nik191 Среда, 12.05.2021, 22:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Дневник | Регистрация | Вход
» Block title

» Меню сайта

» Категории раздела
Исторические заметки [918]
Как это было [641]
Мои поездки и впечатления [26]
Юмор [9]
События [231]
Разное [21]
Политика и политики [226]
Старые фото [38]
Разные старости [66]
Мода [315]
Полезные советы от наших прапрабабушек [236]
Рецепты от наших прапрабабушек [179]
1-я мировая война [1579]
2-я мировая война [149]
Русско-японская война [5]
Техника первой мировой войны [302]
Революция. 1917 год [773]
Украинизация [556]
Гражданская война [1129]
Брестский мир с Германией [85]
Советско-финская (зимняя) война 1939-1940 годов [86]
Тихий Дон [142]
Англо-бурская война [194]
Восстание боксеров в Китае [34]
Франко-прусская война [116]

» Архив записей

» Block title

» Block title

» Block title

Главная » 2016 » Январь » 29 » Первая мировая война. 29 (16) января 1916 года
07:04
Первая мировая война. 29 (16) января 1916 года

 

 

 

29 (16) января 1916 года

 

От штаба Верховного Главнокомандующего


16-го января 1916 года.

Западный фронт

За истекшие сутки были лишь столкновения в войсках генерала Иванова, где неприятель на фронте средней Стрыпы пытался приближаться к нашим окопам, но всюду был отражен нашим огнем.

Кавказский фронт

В районе озера Тортум-Гель наши части продвигаются вперед.

К северу от хребта Думлу-Даг в районе Эрзерума мы выбили турок из ряда населенных пунктов. Попытка турок продвинуться в Верхне - Пассинскую равнину к востоку от Эрзерума остановлена огнем нашей артиллерии, выехавшей на открытую позицию. Во всех происходящих боях мы захватываем в плен партии турецких аскер.

Преследование турецких войск, занимавших район Хныс-Калы, продолжается. Местами нашим войскам приходится двигаться по двухсаженному снежному покрову.

 

От Штаба Верховного Главнокомандующего

В октябре 1915 года в Штабе Верховного Главнокомандующего были получены нижеследующие сведения.

Шесть наших нижних чинов, бежавших из австрийского плена, показали, что за упорный, несмотря на целый ряд мучений, отказ всей их партии в 500 человек рыть для неприятеля окопы, 1-го июня в дер. Госсензас, на полпути между Инсбруком и Бриксеном, были расстреляны четыре нижних чина. Расстреливала школа кадет. Предназначено к расстрелу было 50 человек. Расстрелянные, по единогласному показанию опрошенных, умерли героями.

Применение австрийцами пыток, по поступившим в Штаб Верховного главнокомандующего сведениям, для принуждения наших солдат к работам, чисто оборонительного характера, нередко в передовой линии, под огнем—явление общее. Делались попытки заставить наших нижних чинов рыть окопы для австрийцев и на нашем фронте, но попытки эти неизменно разбивались о непоколебимую твердость и верность присяге русского солдата.

Затем установлено дополнительно опросом вновь прибывших из австрийского плена наших нижних чинов, что при указанных выше условиях были расстреляны наши нижние чины:

1)    Иван Тимофеев Нищенко, урожен. Херсонской губ., Александровского уезда, Посадо-Прагской волости, посада Прага.
2)    Федор Лунин, уроженец Курской губ., Старооскольского уезда, Скородянской волости.
3)    Иван Катаев, уроженец Воронежской губ., Новохоперского уезда, Верхне-Корганской волости.
4)    Филипп Куликов, уроженец Орловской губ., Дмитровского уезда, Гнездиловской волости.

По показанию одного австрийского дезертира, очевидца расстреляния названных нижних чинов, взвод его был отправлен в Бреннербад для принуждения силою к работам находившихся там русских пленных. В виду отказа последних от работ, были приняты принудительные меры:

20 человек были привязаны к деревьям самым варварским способом; один унтер-офицер—инженер из Москвы был буквально распят: руки его были привязаны над головой, а ступни ног, обращенные к дереву—в расстоянии 25 см. от земли. Через 20 минут он лишился сознания. Через 2 часа все пленные, подвергнутые этим пыткам, были в обморочном состоянии. Некоторые во время пытки умоляли расстрелять их, чтобы положить предел их мучениям. Вся эта работа была выполнена будущими офицерами австрийской армии.

В виду того, что подобный способ убеждения все же не подействовал на остальных пленных, из числа последних пятеро были назначены к расстрелянию. Были вызваны желающие привести приговор в исполнение и так как таковых оказалось весьма много, то среди них сперва были выбраны четыре человека.

Расстреливание происходило при следующих обстоятельствах.    

150 русских пленных были собраны перед служившим им жильем строением, стоящим у дороги, вдоль которой протекает ручеек с перекинутым через него мостиком. Ученики офицерской подготовительной школы построились на три фаса. Присужденных к смерти переводили на другой берег ручейка и здесь четыре ученика, имея дула ружей всего лишь в 10 см. от тела жертвы, двумя выстрелами в голову и двумя в грудь, убивали их наповал.

В виду большого числа учеников, желавших участвовать в расстреливании пленных, последнее было исполнено четырьмя различными очередями, по 4 человека в каждой. Один унтер-офицер (взводный инструктор) особенно просил разрешить и ему приложить свою руку к умерщвлению русских, и просьба его была уважена.

Все расстреливавшие были или немецкой национальности, или уроженцы Тироля.

К выяснению частей войск, в которых служили упомянутые погибшие нижние чины, в целях внесения на страницы истории и этих неведомых героев-мучеников, меры со стороны Штаба Верховного Главнокомандующего приняты.


Северный фронт

16-го января.

Значительных столкновении с противником не было. Лишь к югу от оз. Бабит значительная партия немцев перешла в наступление на наши окопы, но была отогнана огнем.

Западный фронт

16-го января.

Боевых столкновений не было.

Юго-западный фронт

16-го января.

На фронте средней Стрыпы нами обстреляны две батареи противника, причем с воздушного шара были замечены удачные прямые попадания в орудия и зарядные ящики. В том же районе наши разведчики на большом протяжении разрезали проволочные заграждения противника и вырыли 25 фугасов.

В районе к северо-востоку от Черновиц нами взорван камуфлет, повредивший минные работы противника.

Кавказский фронт

16-го января.

Наши разведчики, преследуя отступающих турок, в районе р. Чороха снова захватили пленных аскеров и отбили у противника более 100 голов скота и фураж.

 


Дневник военных действий
К. Шумского

События у Дарданелл

 

На третий день Рождества Христова пришло официальное сообщение командующего английской экспедиционной армией в Дарданеллах генерала Монро о полной эвакуации союзниками Дарданелл. Известие это не было большой неожиданностью прежде всего потому, что этому предшествовали два важных факта, с достаточной определенностью подчеркивавшие, что можно ожидать со дня на день снятия союзниками осады Дарданелл.

Во-первых, около месяца тому назад, в газетах появились сведения о том, что командующий английской экспедиционной армией в Дарданеллах генерал Монро вошел с рапортом, в котором доносил, что в настоящее время, согласно общим стратегическим и политическим условиям обстановки, представляется правильным очистить Дарданеллы.

Английское правительство не признало однако возможным самостоятельно решить этот вопрос и послало предварительно на Ближний Восток фельдмаршала Китченера, которому поручило ознакомиться с положением дела на месте.

Вскоре после этого появилось в газетах известие, что фельдмаршал Китченер якобы высказался против очищения Дарданелл.
Эти известия казались мало правдоподобными уже потому, что обстановка на Балканах требовала сосредоточения сил в одном каком-либо определенном районе, а не разброски их и в Салониках, и в Дарданеллах, и в Албании, что делало союзников равно слабыми повсюду вместо того, чтобы быть сильными в одном месте, где и добиться крупных результатов.

Действительно, вскоре произошло еще одно событие, которое подчеркивало, что английское правительство стало на точку зрения генерала Монро в вопросе эвакуации Дарданелл. Этим событием было очищение побережья бухты Сувлы, где еще недавно союзники с величайшими жертвами произвели высадку и заняли новые позиции, улучшающие их положение на Галлипольском полуострове. Дело в том, что союзники до сих пор вели атаки только в одном районе, а именно, на самой оконечности Галлипольского полуострова у старой разрушенной турецкой батареи Седиль-Бар и у селения Критии. Такое „долбление" в одном пункте имело мало шансов на успех, подобно толканию в одну дверь, ибо у такой „двери" скопляются все силы противника, и сопротивление последнего делается весьма устойчивым.

Атаковать укрепление необходимо всегда на широком фронте, дабы, демонстрируя в разных пунктах, развлечь силы противника и затем неожиданно для него прорваться массой в одном каком-либо пункте. Поэтому союзникам было весьма важно расширить свой фронт в Дарданеллах, и к позициям на оконечности Галлипольского полуострова, у Седиль-Бара и у Критии, они добавили позиции более северные, у бухты Сувлы, заняв их с величайшим героизмом и самопожертвованием.

Очищение союзниками этих важных и необходимых для них позиций у бухты Сувлы, последовавшее еще в средине декабря, показывало, что союзники этим отказываются от активных операций в районе Дарданелл, а, следовательно, намерены, вероятно, очистить Дарданеллы, в силу новых условий стратегической и политической обстановки на Балканах. Поэтому мы и высказали тогда предположение, что предстоит вскоре сосредоточение союзников в одном каком-либо районе Балканского полуострова, вместо разброски сил в трех районах в Салониках, в Дарданеллах и в Албании.

Обращаясь к мотивам, вызвавшим такое мероприятие союзников, установим, что основанием этой меры послужили: во-первых, затруднительность ведения сухопутных операций, опирающихся на море, а, во-вторых, вытекающая из предыдущего необходимость искать сухопутных путей для овладения Дарданеллами, и притом таких путей, которые имели бы базой не море, а определенные сухопутные же районы.

 

 

В ряде статей, напечатанных как на страницах „Нивы", так и в „Литературных приложениях", мы приводили исторические и теоретические данные, опровергающие неверное мнение о том, что десантные операции могут вестись для выполнения крупных задач. Несомненно, что политические и стратегические задачи на Ближнем Востоке, диктуемые самыми жизненными национальными интересами, не могут быть и не будут оставлены в зависимости от того или иного военного события.

То, что жизненно, не может погибнуть от случайных фактов, и, если исторические задачи неудержимо влекут нас к проливам, и если союзники ныне оказывают содействие к разрешению нами этих задач, то это стремление, осуществляемое вооруженной рукой, будет наблюдаться и впредь. Только пути, вместо зыбких, морских, будут избраны твердые и устойчивые—сухопутные.

Вот почему уход союзников из Дарданелл отнюдь не означает нашего отказа от первейших национальных задач по овладению проливами, а означает лишь, что опыт войны еще раз подтвердил невыгодность морских путей для атаки береговых крепостей и вообще для крупных сухопутных наступлений и вместе с тем вынудил союзников искать других путей, ведущих к проливам, но уже сухопутных, при чем задача овладения проливами отнюдь не бросается, а только принимает другие формы.

Действительно, история, как нам уже приходилось упоминать, знает лишь два случая атаки береговых крепостей со стороны моря—взятие египетской крепости Александрии в 1881 году и китайского форта Таку во время китайской войны 1900 года. В первом случае сильный английский флот действовал против устарелой египетской крепости и в течение первого же дня бомбардирования расстрелял все свои снаряды. К вечеру положение, вследствие этого, стало неопределенным, но на другой день утром оказалось, что ночью египтяне бросили форты и убежали.

Второй случай—взятие китайского форта Таку одинаково не может служить примером, подтверждающим выгодность операций со стороны моря. Здесь против неважного китайского форта действовала международная эскадра всех великих держав мира. При этом некоторые суда, как, например, германский корабль „Ильтис" получили серьезные повреждения: В конце концов форт Таку был все же взят, но сухопутными войсками, а именно десантной ротой сибирских стрелков, бывших под командой поручика Станкевича.

Вообще в военной литературе определенно признано, что современные армии, при тех громадных запасах, которых они требуют, могут вести операции, лишь прочно опираясь на свои собственные территории, на свою страну. Если трудно себе представить, чтобы германская армия действовала, опираясь на Австрию, а австрийская, базируясь на Германию, то еще труднее себе представить громадные современные армии, базирующиеся исключительно на хрупкие морские сообщения, имея лишь за тысячу верст позади собственную страну, и это делает десантные операции исключительно трудными, если не невозможными.

Далее, если эти причины вызвали теперь уход союзников из Дарданелл и перенос операций в Салоники, то не меньшую роль сыграла и общая стратегическая обстановка. Нам приходилось подчеркивать, что судьбы Дарданелл, как и судьбы Сербии не столько зависят непосредственно от Дарданелльской и Салоникской операций, сколько от того, кто победит на главном театре, т.-е. на нашем. Можно не взять Дарданелл и победить Австро-Германию, и тогда Дарданеллы, как спелый плод, упадут в руки победителя. И, обратно, можно взять Дарданеллы и проиграть Главную кампанию на главном фронте, и тогда Дарданеллы будут утеряны, ибо диктовать свою волю будет победитель. Вот почему мы говорили, что „Дарданеллы в Германии, а не у проливов".

Одинаково и сейчас Дарданеллы были второстепенным театром по отношению к главному Балканскому театру, каковым был Салоникский район. Кто победит у Салоник и в Македонии и выиграет этим Балканскую войну, тот овладеет этим и Дарданеллами, ибо разбитая Турция будет бессильна их защищать. Поэтому мы должны признать, что, если вообще „Дарданеллы в Германии", то, в частности, для ближайших моментов, „Дарданеллы в Салониках". Надо выиграть кампанию на Балканском театре, и это разрешит все балканские вопросы, включая и Дарданеллы, и Сербию, и отдаленный Египет, связанный также с Балканами.

Поэтому уход союзников из Дарданелл и усиление этими войсками Салоникского десанта представляются шагами по сосредоточению союзных сил в одном пункте, во имя того, чтобы быть сильными при достижении все той же цели -победы на Ближнем Востоке и овладения проливами.

Наш удар между Припятью и Румынией с своей стороны отвлек армию Макензена от Балкан в Буковину и этим дал возможность союзникам, в самый критический для них момент, избежать натиска Макензена, устроиться прочно в Салоникском районе и, наконец, произвести благополучно крайне трудную задачу обратной посадки на суда войск в Дарданеллах под натиском противника.

Несмотря на небольшие тактические успехи, наша операция в Буковине сыграла громадную стратегическую роль, так как положение союзников могло бы быть весьма тяжелым, если бы Макензен продолжал наступление на Салоники.

Таким образом, после ряда некоторых ошибок, союзники ныне исправляют свое положение на Балканах, непрерывно содействуя друг другу.

 

 

Еще по теме:

 

Первая мировая. Сараевское убийство.

Первая мировая война. Австрийский ультиматум Сербии

.............

Первая мировая война. 25 (12) января 1916 года

Первая мировая война. 26 (13) января 1916 года

Первая мировая война. 27 (14) января 1916 года

Первая мировая война. 28 (15) января 1916 года

Первая мировая война. 29 (16) января 1916 года

 

 

Категория: 1-я мировая война | Просмотров: 644 | Добавил: nik191 | Теги: 1916 г., январь, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
» Календарь

» Block title

» Яндекс тИЦ

» Block title

» Block title

» Статистика

» Block title
users online


Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz