nik191 Суббота, 15.05.2021, 11:57
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [921]
Как это было [644]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [231]
Разное [21]
Политика и политики [226]
Старые фото [38]
Разные старости [66]
Мода [315]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [556]
Гражданская война [1129]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [196]
Восстание боксеров в Китае [36]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Январь » 30 » Первая мировая война. 30 (17) января 1916 года
06:09
Первая мировая война. 30 (17) января 1916 года

 

 

 

30 (17) января 1916 года

 

От штаба Верховного Главнокомандующего

17-го января 1916 года.

Западный фронт

На фронте от Рижского залива до района реки Припяти в общем спокойно. Лишь к югу от оз. Бабит значительная партия немцев перешла в наступление на наши окопы, но была отогнана огнем.

К юго-востоку от м. Колки наши разведчики захватили целиком заставу противника; высланная австрийцами поддержка была рассеяна огнем.

На фронте Средней Стрыпы нами обстреляны две батареи противника, причем с воздушного шара были замечены удачные прямые попадания в орудия и зарядные ящики. В том же районе, наши разведчики на большом протяжении разрезали проволочные заграждения противника и вырыли 25 фугасов.

В районе к северо-востоку от Черновиц нами взорван камуфлет, повредивший минные работы противника.

Кавказский фронт

В боях к северу от Эрзерумскаго района наши войска, продвигаясь вперед, захватили в плен партии аскер и 3 пулемета.

В Персии, к югу от Урмийского озера, при преследовании противника взяты пленные, оружие и боевые припасы.

К западу от Хамадана, в районе Кянгавера, нами отбито наступление противника.

При занятии города Султан-Абада наши войска были торжественно встречены далеко за городской чертой населением этого пункта и провинциальными властями.


Северный фронт

17-го января.

Немецкая артиллерия стреляла по Шлоку и открывала оживленный огонь из района южнее оз. Бабит.

Наши окопы у Огера неприятель обстреливал из пулеметов разрывными пулями.

К северу от Поневежской железной дороги и между озерами Медумское и Денмен неприятель открывал сильный артиллерийский огонь.

Западный фронт

17-го января.

Боевых столкновений не было.

Юго-западный фронт

17-го января.

В Галиции, на средней Стрыпе, нашими разведчиками был окружен полевой караул австрийцев. В происшедшей рукопашной схватке часть австрийцев была заколота, остальные взяты в плен.

Кавказский фронт

17-го января.
Наши войска продолжали теснить турок в тортумском и хнысском районах.

 

Высочайше утвержденное 17-го января 1916 года положение Совета Министров о понижении наименьшей меры роста для приема на военную службу

ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, в 17-й день января 1916 года, по положению Совета Министров, Высочайше повелеть соизволил, на основании статьи 87 Основных Государственных Законов (Сб. Зак., т. I, ч. 1, изд. 1906 г.), в изменение и дополнение подлежащих узаконений, на время настоящей войны, постановить:

I.    Наименьшая мера роста для приема на военную службу определяется в 2 аршина н 1 1/2 вершка, при наличии у подвергаемых освидетельствованию или переосвидетельствованию лиц хорошего здоровья и крепкого телосложения.

II.    Означенная в предшедшем (I) отделе мера роста должна применяться при предстоящих приемах новобранцев и ратников ополчения, а также при выполнении Высочайше утвержденного, 18-го ноября 1915 года, положения Совета Министров о поверочном освидетельствовании лиц, признанных совершенно неспособными к военной службе (Собр. Узак., ст. 2521).

 

Военный обзор

На главном русском фронте

Рижский район, согласно сообщения штаба Верховного Главнокомандующего, снова оживился. Возобновилась, сравнительно затихшая на позициях этого района, артиллерийская стрельба, но однако это все же не указывает на возможность скорого развития здесь военных операций.

Толстый слой снега, покрывающий болотистую местность, превратился в воду. Между линиями наших и неприятельских траншей в некоторых местах образовалось настоящее море, почти совершенно парализующее деятельность даже сравнительно мелких разведывательных пехотных частей, которые, казалось бы, могли свободно проникать, не взирая ни на какие серьезные препятствия, в расположение противной стороны для того, чтобы добыть какие-либо ценные сведения или просто захватить контрольного пленного, по которому можно было бы судить о присутствии на боевом фронте той или иной части противника.

Однако, несмотря на отмеченные тяжелые местные условия, вызываемые, главным образом, неожиданным наступлением оттепели, артиллерийская борьба, доходящая до соревнования обеих сторон в искусстве производить друг у друга разрушения, началась и потрясает на большое расстояние, разбросанную в этом районе площадь лесов.

Германские аэропланы, корректировавшие стрельбу своих батарей на Шлокском направлении, в некоторых местах, попутно с выполняемой задачей, практиковались в сбрасывании бомб над линиями наших окопов.

Наша артиллерия в большинстве случаев имеет перевес над артиллерией противника и своими меткими выстрелами производит крупные разрушения в траншеях и проволочных заграждениях противника. Когда наши снаряды попадают в германские окопы, последние быстро разрушаются и их защитники, оставшиеся в живых, прячутся в ближайшем лесу и остаются там до наступления темноты. Ночью противник спешно восстанавливает произведенные нами днем разрушения.

Помимо артиллерийского огня, наши части производят в окопах противника разрушения при помощи ручных гранат, которые за последние месяцы войны приобрели большую симпатию среди пехоты и применяются последнею в очень широком масштабе.
Заметно проявление большой нервности со стороны немцев, которые обеспокоены действием нашей артиллерии, отметившей, например, в районе Плаканена (на реке Иносе, в 12 верстах восточнее Олая и в 20 верстах южнее г. Риги), согласно сообщения штаба Верховного Главнокомандующего, очень удачные попадания.

Наши войска вообще не дают противнику покоя ни днем, ни ночью, постоянно производя нападения на разных участках Рижского укрепленного района. Ночью особенно положение противника становится тревожным и он, освещая беспрестанно поле сражения светящимися ракетами, зачастую открывает усиленную и беспорядочную стрельбу на больших участках боевого фронта. Очень наглядную в этом отношении картину взвинченного нервного настроения германцев рисуют отдельные боевые эпизоды, периодически сообщаемые штабом Верховного Главнокомандующего, указывающие на то, что случаи открытия ружейного и пулеметного огня на широком фронте ночью, даже по одному нашему разведчику, представляются явлением далеко не редким.
Отмечается также, что раньше германцы на Рижском фронте ходили на разведку сравнительно редко, а теперь таковую производят почти каждую ночь.

Все эти факты и отдельные явления, отмечающие особую бдительность противника, проявляемую им на важном фронте Рижского района, указывают, как мы отмечали и раньше на опасение германцев, что на северном фронте мы можем внезапно перейти в наступление и сбить их с важных укрепленных позиций.

Очевидно, что, находясь все время под таким настроением, и, опасаясь за потерю прибалтийского края, германцы не расходуют на этом фронте напрасно своих сил и, сохраняя их до поры до времени, готовятся к очень упорным на берегах Западной Двины боям.

Из того факта, что во время переброски с нашего фронта части своих сил на Балканы, для участия в походе против сербов, германцы, как можно судить по появившимся в то время в нашей и иностранной печати сведениям, не брали вовсе из левофланговых армий фельдмаршала Гинденбурга, оперирующих на Двинском водном рубеже, войсковых частей, можно усмотреть, что на фронт последнего германская главная квартира смотрит с тем же острым вниманием, с каковым она к нему относилась и до начала крупных операций на Балканах.

Не следует упускать из виду и того обстоятельства, что при рассредоточении освободившихся от сербского похода германских сил, некоторая часть, и возможно, что даже меньше 2-х— 3-х дивизий одновременно с отправкой главной массы армий фельдмаршала Макензена на Галицийско-Буковинский фронт, попала на фронт реки Западной Двины.

По этому поводу, недели три тому назад, в одном из обзоров событий на нашем фронте было обращено внимание на то обстоятельство, что, по сведениям нейтральной печати, в г. Радом из Сербии прибыло три германских дивизии, которые возможно, что незаметно и подкрепили полностью наиболее важные участки Рижско-Двинскаго фронта, если, конечно, часть их, что также естественно было бы предполагать, не пошла на усиление германских позиций на Чарторийском фронте (на р. Стыри).

Исходя из изложенного, не будет ошибочным предположить, что на нашем северном фронте за время последних месяцев войны противник не только не ослабил своих сил, но весьма вероятно, что их значительно даже увеличил. Из последнего явления, однако, не следует делать вывода, что противник здесь стал нам более опасным, чем был до сих пор. Оно может лишь служить руководящим указанием на то, что внимание его здесь очень велико и если не направлено пока к агрессивным целям, то, во всяком случае, готово ежеминутно энергично предупредить малейшую нашу попытку к более или менее активным выступлениям.

Вот почему отмеченная выше нервность германцев, вызывающая на рижском фронте сильный артиллерийский огонь и частые полеты воздушных германских эскадрилий, простирающиеся даже и на Двинский укрепленный район, имеет здесь за последнее время широкое проявление. В свою очередь противник стремится бспокоить здесь наши войска бросанием с аэропланов и цеппелинов бомб и применением удушливых газов, выпускаемых им на многих участках северного фронта.

К изложенному необходимо добавить, что большое внимание германцы сейчас уделяют Риге и снова стучатся у Шлок-Туккумского направления, стремясь отвлечь в эту сторону внимание наших войск, чтобы, воспользовавшись малейшей нашей неудачей в этом отношении, броситься вновь на предмостные укрепления Икскюля и Берземюнде и на рукава реки Двины в окрестностях острова Далена. В общем, стратегия и тактика германцев здесь осталась неизменною и они, не взирая на ряд очень для себя тяжелых уроков, полученных в боях под отмеченными выше пунктами, как будто бы готовятся при случае вновь проверить здесь свои силы.

На фронте Двинского укрепленного района германские цеппелины, видимо, как бы приурочивая свои полеты к празднованию германской армией, как отмечает официальное наше сообщение, дня рождения императора Вильгельма, совершают воздушные рейсы в количестве нескольких единиц и разбрасывают обильно бомбы на фронте и в тылу наших боевых позиций. Применение все возрастающего числа цеппелинов на нашем северном фронте направлено опять таки к моральному воздействию на дух защитников наших позиций и, работая в этом направлении с настойчивой энергией, возможно, что германцы к использованию этих излюбленных орудий современной войны будут прибегать все чаще и чаще.

На западном фронте наши союзники к германским цеппелинам присмотрелись и даже вполне применились, встречая зачастую их жестоким и метким артиллерийским огнем. На нашем фронте эти воздушные, дредноуты представляют сравнительно еще новинку, но, надо полагать, что и наши части, нисколько не преувеличивая значения вреда, приносимого любимых детищем германского императора, скоро применятся к способам борьбы против них и также скоро отобьют у противника охоту к дальнейшему увеличению подобных воздушных путешествий в глубину расположения наших боевых районов.

В районе озера Свентена, лежащего к западу от г. Двинска и южнее Поневежской железной дороги, давно затихшие боевые действия вновь возобновились и огнем нашей артиллерии разогнана значительная часть пехоты германцев и повреждены их окопы.
Производившиеся несколько дней тому назад, слабые попытки противника атаковать наши позиции в районе к северу от указанной железной дороги у Тенненфельда, не повторялись. Видимо, противник сам уже начинает сознавать, что его предыдущие атаки в этом районе, известном под общим названием Иллукстского направления, стоившие ему столь тяжелых жертв, вовсе не обещают успеха и посему последние небольшие атаки проведены им были с такою вялостью, что давали основание на них смотреть, как на характер действий, носящих чисто показной вид и дающих представление о проявляемой ими здесь активности.

Южнее Двинского укрепленного района и в боевых линиях западного нашего фронта, штаб Верховного Главнокомандующего последним своим сообщением констатирует полное спокойствие. Противник, сосредоточив свои главные усилия на фланговых фронтах, видимо, сильно ослабил свой центр и, можно думать, что, оставшиеся здесь германо-австрийские дивизии, занятые, главным образом, работами по возведению сильнейших оборонительных линий, растянуты на очень широких позиционных районах, вся сила которых вероятно только и держится на искусстве германцев возводить глубокие укрепленные районы, снабженные бетоном и обильным количеством пушек и пулеметов. Более развитая сеть железных дорог позволяет им держать доступные при этих условиях, резервы в более глубоком их тылу, с чем, чтобы, в момент надобности, перебросить их к любому участку данного фронта, где потребуется поддержка слабых передовых дивизий, несущих в сущности лишь наблюдательную и сторожевую службу.

Нет сомнения, что при последних условиях, весь успех германцев в центре боевого фронта, засчитанный на известную сопротивляемость передовых дивизий, базируется, главным образом, на маневренной способности сравнительно небольших его резервов эшелонированных более или менее равномерно позади за длинной линией его позиций.

В Галиции и Буковине боевые действия не прекращаются и только временами, в периоды передышки между боями, обращаются в столкновения разведывательных частей, которые дерутся с громадным ожесточением, применяя в большом количестве ручные бомбы.

Такие столкновения происходили на берегах Средней Стрыпы, где, к тому же, в ночь на 9-е января наш блиндированный автомобиль, подъехав к проволочным заграждениям противника, по шоссе на город Бучач, и открыв огонь по заставе и по большой партии рабочих противника, нанес им потери и заставил их обратиться в бегство.

Предыдущими боями установлено, что австрийцы, хотя и предполагали возможность начала наступления наших армий на нашем фронте, но, тем не менее, не ожидали, что оно будет настолько упорным, что заставит их на многих участках потерять свои позиции.

По сведениям иностранной печати, можно судить, что наши войска заставили отойти назад части армий генерала Пухало, действующие в районе к северу от среднего течения реки Стрыпы и, благодаря указанному обстоятельству, последняя при этом обнажила левый фланг армии генерала Ботмера, которая также вынуждена была отойти и покинуть часть своих позиций на Стрыпе и понести больше всех остальных австро-германских армий потерь людьми и в материальной части.

Пленные, взятые на этом фронте, утверждают, что организация русских армий и снаряды артиллерии нанесли им громадное поражение. Неудержимый натиск русской пехоты навел на всех панический ужас.

По их словам, если бы не германцы, которые штыками удерживали отступающих австрийцев, положение последних могло бы оказаться более критическим. Потери при этом у противника отмечаются очень большие. Некоторые австрийские полки не досчитывают 3/4 своего боевого состава. Во многих ротах осталось по 25—30 человек.

В Черновицком районе упорная борьба, похожая на позиционную войну, также не прекращается. В районе к северу от Боян наши разведчики ручными гранатами выбили противника из занятых им трех воронок, образовавшихся от взрыва горнов. В виду того, что воронки представляют довольно большие и глубокие ямы, где могли поместиться довольно значительные партии противника, действия наших разведывательных частей надо признать весьма энергичными.

Противник, проявивший стремление атаковать выдвинувшиеся в нашем районе части, был остановлен нашим огнем и отброшен обратно к своим окопам.—Потерпев и в этом направлении неудачу, австро-германцы, после отхода своих партий назад, выпустили против наших окопов удушливые газы.

Появляющиеся разновременно в печати сведения, все с большей настойчивостью отмечают, что удар в Галиции и Буковине нашей армии произвел на наших противников весьма серьезное впечатление и сюда они стягивают все свободные силы со всех доступных для этого фронтов и районов.

Среди доставленных в Киев пленных, взятых у нас на юге в последних боях, обращают на себя внимание германские солдаты, одетые в бельгийскую форму. Это обстоятельство указывает, что противник перебросил сюда даже часть своих сил, действующих на франко-бельгийском фронте.

—«Нам нужно иметь верную карту,—заявляет фельдмаршал Макензен,—и чего бы она не стоила, мы должны на нее пойти».

И эта карта, видимо, ставится Макензеном в Буковине.

Г. Клерже.

 

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 25 (12) января 1916 года

Первая мировая война. 26 (13) января 1916 года

Первая мировая война. 27 (14) января 1916 года

Первая мировая война. 28 (15) января 1916 года

Первая мировая война. 29 (16) января 1916 года

Первая мировая война. 31 (18) января 1916 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 568 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г., война, январь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz