаров на 670 милл. рублей.

Автор статьи задается вопросом, что будет, когда война кончится.

Наконец, война кончилась, карта Европы изменена, разоренные области отошли от одной страны к другой,—изменится ли от этого богатство страны-победительницы от присоединения какой-нибудь враждебной провинции?

На этот вопрос дает оригинальный ответ Норман Энджел в крайне интересной книге "Great jllusion». посвященной вопросу о возможных последствиях столкновения между Англией и Германией.

Присоединением новой территории,—замечает Норман Энджел,—нельзя увеличить национальных богатств страны, так как богатства присоединенного народа остаются в его руках. Когда Британская империя присоединила к себе южно-африканские республики, то никто из англичан не получил ни одного пенса военной добычи.

Наоборот, присоединение промышленных иностранных провинций может иногда сопровождаться появлением в стране нового и опасного конкурента.

При современных промышленных условиях, при той тесной экономической связи, которая существует между культурными европейскими государствами, разорить какую-нибудь страну и надолго или навсегда убить ее промышленность совершенно невозможно, так как она основана на естественных богатствах страны и на способностях населения. Единственное средство разорить страну, это—истребить всех жителей, но этот исход, если бы он мог быть приведен в исполнение, может только сократить рынок победителей.

Нечего и говорить о том, сколь бесполезна и немыслима попытка превратить современного немца во француза или англичанина и наоборот.

Всеобщий проигрыш,—так можно резюмировать результаты общеевропейской войны.

 

Во что обойдется война для Германии и Австрии

«Киев. Мысль» приводит интересные соображения английского финансиста Эдгара Краммона о денежных ресурсах, необходимых Германии и Австрии для ведения войны.

Никогда еще война не находилась в такой тесной зависимости от финансовых ресурсов страны, как в настоящее время. Нынешнее вооружение армии, оборудование флота, содержание крепостей, постоянное введение в армии улучшенного оружия, - все это вместе взятое, составляет весьма солидную часть государственного бюджета. Интересно установить финансовые ресурсы воюющих государств, ибо от состояния этих ресурсов, в конце концов, и может зависеть исход войны. Этим интересным вопросом занялся один известный английский знаток финансового вопроса, Эдгар Краммон в "Quarterly Review".

Для наглядности своих выводов Краммон сопоставляет войну Франции с Пруссией в 1870 году и современные войны. Уже из одного этого сопоставления мы можем видеть, какими огромными запасами золота должны обладать нынешние государства, чтобы вести войну более или менее продолжительное время. Так, например, при франко-прусской войне расходы на содержание армии в период только военных действий обошлись Франции в 550 миллионов рублей, а Германии—в 770 миллионов рублей. В южно-африканскую войну, длившуюся, в общем, 31 месяц, Англия должна была израсходовать 2.210 миллионов руб. Будущая война для Германии, по исчислениям Краммона, обойдется в 1,230 миллионов рублей каждые 6 недель. Вообще же говоря, по нынешним условиям война для каждого большого государства должна обойтись в первой четверти года не менее одного миллиарда руб. А если считать стоимость уничтоженного флота, то эта сумма, конечно, должна будет, по крайней мере, удвоиться. Во что же может обойтись нынешняя война Австро-Венгрии? Австро-венгерский министр финансов заявил однажды в рейхсрате, что военные расходы на каждого солдата должны исчислиться по четыре рубля в день, при чем в эту сумму он не включил пенсию солдат и другие расходы, вызываемые различными непредвиденными во время войны обстоятельствами. При двухмиллионном составе австро-венгерской армии и при продолжительности войны в 6 месяцев австро-венгерское правительство должно будет израсходовать самое меньшее— 1,820 миллионов рублей.

Что же касается убытков, которые понесут государства во время европейской войны, хотя бы от понижения ценностей, то, по произведенному Краммоном подсчету, эти потери, в среднем, равняются 10 процентам наличного состояния государств. Так, например, наличные капиталы Англии, находящиеся в руках населения исчисляются в 80 миллиардов руб., следовательно, понижение ценностей  во время войны может принести ей убыток в 8 миллиардов рублей. Наконец, потери в области торговых сношений государств при мировой войне, когда будет ощущаться долгое время сильный застой,—должны быть исчислены, по мнению Краммона, в течение войны одного года в 5 миллиардов рублей.

 

 

 

Еще по теме:

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 3 августа (21 июля) 1914 года

Первая мировая война. 4 августа (22 июля) 1914 года

Первая мировая война. 5 августа (23 июля) 1914 года

Первая мировая война. 6 августа (24 июля) 1914 года

Первая мировая война. 7 августа (25 июля) 1914 года

..........

Первая мировая война. Армии стран-участниц. Австро-Венгрия

 

 

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 1298 | Добавил: nik191 | Теги: 1914 г., война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz