nik191 Вторник, 25.06.2019, 21:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [427]
Как это было [470]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [78]
Разное [19]
Политика и политики [122]
Старые фото [36]
Разные старости [40]
Мода [299]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1570]
2-я мировая война [137]
Русско-японская война [3]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [755]
Украинизация [434]
Гражданская война [477]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [132]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2015 » Октябрь » 30 » Первая мировая война. 30 (17) октября 1915 года
07:37
Первая мировая война. 30 (17) октября 1915 года

 

 

 

30 (17) октября 1915 года

 

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

 

Западный фронт

Западнее Риги в районе озера Бабит столкновения мелких частей.

Продолжающиеся атаки германцев в районе западнее Икскюя успеха не имели, и немцы были вновь отброшены.

Наступление германцев на Н. Зельбург, северо-западнее Якобштадта, также было отбито нашим огнем.

На Двине от г. Ливентгофа, выше Якобштадта, до района Иллукста, перестрелки.

К западу от Двинска германцы во многих местах продолжают вести атаки. Усилия их нигде успехом не увенчались. Бой продолжается. Артиллерийский огонь временно достигает огромного напряжения.

На фронте к югу от Двинска до Припяти боевых столкновений не было.

Южнее д. Медвежка, северо-западнее Чарторийска, перешедший в наступление противник был встречен нашей контратакой и весь переколот.

У д. Каменуха, южнее д. Медвежка, наши войска контратакой отразили германцев выдвигавшихся на восток, захватив пленных.

К юго-западу от м. Олыка наши войска продвинулись вперед и заняли д. Константиновку и окопы противника.

Наступление противника в окрестностях д. Срогичевки (район впадения Стрывы в Днестр) было остановлено нашей фланговой атакой. Противник отброшен здесь в д. Шутромнице.

Кавказский фронт

Без перемен.

Северный фронт

17-го октября.

На станции Тауеркальн, юго-западнее Фридрихштадта, «Илья Муромец» сбросил бомбы.

Другими аппаратами были сброшены бомбы в обозы и войска противника в районе Митавы и Шенберга (юго-западнее Тауеркальна).

Западный фронт

17-го октября.

На фронте двинского района и южнее артиллерийский огонь обеих сторон продолжался.

В районе Горбуновки части германцев делали попытки перейти в наступление.

Юго-западный фронт

17-го октября.
Северо западнее Чарторийска в районе Гуты Лисовской завязался ожесточенный бой.

Западнее Чарторийска противник наступал на д. Будка, но огнем артиллерии и ружейным был остановлен.

Точно так же не имела успеха и его атака на д. Комарово.

Противник, пытавшийся наступать в районе д. Тржибуховца, юго восточнее Бучача, а также в районе Хмелева у с. Латач (раион слияния Стрыпы с Днестром) был частью рассеян огнем, частью отражен нашими контратаками.

Кавказский фронт

17-го октября.

На всем фронте от Черного моря и до района севернее Мелязгерта стычки передовых частей, имеющие более оживленный характер в прибрежном районе Черного моря, где турки дважды пытались сбить наше сторожевое охранение, но были отбиты.


Дневник военных действий


К. Шумского

 

Значение балканской операции для всей войны

Для правильной оценки сложного стратегического узла, завязавшегося на Балканах, необходимо исходить из той основной стратегической формулы, которая гласит, что „судьбы всякой войны решаются только на одном главном театре". Поэтому истинная сущность развертывающихся на Балканах событий будет для нас ясна только тогда, когда мы определим то отношение, которое должна иметь балканская война для главных театров: русского восточного и англо-французского — западного.

Обращаясь к положению на этих главных театрах, мы должны признать, что на обоих театрах наблюдается весьма длительное состояние некоего „стратегического безразличия". На западном театре, хотя французы и нанесли чувствительный удар немцам, выразившийся в занятии первых оборонительных позиций противника и в десятках тысячах пленных, тем не менее ни одна из сторон, как обнаружил целый год войны, со времени сражения на Марне не может окончательно сломить другую сторону. Далее, мы должны исходить также из того, что и на восточном фронте немецкое наступление окончательно выдохлось, и немцы вынуждены признать, что они не в состоянии добиться своей цели — почетного мира.

Таким образом год войны, вызвав крайнее напряжение обеих враждующих коалиций, не привел все-таки к определенному концу, но силы обеих сторон при этом в значительной степени израсходованы. Исходя из такой единственно возможной оценки обстановки на театре мировой войны, противник, очевидно, признал, что нужны какие-либо новые средства для того, чтобы подтолкнуть свое наступление на каком-либо из фронтов, вероятнее всего — на нашем.

В самой Австро-Германии кроме того, что она имеет и что, конечно, все уже введено в дело, никаких новых средств нет, которые могли бы возродить германскую наступательную энергию, и в поисках за этими средствами австро-германцы естественно обратились на Балканы. Как известно, в настоящее время не вовлечены в войну только государства Пиринейского полуострова, Скандинавского и несколько государств Балканского полуострова, и, следовательно, там германская стратегия должна была искать тех новых армий, тех новых сил, которые должны были возродить замирающий наступательный порыв австро-немцев.

 

 

Поэтому мы всегда полагали, что мнение о том, что наступление австро-германцев в Сербии имеет целью подать руку помощи Турции, представляется неправильным толкованием. Наоборот, мы должны признать, что стремление австро-германцев прорваться через Сербию в Болгарию и Турцию имеет своей задачей восполнить иссякающие австро - германския силы теми войсками, которые могут дать государства Балканскаго полуострова, из них в первую голову— Болгария и Турция.

Вообще необходимо исходить в этом случае из того стратегического закона, который требует сосредоточения всех имеющихся в распоряжении сил в одном и притом важнейшем направлении. Таким „важнейшим" направлением противник в начале войны считал французский фронт, а затем, вследствие неудачи на этом фронте, стал считать наш фронт.

В силу этого, на нашем фронте германский генеральный штаб сосредоточил все те силы, которые он только мог собрать, при условии пассивной обороны на остальных фронтах — французском и итальянском. Вполне естественно, что в этом стремлении „собрать все силы в одном важнейшем направлении", т.-е. на нашем фронте, противник всегда желал привлечь не только австрийские силы, но и силы турецкие. Последнему, как мы знаем, мешало то обстоятельство, что Турция была отделена от Австро-Венгрии Сербией и бывшей до последнего времени нейтральной Болгарией.

Если противник всегда желал собрать все имеющиеся в его распоряжении силы в одну массу, то после того, когда его наступление на нашем фронте выдохлось, он, очевидно, стал это считать не только желательным, но прямо необходимым. Поэтому переход Болгарии на сторону немецко-турецкой коалиции совпал как раз с тем моментом, когда австро-германцы особенно ощутительно сознавали необходимость притока свежих сил на их ослабленные главные фронты. С переходом Болгарии на сторону немецко-турецкой коалиции задача соединиться с турками, во имя создания одной общей немецко-болгарско-турецкой массы, в известном отношении упростилась, ибо предстояло только „прорезать" Сербию.

Таким образом операция Макензена на сербском фронте есть, с широкой стратегической точки зрения, не что иное, как „стремление германского генерального штаба к сосредоточению всех сил", имеющихся в его распоряжении, притом к сосредоточению, которое впоследствии, естественно, будет всей массой направлено на тот театр, который противник считает важнейшим, и на котором он будет стремиться к окончательной развязке войны.

Если, с одной стороны, в наступлении Макензена на сербском фронте можно видеть стремление к „сосредоточению всех сил", то, с другой стороны, это же наступление Макензена представляет собою некую важную вспомогательную операцию. Конечно, эта важная вспомогательная операция заключается не столько в том, чтобы „помочь туркам в Дарданеллах" или „сокрушить Сербию", сколько в том, чтобы привлечь на балканский театр возможно больше сил союзников с главных театров. Если мы вспомним еще раз, что „судьбы войны решаются только на одном главном театре", то станет понятным, насколько важно противнику разредить войска союзников на главных театрах, уменьшить там численность этих войск.

Поэтому, предпринимая операцию на Балканах, австро-германцы явно рассчитывают на то, чтобы привлечь возможно больше сил союзников на балканский театр, чтобы этим ослабить силы союзников на главных театрах—нашем и западном и облегчить себе там дальнейшее продвижение.

Таков общий стратегический смысл новой австро-германской операции на Балканах, заключающейся, следовательно:

во-первых, в стремлении германского генерального штаба путем соединения с болгарами и турками пополнить ослабевающие и истощенные австро-германские массы и вообще „сосредоточить в одно целое" все имеющиеся в распоряжении немецкой коалиции силы и,

во-вторых, в стремлении австро-немцев, путем наступления на Балканы, отвлечь туда возможно больше сил союзников с главных фронтов и этим облегчить себе дальнейшее продвижение на этих главных фронтах, на которых, как мы упоминали уже выше, должны решиться судьбы нынешнего мирового столкновения.

Из этого можно видеть, что на долю сербов выпала весьма важная задача, успешное разрешение которой приостановит весьма важные замыслы противника и окажет крупное влияние на ход и результаты мировой войны. Маленькая героическая Сербия, уже однажды разрушившая завоевательные планы австрийского генерального штаба, направленные непосредственно против нее, должна теперь своим героическим сопротивлением оказать важную услугу уже всей нашей коалиции.

Такую же роль по отношению к немецко-турецкой коалиции должны сыграть, по плану германского генерального штаба, болгары, ибо от них немецко-турецкая коалиция требует весьма важной услуги, в виде „прорыва через Сербию" во имя сосредоточения в одну массу всех австро-немецко-турецко - болгарских сил.

Соответственно важности этой задачи, обе коалиции должны были прийти на помощь: наша коалиция — сербам, а  немецкая коалиция — болгарам. Практически это выразилось в том, что австро-немцы двинули две армии Кавеса и Гальвица, под общим начальством Макензена, а союзники высадили десант в Салониках под начальством генералов Сарайли и Гамильтона.

Задачи как у Макензена, так и у англо-французскаго десанта аналогичны. Для того, чтобы это себе уяснить, нужно представить себе, что в стратегическом центре на Балканах находятся две воюющие армии: сербская и болгарская. Силы их, при одинаковом населении в 4,7 миллиона каждой из этих стран, примерно, также одинаковы.

Поэтому Макензен, наступая в Сербию через Дунай, должен оттянуть на себя часть сербских сил, и тогда перед болгарами будет меньше сербских сил, что должно, по плану германского генерального штаба, дать болгарам превосходство и решительный успех. Однако в то же время союзный десант, наступая из Салоникского округа в Болгарию через Струмицу, имеет такую же задачу по отношению к болгарам. Союзный десант также должен оттянуть на себя часть болгарских сил, чтобы перед сербами осталось меньше болгарских войск, ибо тогда сербам легче будет разбить болгар.

Следовательно, в некоем стратегическом центре будут драться две армии -болгарская и сербская, а сзади как бы будут оттаскивать на себя - Макензен часть сербов, а союзный десант часть болгар. Конечно, силы Макензена больше сил союзного десанта, почему он может оттянуть на себя больше сербов, чем союзники на себя болгар. Однако часть болгарских сил оттягивается не только союзным десантом, но еще и нашей угрозой со стороны Черного моря, т.-е. оттягивается в Варну, и, наконец, еще одна часть болгарских сил оттягивается к румынской границе.

При таких условиях, надо считать, что в том стратегическом центре, где произойдет главное столкновение между болгарами и сербами, окажется, примерно, одинаковое количество болгар и сербов—тысяч по 150—200. При таких равных силах судьба сербо-болгарского столкновения сразу разрешит всю сложную стратегическую комбинацию на Балканах. Если победа болгар должна открыть пути на соединение австро-немцев с болгарами и турками, т.-е. привести к решению той важной задачи, которую наметили немцы, то, с другой стороны, победа сербов над болгарами должна вынудить австро-немцев уйти, ибо одни австро-немцы не могут решить задачи на сербском фронте. Одни австро-немцы не могут уделить столько сил для сербского фронта, чтобы сломить и сербскую армию и союзный десант, ибо у австро-немцев слишком много войск требуется для главных фронтов—нашего и французского.

Таким образом мы накануне одного из самых решительных сражений за всю войну. Сражение это должно произойти между сербами и болгарами, т.-е. между двумя сравнительно небольшими армиями, но исход его неминуемо заколеблет в ту или другую сторону положение сторон на главных театрах войны.

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 26 (13) октября 1915 года

Первая мировая война. 27 (14) октября 1915 года

Первая мировая война. 28 (15) октября 1915 года

Первая мировая война. 29 (16) октября 1915 года

Первая мировая война. 30 (17) октября 1915 года

Первая мировая война. 31 (18) октября 1915 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 393 | Добавил: nik191 | Теги: октябрь, война, 1915 г. | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz